Нереализованный экуменизм

О богословских основаниях маргинальности пятидесятнических церквей


Католический экуменист Джеффри Грос замечает, что характерным явлением XX века христианской истории является начало двух движений «побужденных Духом Святым для обновления Церкви и углубления миротворчества» — это экуменическое движение и пятидесятническое пробуждение. Продуктом первого являются Всемирный Совет Церквей и подобные советы на локальном уровне, стремящиеся объединить разные христианские группы в братском диалоге. В результате второго по всему миру были основаны пятидесятнические деноминации и церкви. Но Грос сразу же замечает, что хотя «пятидесятничество и возникло как примиряющее движение Духа, но по ряду причин оказалось маргинальным по отношению к другим братьям-христианам» [Jeffrey Gros, A Pilgrimage in the Spirit: Pentecostal Testimony in the Faith and Order Movement, Pneuma 25 (2003): 29].


Говоря об экуменизме, необходимо отметить различие между внутренним и практическим экуменизмом. Пятидесятники готовы сотрудничать с другими конфессиями в практических целях, отвечая на социальные и моральные нужды общества. Но в данной статье будет рассмотрен внутренний экуменизм — глубокое осознание, что у всех христиан есть «один Господь, одна вера, одно крещение». Внутренний экуменизм подразумевает практическое единство, но оно является лишь результатом внутреннего, а не просто методом достижения социальных и моральных целей. Экуменизм не есть насильное слияние разных традиций (что никак не приведет к единству), а братский диалог между традициями. Диалог должен быть именно братским, потому что истекает из убеждения, что его участники, хотя разные, есть члены одной семьи.


Наблюдая за отношениями между пятидесятниками и другими традициями, сразу бросается в глаза неприемлемость друг друга. Трудно не согласиться с Гросом, который утверждает, что пятидесятники являются маргиналами в вопросах экуменизма. Однако удивляет другой факт — многие из них даже гордятся своим положением. Пятидесятники практически не принимают участия в работе Всемирного Совета Церквей.


Самыми открытыми к экуменическим отношениям являются пятидесятники Латинской Америки, корни которых не истекают непосредственно от миссионерских усилий американских пятидесятников. Именно они были первыми пятидесятническими общинами, которые присоединились к работе ВСЦ. Говоря о пятидесятниках на постсоветском пространстве, где они являются одними из главных представителей протестантизма, к сожалению, особых экуменических настроений не наблюдается. Главной организацией, объединяющей пятидесятников, является Всемирное пятидесятническое братство (Pentecostal World Fellowship), но к их работе присоединились только две постсоветских деноминации: Объединение Независимых Харизматических Христианских Церквей Украины (Полного Евангелия) и Союз Пятидесятнических Церквей Литвы


ВСЦ пытается дать свое собственное объяснение, называя две причины: 1) реставраторский взгляд пятидесятников на историю христианства, согласно которому, существующие церкви тем или иным образом отступили от правильного вероучения и должны вернуться к истокам (как это сделали они); 2) неприемлемость пятидесятнического свидетельства традиционными церквями.


В этой статье мы сделаем попытку анализа пятидесятнического богословия, которое препятствует адекватному диалогу с другими церквями.


Глоссолалия


Глоссолалия (произношение ряда звуков, не имеющих смысла) или «говорение на иных языках» в пятидесятническом богословии является первым знамением крещения Духом Святым. Главным основанием этого учения служит библейское повествование о том, что пережили апостолы в день Пятидесятницы: «начали говорить на иных языках, как Дух давал им провещевать» (Деян. 2:4). Пятидесятники верят, что иные языки даются только Духом Святым, и согласно этому, каждый, в ком живет Дух Святой, говорит на иных языках. Эта доктрина содержит в себе великое основание и, в то же время, великое препятствие для экуменизма.


Примером этого является Первая конференция харизматического обновления в христианских церквях (1st Conference on the Charismatic Renewal in the Christian Churches), состоявшаяся в штате Миссури в июле 1977-го года. Она была названа одним историком-пятидесятником «экуменической», так как она собрала классических пятидесятников, протестантов и католиков, принявших духовное обновление, знамением которого было говорение на языках. Как писал главный журнал харизматического движения Charisma Magazine, на этой конференции было более 50 тысяч участников, что сделало мероприятие самым большим экуменическим событием в истории США. Но, в то же время, на этой «экуменической» конференции не нашлось места для христиан, не исповедующих глоссолалию. Для пятидесятников оказался неприемлемым факт, что христианский экуменизм не может быть основан на глоссолалии.


Также стоит отметить, что пятидесятническая богословская традиция в толковании книги Деяний не видит разницы между глоссолалиями и ксеноглоссией — сверхъестественным овладением языка другого народа, без предыдущего изучения, которое имело место в День Пятидесятницы. Об этом свидетельствует сирийский документ V-VI веков «Доктрина Апостолов», каждый из апостолов был послан в ту страну, язык которой был дарован ему Духом Святым, для проповеди Евангелия. Также Деяния Святых Апостолов описывают другие моменты, когда люди становились христианами и получали дар Святого Духа без упоминания о говорении иными языками.


Исповедуемая же пятидесятниками поголовная глоссолалия является камнем преткновения в общении с другими верующими, т.к. она расценивается исключительно как «видимое знамение крещения Духом Святым». А те, кто не говорят на языках, следовательно, «не имеют Духа Господня».


