Константин Кравцов / Приют оглашенных

Родился 5 декабря 1963 года. Учился в художественном училище в г. Нижнем Тагиле, работал художником-оформителем, журналистом, сторожем, разнорабочим на стройке, дворником. Окончил Литературный институт им. Горького. В 1999 принял священный сан (РПЦ). Автор нескольких книг стихов. Публиковался в журналах «Знамя», «Октябрь», «Интерпооэзия», «Воздух» и др., антологиях «Salt Crystals on an Axe», «Русская поэзия. ХХ век» «Нестоличная литература», «Современная литература народов России» и др. Лауреат Филаретовского конкурса христианской поэзии в Интернете (2003 г.). Лауреат премии "Антология" журнала "Новый мир" и Волошинского конкурса за книгу "На север от скифов".. Живет в Подмосковье.


Поэт-священник

О. Сергию Круглову

Узкий путь и другой путь, 
тоже узкий, 
и один входит в другой, 
как меч в ножны — 
путь священника в путь поэта 
или путь поэта в путь священника — 
не суть важно: путь один, 
одно служение, один Господин — 
поэт и Иерей вовек 
по чину Мельхиседекову


Поэт Анатолий Найман: «Один голос - без восторга, без отчаянья, без надрыва. Кого-то, кто боль не пережил, а продолжает переживать и знает, что будет переживать до самой смерти, и потому не вскрикивает, но, привыкший к ней, звучит спокойно, лишь иногда, по-видимому, в минуту особого ее преодоления, напрягаясь. То есть так, как испокон веку звучала и звучит русская речь: людей, раз и навсегда узнавших, что в России жить - трудно, что жить - вообще трудно, что жизнь - неизбежная трудность».

Последние записи в блоге

Сопротивление и покорность

Дитрих Бонхёффер, священномученик

"Сегодня в крещении ты станешь христианином. Над тобой произнесут все великие древние слова христианского возвещения; на тебе будет исполнено повеление Иисуса Христа крестить народы, а ты ничего из этого не поймешь. Но мы сами снова отброшены к начаткам понимания. Что означает искупление и спасение, второе рождение и Святой Дух, любовь к врагам, крест и воскресение, жизнь во Христе и следование Христу — все это настолько тяжело, настолько далеко от нас, что мы едва осмеливаемся говорить об этом. 

... лишь одной ногой

Из письма Бонхёффера Марии фон Ведемейер:

Я не мыслю у вере, которая оставляет мир, а мыслю о такой вере, которая принимает мир на себя, любит его и сохраняется, несмотря на все страдания, им приносимые. Наша женитьба будет нашим «да» земле Бога. Боюсь, что христиане, которые стоят на этой земле лишь одной ногой, будут и на небесах стоять лишь одной ногой.

Аномальная жара

«Аномальная жара» наводит на мысли о другой возможной жаре, нет? 

Перечитал «Лето в аду» (по другой версии – «Пора в аду», в оригинале – «Une saison en enfer»). Самый убедительный из репортажей. Данте описывает ад извне, здесь он дан изнутри. Клодель, прочитав, обрел утраченную веру. И он, кончено, прав, Клодель: Рембо именно христианский визионер: агностик такого не увидит; ад агностика, боюсь, скучища пренеприличнейшая, мало чем отличающаяся от ада «доброго христианина», навсегда перепутавшего манну небесную с манной кашей.


Погружение

Жара, уже ставшая притчей во языцех, а также два поступивших почти одновременно предложения поучаствовать в двух антологиях северной поэзии (одна выйдет здесь, другая в США, переводы) заставили снова переписать старые тексты. Получилась скорее поэма, чем цикл. Такой коктейль со льдом... :

«Смоковница» Сергея Стратановского

Смоковниц в Евангелии, как известно, две: проклятая Христом и другая, из притчи, тоже бесплодная, но та, вопрос о которой остается открытым, та, которую Хозяин любовно обкладывает навозом в надежде на плоды. Стратановский имеет ввиду и ту, и другую, хотя в стихотворении, давшем название книге, речь идет о первой, проклятой:

Бог есть Агапе

Бог есть Агапе. В греческом, кстати, нет, насколько я знаю, эквивалента русскому «любовь»: есть эрос, филия и Агапе – то, что у нас называется, соответственно, страстью, симпатией и дружбой. Так вот, Бог есть Дружба, если перевести дословно. И это, что называется, много объясняет. Точней – проясняет, избавляет от тумана (романтического флера).

