Константин Кравцов / Приют оглашенных

Родился 5 декабря 1963 года. Учился в художественном училище в г. Нижнем Тагиле, работал художником-оформителем, журналистом, сторожем, разнорабочим на стройке, дворником. Окончил Литературный институт им. Горького. В 1999 принял священный сан (РПЦ). Автор нескольких книг стихов. Публиковался в журналах «Знамя», «Октябрь», «Интерпооэзия», «Воздух» и др., антологиях «Salt Crystals on an Axe», «Русская поэзия. ХХ век» «Нестоличная литература», «Современная литература народов России» и др. Лауреат Филаретовского конкурса христианской поэзии в Интернете (2003 г.). Лауреат премии "Антология" журнала "Новый мир" и Волошинского конкурса за книгу "На север от скифов".. Живет в Подмосковье.


Поэт-священник

О. Сергию Круглову

Узкий путь и другой путь, 
тоже узкий, 
и один входит в другой, 
как меч в ножны — 
путь священника в путь поэта 
или путь поэта в путь священника — 
не суть важно: путь один, 
одно служение, один Господин — 
поэт и Иерей вовек 
по чину Мельхиседекову


Поэт Анатолий Найман: «Один голос - без восторга, без отчаянья, без надрыва. Кого-то, кто боль не пережил, а продолжает переживать и знает, что будет переживать до самой смерти, и потому не вскрикивает, но, привыкший к ней, звучит спокойно, лишь иногда, по-видимому, в минуту особого ее преодоления, напрягаясь. То есть так, как испокон веку звучала и звучит русская речь: людей, раз и навсегда узнавших, что в России жить - трудно, что жить - вообще трудно, что жизнь - неизбежная трудность».

Последние записи в блоге

Поэзия и спасение

Общеизвестно, что условием спасения является исполнение заповедей, которые, по словам Христа, сводятся к двум: заповеди о любви к Богу и любви к ближнему как к самому себе. Известно также из Нового завета что невозможно любить Бога, Которого не видишь, не любя ближнего, которого видишь. Но можно ли любить ближнего, не любя Бога? Если да, то едва ли той любовью, что нам заповедана. А заповедана нам не только «человеческая, слишком человеческая» любовью к «земному», но и любовь к «небесному». Однако можно ли обязать, заставить любить? Возможно ли любить только потому, что так предписано? А не выполнив предписания – не спасешься… Но что значит спастись? Не очевидно ли, что сама любовь – к Творцу и творению – и есть спасение? Итак, любящий – спасен. Как быть с нелюбящим? Понятно, что вопрос о спасении в этом случае сводится к вопросу как научиться любить. Так как же научиться?

А вообще...

Одинаково глупо (выражаясь мягко) как обожествлять власть, сливаясь в вое восторга и уливаясь слазами счастья (Гитлер, Сталин), так и крыть ее на чем свет стоит. Власть - ну что власть? Кстати, тем, кто напомнит, что нет власти не от Бога (об этом я уже писал), я бы напомнил, что, согласно Евангелию, любая власть - от дьявола: "и возведя Его на высокую гору, диавол показал Ему все царства вселенной во мгновение времени. И сказал Ему диавол: Тебе дам власть над всеми сими царствами и славу их; ИБО ОНА ПРЕДАНА МНЕ, И Я, КОМУ ХОЧУ, ДАЮ ЕЕ - Лк. 4, 5-6.

Национализм и космополитизм

Для того, чтобы властвовать, как поняли еще древние, необходимо разделять. На черное и белое, иначе не поймут. Но если говорить о способности мыслить, то относится ли к ней нехитрая и общепринятая привычка противопоставлять одно другому, одних другим ("хороших" - "плохим")? Т.е. принимать общепринятые клише?

Память св. ап. Андрея Превозванного
Во-первых - с праздником!

