И храм красоты удивительной...

В Ярославской области с её древнейшими городами с тысячелетней историей, со старинными сёлами, великое множество самобытных памятников архитектуры, истории, живописи и природы. У нас насчитывается 4700 памятников архитектуры и истории, из которых 590 – федерального уровня, 1000 – регионального, 38 – муниципального, 3000 – выявленные памятники.

Большое количество и разнообразие памятников – это наше огромное богатство, бесценное достояние, наша тихая гордость. Счастье, что мы живём в таком месте, в такой замечательной среде, которая связывает нас с прошлым, с нашей историей и предками, так что становится невозможно уже представить себе жизнь вне этой исторической среды.

Известно, как страдают жители вновь созданных молодых городов от отсутствия старинных ценностей, глубокой истории. Для выхода из этого положения в таких городах, как, например Тында, сразу начинали создавать свои памятники, свои музеи, куда попадали первые колышки и палатки, вагончики и многие вещи первопроходцев. Так люди везде хотят сохранить память даже о недавнем прошлом, потому что это им позарез необходимо. А у нас есть потрясающие исторические, архитектурные, культурные ценности, только береги, храни и приумножай.

Возрождение храмов и монастырей, которое происходит на наших глазах, радует не только людей верующих, но и тех, кому дороги наша история, русская архитектура, обычаи народа. Действительно, произошло как чудо возрождение в сравнительно короткий срок большинства монастырей земли Ярославской, среди которых Толгский монастырь, переславские монастыри – Данилов-ский, Фёдоровский, Никольский и Никитский, угличский Алексеевский монастырь, Николо-Сольбинский монастырь и многие другие. И все они возродились из полуразрушенного или даже руинированного состояния в основном на средства меценатов.

Что касается восстановления сельских церквей, то и здесь происходят заметные и удивительные сдвиги. Радует то, что находятся люди, вкладывающие немалые деньги в реставрацию церквей, рассматривая их восстановление как основу для возрождения деревенской жизни. Так возрождаются церкви в сёлах Бурмакине, Сарафонове, Угодичи, Гавшинке и многих-многих других местах. В последнее время некоторые монастыри, отстроившись и окрепнув, стали реставрировать сельские церкви.

Два года назад в «Северном крае» была опубликована статья о плачевном состоянии Казанской церкви в селе Осеневе. А сегодня на этой церкви установлена центральная глава и выполнено восстановление каменных стен. Работают там люди из переславского Никитского монастыря. Настоятель этого монастыря архимандрит Димитрий пояснил, что братия восстановила несколько сельских храмов и сейчас на некоторых работает, их число приближается к тридцати. И это делается на монастырские деньги.

Нам есть что беречь в Великом, Толбухине, Вятском, Середе, Большом Селе, Курбе, Ильинском, Некрасовском, Пречистом, Некоузе. Каждое из этих поселений прекрасно, в чём-то неповторимо. Достаточно сказать, что в селе Великом насчитывается около двухсот памятников, которыми жители не без основания гордятся. Нужно признать, что состояние памятников в последние годы заметно улучшается. Поразительно преобразилось село Вятское, там появился какой-то лоск, даже в некоторых местах столичный блеск, может быть, и несколько излишний для старинного села. Тем не менее изменения в его облике и открытие профессиональных музеев впечатляют.

Поразительный пример отношения к сохранению созданного предыдущими поколениями в Ярославле показывает перепланировка города, проведённая по регулярному плану XVIII века. Она была проведена с учётом максимального сохранения древних сооружений, когда изысканные старинные храмы органично вписались в городскую среду, и при этом удалось сохранить всю каменную застройку города. Проектом строго регламентировалась высотность зданий, определены места, где должно быть построено два этажа, где три. Там же предписывалось крыши крыть на каменных домах только железом и черепицей. В результате осуществления того плана мы и имеем красивейший, гармонично сложившийся старый город.

Цельный архитектурный облик центральной части города, свойственный XIX веку, позволил включить его в Список всемирного наследия ЮНЕСКО. Разрешение приобретать памятники в собственность и брать в долгосрочную аренду благотворно сказалось на внешнем облике отдельных зданий и всего города, и это позволило провести реставрацию многих запущенных особняков и усадеб.

Наряду с явными успехами в деле возрождения и сохранения памятников мы видим и безразличное, а то и варвар­ское отношение к нашему наследию. Существует у некоторых людей мнение, что памятников слишком много и их число нужно в несколько раз сократить, а также резко уменьшить количество охранных зон. Якобы это всё сильно мешает развитию города. Бывает, что некоторые собственники меняют облик памятников, приспосабливая их под свои нужды, пристраивают дополнительно помещения, надстраивают этажи, разбирают стены, оконные проёмы, а то и разрушают здания до основания. Однако не приходилось слышать, чтобы кто-то понёс за эти действия наказание. Мы знаем также, что какими-то путями добиваются разрешения на строительство там, где ничего строить нельзя.

Каждая эпоха, в том числе и наша, создаёт новые, характерные для неё памятники, а потомки выберут, что из сотворённого сегодня нужно будет хранить века.

Северный край

Поделиться
Комментировать