Манифест тупого быдла

Да, я тупое быдло.
Которое не видит зла. Которое, видимо, права и свободы променяло на кусок прошутто и на кружевные трусы.

Потому что мне не нравятся фильмы Звягинцева. Потому что я не считаю, что это правда о России.


История с общественным мнением в том, что ты либо считаешь, что Россия – вот такая, как в кино – омерзительная и злая, “мы все обречены”, либо ты (см. выше) тупое быдло (или тебя купил кровавый режим)


Не то чтобы в этом мнении или в картинах Звягинцева появилось нечто новое. Все это мы проходили, когда вышел “Левиафан” – оригинальный американский сюжет лучше прижился в России, потому как состояние ума “мрак и безысходность” тут у нас цветут и пахнут до головной боли.

Сегодня новость лишь в том, что первый раз стало заметно, как действительность “мыслящих людей” отличается от того, что видят “обычные люди”.

Вот есть текст, он про фильм, он печальный и восторженный – мол, грустно признавать, но все так и есть… И есть комментарии (ботов и квасных патриотов сразу вычеркиваем) – они раздраженные и протестующие. Люди не понимают, отчего их заставляют думать, что их окружает именно такая унылая и беспощадная реальность.


Один ресурс сделал подборку кино “отражающего российскую реальность”. Там вповалку от 1982 года до наших дней. Русское кино о современности – только жесть, только хардкор. Мы живем в Аду, да. Все уроды. Генетический мусор. Власть – вурдалаки. Народ – чмо


Там есть фильм о сталинских временах “Хрусталев, машину!”. И вот здесь надо остановиться и понять огромную разницу. Во времена тирании Иосифа Сталина, человека больного и безумного, уничтожившего так или иначе треть страны, зло было рядом с каждым. Оно было в каждом доме – в квартире знатного чиновника в доме на набережной, в подвале дворника, в комнатушке обычного клерка, в трех комнатах в Лаврушинском придворного литератора. Любой мог завтра оказаться в Гулаге. Зло никого не избегало, зло парализовало страхом и уничтожало случайно, бесчеловечно. Не надо было даже быть евреем или поляком – ты мог быть доктором Менгеле или Геббельсом, но зло до тебя бы добралось.

Сейчас мы, может, имеем странный пост-ссср, странную власть, странные отношения между нами и властью, но зло совсем не в каждом доме.

Наша обычная жизнь, вот личная рутина – она очень симпатичная. Мы не боимся. Мы веселимся. Мы занимаемся своими делами, путешествуем, воплощаем свои мечты, читаем те книги, которые пожелаем (надо напоминать, что до 1986 года это было невозможно?), говорим, что хотим, пишем в социальных сетях, что хотим, делаем аборты, разводимся, когда только пожелаем.


Наша страна – это все еще руины СССР. Тут не может быть все, “как на западе”. Тут остались бывшие коммунистические чиновники, хапуги, сами принципы жизни остались с тех времен. Над этим что-то выросло, но обломки еще не ушли под землю, они не превратились в древние слои


Никто не говорит, что у нас идеальная жизнь. Правильная, честная, разумная.

Но эта жизнь не такая, какой ее хочется видеть тем самым “мыслящим людям”. Какой её хочется показывать режиссерам, желающим призов европейского сообщества. “Мыслящие люди” с большим удовольствием продают историю об ужасах кровавого режима. Продают фильмами, продают просто как некую презентацию себя.

“Правда, что у вас в России геев вешают на деревьях, а журналисты не могут написать не слова правды?” – я даже не утрирую, типичный вопрос. “Нет, не правда! Все еще хуже!”, – отвечают в 95% случаев.


У мыслящего человека еще со времен СССР есть потребность “рассказать западу”, как все плохо. Это была визитная карточка – мол, я не такой, я другой, я умный и светлый. Можно было понять. Но сейчас?


Приезжает такой сытый, обутый в Дрис Ван Нотен, жрет устриц – и стенает. У него дом в Испании, квартира в Берлине, а он все кровавый режим, да кровавый режим.