Всех Святых

Завтра день всех тех, через кого продолжается в истории дело Христа – дело созидания Царства Бога. И я, Иоанн. Увидел святой город Иерусалим, новый, сходящий от Бога с неба, приготовленный как невеста, украшенная для мужа своего. И услышал я громкий голос с неба, говорящий: се, скиния Бога с человеками, и Он будет обитать с ними; они будут Его народом, и Сам Бог с ними будет Богом их. И отрет Бог всякую слезу с очей их, и смерти не будет уже; ни плача, ни вопля, ни болезни уже не будет, ибо прежнее прошло… Улица города – чистое золото, как прозрачное стекло. Храма же я не видел в нем, ибо Господь Бог Вседержитель – храм его, и Агнец. И город не имеет нужды ни в солнце, ни в луне для освещения своего, ибо слава Божия осветила его, и светильник его – Агнец. Спасенные народы будут ходить во свете его, и цари земные принесут в него славу и честь свою. Ворота его не будут запираться днем; а ночи там не будет. И принесут в него славу и честь народов. И не войдете в него ничто нечистое и никто преданный мерзости и лжи, а только те, которые написаны у Агнца в книге жизни.

Церковь и ее двойник

Читая Сергея Фуделя

Николай Бердяев когда-то назвал Алексея Хомякова, родоначальника славянофилов, рыцарем Церкви. Им же, рыцарем русской Церкви в ХХ веке, без сомнения, может быть назван Сергей Иосифович Фудель. Кстати, говоря об этом редчайшем рыцарстве, датский философ Сирен Кьеркегор, утверждал, что рыцарь веры по своему онтологическому статусу выше художника, выше философа. Так вот, Сергей Фудель – тот уникальный случай, когда рыцарь Церкви, художник и философ соединились в одном лице. 

Лирика, голос

Это название новой книжки Маши Степановой. Получил в подарок от автора, прочитал и думаю: собственно, духовная поэзия – вот она. Духовная поэзия – это слова Духа, несущие радость, кротость, мир и далее по списку. Очень легко запоминающееся определение, по-моему. И критерий достаточно четкий. Этого особого рода мастерство, если вести речь говорить о мастерстве (а от разговора о нем не уйти, если говорить о поэзии всерьез) – оно сродни игре, но не постмодернистской, а детской: увлеченной, самозабвенной и на полном серьезе, как могут играть только дети. Дети, играющие с Отцом в Его Царстве, радуясь и радуя всех тех, кто способен радоваться (кто не убил в себе эту способность, поверив бесам, что главное в духовной жизни – это страх, а говоря о детях, не став которыми не войти в Царство, Спаситель имел ввиду слабоумных святош).

Фомина неделя

Тема Фоминой недели – неверие в воскресение. Не только Фома, но и другие ученики не поверили женам мироносицам, восприняли их слова как бред (согласно синодальному переводу, как «пустые слова»). И это понятно. Представьте себя на их месте. Представьте, что на третий день после похорон к вам в дом вбегает ваша знакомая и уверяет, что покойник жив и она только что его видела. Галлюцинация, что же еще. Вполне закономерная и, пожалуй, неизбежная для пылкой женщины, пошедшей за Тем, в Ком видели Мессию, Царя Израилева, ради Кого они, Его ученики, оставили все и вот оказалось, что Он никакой не Мессия, а скорей всего сумасшедший, как и говорили фарисеи. Если же это так (а так, если верить Писанию, где прямо сказано «проклят всякий, висящий на древе»), то и мужская психика, мужской ум перед фактом такого чудовищного крушения всех надежд, всех представлений о Боге и мире, о добре и зле оказываются у опасной черты, за которой – мрак безумия, возможно, самоубийство, уже совершенное Иудой.

1 ... 6 7 8 9 10 ... 12

Популярное в разделе «Авторские колонки»