Константин Кравцов / Приют оглашенных

Родился 5 декабря 1963 года. Учился в художественном училище в г. Нижнем Тагиле, работал художником-оформителем, журналистом, сторожем, разнорабочим на стройке, дворником. Окончил Литературный институт им. Горького. В 1999 принял священный сан (РПЦ). Автор нескольких книг стихов. Публиковался в журналах «Знамя», «Октябрь», «Интерпооэзия», «Воздух» и др., антологиях «Salt Crystals on an Axe», «Русская поэзия. ХХ век» «Нестоличная литература», «Современная литература народов России» и др. Лауреат Филаретовского конкурса христианской поэзии в Интернете (2003 г.). Лауреат премии "Антология" журнала "Новый мир" и Волошинского конкурса за книгу "На север от скифов".. Живет в Подмосковье.


Поэт-священник

О. Сергию Круглову

Узкий путь и другой путь, 
тоже узкий, 
и один входит в другой, 
как меч в ножны — 
путь священника в путь поэта 
или путь поэта в путь священника — 
не суть важно: путь один, 
одно служение, один Господин — 
поэт и Иерей вовек 
по чину Мельхиседекову


Поэт Анатолий Найман: «Один голос - без восторга, без отчаянья, без надрыва. Кого-то, кто боль не пережил, а продолжает переживать и знает, что будет переживать до самой смерти, и потому не вскрикивает, но, привыкший к ней, звучит спокойно, лишь иногда, по-видимому, в минуту особого ее преодоления, напрягаясь. То есть так, как испокон веку звучала и звучит русская речь: людей, раз и навсегда узнавших, что в России жить - трудно, что жить - вообще трудно, что жизнь - неизбежная трудность».

Последние записи в блоге

Врачевание руин

Представьте себе глухомань, скажем, в Костромской области, мертвую или полумертвую деревню, заросшее кладбище и руины храма, в котороый вы попадаете, преодолев заросли крапивы через пролом в стене и вдруг видите в алтаре сооруженный на скорую руку маленький престол, лампаду, икону - все чисто, готово к Литургии, которую здесь неведомо кто и когда служит неведомо для кого. Хотя - почему ведомо? Ведомо...

Таинство брака?

Нашел у Юлиуса Эволы: 

...Необходимо напомнить, что представление о браке как об обряде и таинстве, откуда и возникло требование его нерасторжимости, в истории Церкви возникло довольно поздно, не ранее XII века, а необходимость религиозного освящения супружеского союза, должного быть чем-то большим, чем обычное сожительство, была провозглашена ещё позднее на Тридентском Соборе (1563 г.).

Сан Марко

Йейтс написал в свое время «Путешествие в Византию», которую, разумеется, не найти на ее исторической территории. Культура единого христианского мира, вытесненная, замененная так называемым Возрождением с его культом плоти и крылатыми пупсиками сохранилась лишь в Италии. Собственно, Возрождение, конечно, никакое не возрождение чего-то, а смена парадигмы, начало отхода от христианского миропонимания, выразившего себя в великой культуре Средневековья (еще один поздний термин прогрессистов). 

Перемена ума

Ну и главное.  Процесс написания стихотворения - это акт покаяния в изначальном смысле слова, сиречь метанойи - перемены ума. Исправление прошлого через претворения его в устойчивую форму. Кстати, о форме. Форма - латинское понятие. Его греческий эквивалент - Морфа. С прописной буквы - потому что это имя собственное: одно из имен Афродиты, несулчайно возникающей в результате жертвоприношения. а именно- кастрации. Кастрации Урана (Неба) Кроном (Временем) из пены морской - спущенной в воду пущенной по воде) божественной спермы - семени, семенных логосов... Морфа (Афродита) - это имя (внутренняя сущность) Красоты-Любви-и-Смерти, связующей, по мнению греков, всей эйдосы (семенные логосы) мироздания, все корни вещей. Имя космической силы, что, по Проклу, "души, ведомые ввысь, сближает с прекрасным. Ведомые ввысь, т.е. за космические границы. 

Еще о Страшном...

... и - о поэзии

Вообще-то не так уж трудно, если задуматься, понять, где и с кем ты будешь там. Хорошее подспорье в этом Дантовская Комедия. Безумный неофит, я читал ее дочери, когда той было лет, но это безумие в результате себя оправдало: дочь выросла не дурой и то, что жизнь ей заменяют книги… С другой стороны, познание и есть жизнь. Невежество – смерть души. И почти гарантия, что место ее в том болоте, в том дерьме, где уныло коротают вечность не заслуживающие слов: взглянул – и мимо, как перевел Лозинский.  