Во-вторых - ко всему сказанному в эти дни. Все, как один (и я в том числе) говорят об отсутствии альтернативы "жуликам и ворам". Но альтернатива есть всегда, просто видна не всегда. Собственно, здесь она напрашивается сама собой - не жулики и не воры. Но проблема в том, что такие слова как "честность", "честь" и синонимичное "благородство" давно перешли в разряд архаизмов: за ними уже не стоит тех реалий, которые они обозначали. Или нас успели убедить, что не стоит и не может стоять.

"Жара" Александра Архангельского
Наконец-то появилось христианское документальное кино - не тошнотворный елейный и/или идеологический агитпроп, а искусство: умное, тонкое, правдивое...

Ностальгия по Совку как по времени катакомб, т.е. - аутентичного христианства. Сейчас стать христианином намного труднее (мне кажется). Вообще христианство - это "тайная свобода" или это - не христианство (христианство выродившееся или вырождающееся). А тайная свобода - всегда оппозиция.

«Песчинок произвольный бег»

«Песок» – так называется поэтическая книга Юлианы Новиковой, представленная автором в клубе «Билингва» 28 сентября. Это вторая книга поэта после почти двадцатипятилетнего перерыва (первая – «По первому снегу» – вышла в 1987-м, в год поступления Юлианы в Литинститут). Песок – это и время в песочных часах (то он как водица струится, / то ухнет в бездонную тьму), и образ мира в текущем (ткущемся) узоре ассоциаций, которые, как и время, поэт стремится задержать, удерживая в складках платья песчинок произвольный бег, шум мачты, парусов объятья, а еще – разрушительная, погребающая все в себе, под собой, стихия сродни державинской «реке времен»: не укрыться под шляпой из фетра /от песка, от дождя, от огня / от великого желтого ветра, / что терзает тебя и меня.

Школа радикального мракобесия

Есть такое понятие «просвещенный консерватизм». Но что это как не противоречие в терминах? Консервировать можно только что-то мертвое, какие-то останки, тогда как просвещенность – если понимать ее в традиционном ключе как просвещенность свыше – есть – есть всегда живой, динамичный контакт с Источником жизни, который в принципе, по определению, не может быть ни законсервирован, ни зарезервирован за кем-то или за чем-то. То же самое касается традиции, понимаемой как консервация чего-то отжившего, тогда как традиция – это процесс передачи того, что, например, Г. Иванов назвал как-то применительно к поэзии «неугасимым светом» и «драгоценным знанием»:

Врачевание руин

Представьте себе глухомань, скажем, в Костромской области, мертвую или полумертвую деревню, заросшее кладбище и руины храма, в котороый вы попадаете, преодолев заросли крапивы через пролом в стене и вдруг видите в алтаре сооруженный на скорую руку маленький престол, лампаду, икону - все чисто, готово к Литургии, которую здесь неведомо кто и когда служит неведомо для кого. Хотя - почему ведомо? Ведомо...

Таинство брака?

Нашел у Юлиуса Эволы: 

...Необходимо напомнить, что представление о браке как об обряде и таинстве, откуда и возникло требование его нерасторжимости, в истории Церкви возникло довольно поздно, не ранее XII века, а необходимость религиозного освящения супружеского союза, должного быть чем-то большим, чем обычное сожительство, была провозглашена ещё позднее на Тридентском Соборе (1563 г.).

Сан Марко

Йейтс написал в свое время «Путешествие в Византию», которую, разумеется, не найти на ее исторической территории. Культура единого христианского мира, вытесненная, замененная так называемым Возрождением с его культом плоти и крылатыми пупсиками сохранилась лишь в Италии. Собственно, Возрождение, конечно, никакое не возрождение чего-то, а смена парадигмы, начало отхода от христианского миропонимания, выразившего себя в великой культуре Средневековья (еще один поздний термин прогрессистов). 

1 ... 3 4 5 6 7 ... 12

Популярное в разделе «Авторские колонки»