Это нормально, когда люди обсуждают политику, когда делятся соображениями или возмущением. Ну, вот недавно все только и говорили, что о новом президенте США, Дональде Трампе. Но американцы не стали ненавидеть Америку. Может, в самом начале и была некоторая скандальность и даже вопли “пара валить в Канаду”, но эта ситуация все-таки не заставила их возненавидеть себя с такой силой, чтобы “продавать” свою жизнь как беспросветное отчаяние.

Англичане тоже во время Брекзита переругались друг с другом – даже отцы с детьми, но они не потеряли уважение ни друг к другу, ни сами к себе, в масштабах нации.


Только русские почему-то считают нормальным этот тон “мы говно”


Правда, и он вдруг стал утомлять до крайности. Такие, как я, это вот “тупое быдло”, которое имеет наглость замечать и хорошее в своей жизни, но вдруг выступило со своим безобразно оптимистичным мнением.

Ну вот против фильма Звягинцева и против этого уже совсем невыносимого пессимизма и мозгопожирающего нытья. Даже “мыслящих людей” – тех, который помоложе и повеселее, как-то совсем разозлил фильм “Нелюбовь”. Состояние ума “тоска, смерть” видится все менее привлекательным. В основном из-за его неискренности. И бездарности.

Никто не стремится к надрывному оптимизму, но вот же есть пример невероятного успеха, фильм “Брат” Алексея Балабанова, которые сделал фурор и среди “быдла” и среди “мыслящих”, потому что он показывал жизнь примерно такой, какая она есть, без всяких елочных игрушек, со всеми ее неприятностями и странностями на тот момент, но в то же время в этой жизни были герои, были смешные люди, были приключения и даже какая-то мораль.


Нам, людям, нужна надежда, нужны герои. Правда тоже нужна – но только правда, а не искаженная в ту или иную сторону картинка


Пропаганда на центральных каналах так же нелепа, как анти-пропаганда в фейсбуке или в кино “независимых” режиссеров. В кавычках, потому что ты не независимый, если пытаешься кому-то угодить. Хотя бы жюри европейского фестиваля.

А еще забавный факт в том, что в России по неведомой причине все пытаются обобщить. Вот есть два нашумевших фильма – “Левиафан” Звягинцева и “Мученик” Серебренникова. Оба сюжета написаны не про Россию. Первый – это американский автор, второй – германский. В обоих на оригинале речь идет о некой частной ситуации, а проявлениях, а не об общем принципе. Да, есть и такие стороны жизни, есть вот такие люди.

Но в России оба же фильма немедленно воспринимаются как общее месте. Как историю “о нас всех”.

С того же “Мученика” люди выходили со словами: “Вот в такой стране живем…”. Действие перенесли в некий русский город, но вся история изначально была про Германию! Ну, то есть, видимо, просто человеческая история о том, куда приводит фанатизм. Куда он может привести. И вот у нас это немедленно прочитали как обличение всей нашей жизни, всей системы.

И с таким отношением просто невозможно дальше жить.


Мы не живем в империи зла. Мы не просыпаемся от шорохов – “за нами пришли!”. Мы едим хамон и пармезан даже несмотря на санкции


Мы влюбляемся и делаем детей. Мы смотрим веселых и свободных блогеров на youtube. Мы отлично проводим время с друзьями в удобных загородных домах с тремя туалетами. Мы гулаем по чистым и красивым паркам.

“Не вижу добра” – это уже прошлый день. С этим надо к доктору, на анализ раза три в неделю, как минимум. Понимаете, всякие тревожные расстройства тем и коварны, что заменяют нам правду. Они нашептывают и убеждают, они искажают реальность (какой бы она ни была), они заставляют волноваться по ничтожным поводам, они все обращают в катастрофу. Это именно тот самый левиафан, который пожирает нашу жизнь, который уничтожает нас, хрустя нашими же костями.

Спасибо Алексею Звягинцеву, что довел все это до полного абсурда. Вот честно. Он превратил им же придуманную трагедию в такой фарс, что остается лишь вспомнить – лучшая защита от реальности это все-таки юмор и жизнелюбие, а не засовывание головы в ведро с говном. Когда смешно – то совсем не страшно. Может, поэтому наши современные “мыслящие люди” и разучились шутить – ведь звериная серьезность всегда скрывает несостоятельность и неубедительность.

Автор
АРИНА ХОЛИНА
Поделиться
Комментировать

Популярное в разделе

pole dance купить на сайте www.pole4you.ru