О поэзии (2)

…собственно, Орфей не мог не спуститься в Аид, не усмирить и не умилить, а тем самым обезоружить охрану своей игрой. Но ушел ни с чем, в отличие от другого Орфея, не просто туда проникшего, но и потоптавшегося всласть на рухнувших медных вратах. Он вывел и Эвредику, и всех остальных. И после этого путь поэта – это следование именно за этим Новым Орфеем: натиск и взлом, а не стенания о несовершенстве мира, не комбинирование смыслов ради неожиданности комбинации (хотя и то, и другое - компоненты пения, как и все вообще).

О поэзии

Что еще было читать летом пожаров, как не «Лето в аду» (один из вариантов перевода названия последнего, что написал Рембо – «Une saison en enfer»; обычно – «Пора в аду»)? И стало вдруг совершенно ясно, почему этот юный бомж, которого то и дело отправляли в обезьянник за бродяжничество, этот создатель поэзии («любовь нужно выдумать заново») в том виде в каком мы ее знаем (и уже не представляем в другом), покончил с ней (поэзией) раз и навсегда. И стал из поэта сначала контрактником, завербовавшимся в Чечню (у нас это была б Чечня), а потом, дезертировав, негоциантом, торгашом в Африке (ходили слухи, что он даже работорговлей не брезговал, но это вряд ли). Короче, быть кем угодно – только не так называемым «поэтом». Почему? 

Записки на небо

Святая Блаженная Ксения Петербуржская. Нет в наши дни в России уголка, где бы имя ее не было известно. Безусловно, она одна из самых почитаемых русских святых. Так у нас любят, пожалуй, только святителя Николая Чудотворца и преподобного Серафима Саровского. Любят верующие и не верующие, столица и деревня-непролаз, куда днем с огнем «Скорая помощь» не проедет, только скорая помощница Матушка Ксения посетит. Своя она, родная. Хиппи и словоохотливые из бомжей подчеркнут при случае духовное свое родство с петербуржской странницей, сорокапятилетнее скитание которой, очевидно, придает им достоинства в собственных глазах. Даже трансвеститы, не к ночи будь помянуты, считают святую Христа ради юродивую Ксению и своей заступницей перед Богом, вольно интерпретируя в свою пользу тот факт, что носила же юродивая одежду покойного супруга Андрея Федоровича Петрова, называла же себя его именем, уверяя родственников и знакомых: «Он, родимый, жив и здоров, а я, раба Божия Ксения, умерла». Каждый человек, какой бы печальной изнанкой не было вывернуто его естество и душа, нуждается в надежде, что услышат его и простят, и судить его не нам, а нашим святым. 

О прощении

Тему сегодняшней передачи мне подсказала запись в Живом журнале отца Сергия Круглова. Он пишет: «Врач-гинеколог (женщина еще молодая, очень больна, из дома не выходит, к исповеди приступила впервые), говорит робко:  

– У врачей считается, поверье такое есть, что из всех специалистов - акушерам-гинекологам никогда НЕ ПРОСТИТСЯ.... Кем не простится-то? – задается вопросом священник – Министерством здравоохранения?!» И далее: «Конечно, нам так трудно бывает ПРИНЯТЬ от Бога прощение....мы ведь сами-то прощать не умеем, да и не хотим чаще всего.... А как "начать хотеть"?...вот вопрос. Не знаю...Мне думается: пока не получишь от Бога прощения - сам прощать не научишься. Пока Его любви не вкусишь - своя не появится.... (так и просятся на память слова: "Кому мало прощается - тот мало любит", - просятся-то просятся, да вот только что они означают?...тайна»...  

Претворение зла в святость

Покаяние в иудейской традиции

– Порождения ехидны! – говорил Иоанн Креститель приходившим к нему на Иордан иудеям, – Кто внушил вам бежать вам от будущего гнева?

День гнева, день Суда, день воцарения Бога над Израилем и всем миром. В христианской терминологии – Страшный Суд. Иоанн самой своей акцией возвещал, что он вот-вот наступит и разве он не наступил для Израиля? Иерусалим был сожжен, распахан и засеян солью, вдоль всех дорог высились распятья, иудеи были и выселены со своей земли и сама их страна переименована – с тех пор она и называется Палестиной. И разве Бог Израиля в лице Иисуса не воцарился над миром? История на этом не закончилась, но что больше – история, которую заносят в анналы Иосиф Флавий и Тацит или история одной человеческой жизни? Согласно Евангелию, душа – жизнь – человека для Бога важней всего мира, а значит и история одного человека ничуть не менее значима, чем история человечества. Страшный суд, конец света? Для кого-то он наступит завтра, для кого-то через 10, 20 лет. И с чем, а точней – какими мы предстанем перед Творцом? С каким лицом? С каким сердцем?

1 ... 4 5 6 7 8 ... 12

Популярное в разделе «Авторские колонки»