Самая необычная церковь Ярославля (Ильинско-Тихоновский храм)

Ильинско-Тихоновский храм выбивается из ансамбля церквей Волжской набережной. Слишком необычен для здешних мест его облик – ни дать ни взять римский Пантеон.
Сейчас в уникальном ярославском храме располагаются реставрационные мастерские.

Благословлен мудрым

Ильинско-Тихоновская церковь считается историками самой древней церковью Ярославля. Как повествует «Сказание о построении града Ярославля», в 1010 году Ярослав поборол лютого зверя и «насельников» Медвежьего угла и решил закрепить победу меча крестом. Для этого вынес Ярослав на следующее утро из шатра икону Богоматери, поставил на берегу Волги и повелел строить в этом месте церковь пророка Илии и «град созидати».
Почему именно Ильи? Да потому, что в этот день, 2 августа, Ярослав Мудрый и победил «зверя», хотя, вполне возможно, назвал князь церковь, вспоминая своего первородного сына Илию.

Храм-«бюджетник»

На протяжении многих веков деревянная Ильинско-Тихоновская церковь горела, разрушалась и возрождалась на том же самом месте вновь и вновь, не меняя первоначального облика. В отличие от многих богатых городских церквей, а зажиточные ярославцы любили строить, «чтоб было не хуже, чем у соседа», Ильинско-Тихоновский храм был более чем скромным. 
Судя по раннему описанию церкви, она была покрыта «дранью», глава – черепицей. И хоть находилось на колокольне целых шесть колоколов, размеров они были, прямо скажем, не ахти. Самый большой – 30 пудов, это около 500 килограммов.
А все потому, что Ильинско-Тихоновский храм имел малочисленную паству. В 1731 году, например, в церковь ходило всего 100 человек, для «солидности» к ним даже приписали вольнонаемную пожарную дружину. Вот так и получилось, что Ильинско-Тихоновский храм, один из немногих в Ярославле храмов, был «ружным», то есть живущим на «ругу» – ежегодное содержание казны. На содержание храма из таможенных доходов государство тратило аж 10 рублей в год.


Ильинско-Тихоновская церковь. Фото 1910-х годов.

Помощь водочного короля

Положение несколько изменилось в середине XIX века, когда общественность решила заново отстроить Ильинско-Тихоновский храм. Активное участие в возрождении первой ярославской церкви принял статский советник Михаил Алексеевич Ленивцев. Он воззвал к совести и мошне прихожан, сделав первое пожертвование в пользу храма-«бюджетника». Взялись за дело дружно, но по старой русской традиции строительство застопорилось из-за нехватки средств.
Очередной жертвователь появился лишь через несколько лет – бывший содержатель ярославского «питейного откупа», а ныне петербургский купец первой гильдии Отрыганьев.
Завершили строительство Ильинско-Тихоновского храма лишь через несколько лет. Один из престолов церкви освятили в честь очень почитаемой в Ярославле святой – Ярославской Богоматери. Случай уникальный – больше на территории области не существует подобных престолов.
Другой престол хотели освятить в честь святых Бориса и Глеба – в Ильинскую церковь принесли иконостас из упраздненной церкви Бориса и Глеба, не пропадать же добру. Но что-то не срослось.

Неудавшийся музей

«Не срослось» с этим храмом и у большевиков. В 1924 году у городских властей родилась идея открыть в храме дом-музей Ленина. 
Архитектор Князев, которому доверили проектировать культовое сооружение победившего социализма, писал: «Это почти гражданское строение, очень величественное и красивое, вполне отвечает назначению для устройства в нем музея». На первом этаже планировалось разместить партийный архив и комнаты для научных занятий, на втором – музей-пантеон, посвященный вождю. Фронтоны и ниши фасадов должны были быть украшены революционными фигурами. Но музея не получилось. 

Некоторые историки говорят, что произошло это из-за того, что московское руководство посчитало Ярославль, «осквернивший» себя белогвардейским мятежом, недостойным музея вождя. Другие предполагают, что, как в старые добрые времена, не хватило денег.

Родной город

Поделиться
Комментировать