Отец пятидесятнического движения Вилльям Сеймур с самого начала понимал пятидесятницу со знамением языков как единение всех христиан в согласии с пророчеством Иоиля: Дух выльется на «всякую плоть». Но после того как он столкнулся с расистской оппозицией отдельных христиан, Сеймур переосмыслил свои взгляды. Он все еще верил в говорение на языках, но как дар от Духа Святого, а не что-то обязательное. И тех, которые говорили на языках, но не желали любви и единства, он не считал исполненными Духом. Пятидесятнический служитель Джек Хэйфорд по этому поводу заметил: «умеренная позиция Сеймура насчет значения языков как знамения, сегодня не позволила бы ему быть служителем во многих пятидесятнических деноминациях».


Современный популярный в США пастор-кальвинист Джон Пайпер однажды сказал: «я много раз просил Бога об этом даре, но я его не получил». Следовательно, иные языки есть духовный дар, а не предпосылка для христианской жизни.


Практическая пневматология


Пневматология (учение о Духе Святом) у пятидесятников носит исключительно практических характер: они больше заинтересованы в изучении духовных даров, чем в изучении Личности Духа Святого. Поэтому для пятидесятников вопрос о глоссолалии очень серьезный, а о филиокве, например, многие даже и не слышали. Опасность этой позиции заключается в том, что единство с другими христианами определяется общими духовными дарам, а не богословским утверждением, что Дух Святой через Христа сделал христиан родными Богу.


Яркой иллюстрацией отсутствия теологической позиции является готовность американских пятидесятников сотрудничать с «единственниками», говорящими на языках и верящими в духовные дары, но отрицающими Троицу. Особенно замечается открытость к пастору внеденоминационной мегацеркви «Дом горшечника» (The Potter’s House) Т. Д. Джейксу, не поддерживающему ортодоксальное учение о Троице, но по «практическим параметрам» похожим на пятидесятника. Основанием для единства здесь являются говорение на языках и духовные дары, а не Третье лицо Троицы, которое и дает дары и языки.


Немецкий лютеранский богослов Юрген Мольтманн замечает, что в христианском богословии «дар Духа» означает, что Дух Святой, во-первых, дает Себя, а потом уже дары [Jurgen Moltmann, The Spirit of Life: the Universal Affirmation (Minneapolis: Fortress Press, 1992), p. 47]. Согласно апостолу Павлу, духовные дары разделяют, отличают людей друг от друга. Поэтому единство церкви не может быть основано ни на дарах, ни на их отсутствии. Единство приходит от осознания, что все дары даются одним и тем же Духом, который прежде всего дал Себя, чтобы примирить людей с Богом и друг с другом.


Михаил Паночко, глава самого крупного в Украине пятидесятнического союза, замечает это в жизни апостолов: «Они не имели единства духа. Их интересовало, кто будет большим, кто будет первым. Они прошли одну школу, имели одного Учителя, но им был нужен еще один Дух. И они Его получили». Заметно, что в этой проповеди о единстве сам автор ни разу не вспомнил даров. Если под «единством» пастор Паночко имеет в виду единство со всеми христианами, а не только между разными пятидесятническими группами, то это положительное движение в сторону экуменизма, которого не хватает этой деноминации в других регионах земного шара.


Неадекватная экклезиология


Пятидесятники придерживаются духовной, невидимой модели Церкви [Amos Yong, “Discerning the Spirit”, Christian Century 123 (March 2006): 32]. Церковь — это «духовное Тело Христа», и не все прихожане церкви являются настоящими членами истинной, духовной Церкви.


Говоря о единстве в многообразии, начальствующий епископ Российской церкви христиан веры евангельской (пятидесятников) Эдуард Грабовенко отметил: «Ничто не может нас привести в единство так, как поклонение Богу. И мы, настолько разные в церкви, — по национальному, социальному статусу, — когда начинаем поклоняться Богу, едины». Снова единство церкви представляется как что-то духовное, невидимое.


Проблема в том, что только духовная модель устраивала древних гностиков, которые верили в преимущество духовного мира над материальным, но она не подходит для христиан. Поскольку духовное выражает себя в материальном мире.


Духовное Тело Христа выражает себя в локальных церквях, и духовное единство выражает себя в диалоге и мирном сосуществовании между локальными церквями. Неужели г-н Грабовенко верит, что если христиане закроются в своих церквях и станут по-своему прославлять Бога, то они становятся едиными? Неужели он видит духовное единство между православной литургией и харизматическим рок-концертом? А как это единство проявляется? В межконфессиональном конфликте о правильности разных стилей прославления?


Пятидесятнический богослов Вели-Матти Каркайнэн говорит: «так как большинство пятидесятников делают ударение на духовный, а значит невидимый характер церкви, большая часть их публикаций посвящена церковному устройству, которое характеризуется реставраторским желанием вернуться к апостольским временам» [Veli-Matti Karkkainen An Introduction to Ecclesiology: Ecumenical, Historical & Global Perspectives (Downers Grove, IL: InterVarsity Press, 2002), p.73]. В результате стирается вся христианская история, а от этого страдает экклезиология (ведь церковь существует и формируется в реальном времени и пространстве). А без экклезиологии пятидесятники не смогут быть в диалоге с другими — традиционными церквями.


Не зря Всемирный Совет Церквей именно здесь увидел одну из причин неактивности пятидесятников в работе экуменизма. Каркайнэн говорит, что многие пятидесятники заметили эту проблему и начали вырабатывать экклезиологические модели, которые вмещают и духовное обновление, и материальные видимые институции. Но «духовное без материального» все еще имеет место в мышлении пятидесятников, как об этом свидетельствуют слова Эдуарда Грабовенко.


Если есть духовное единство (единство в Духе Святом), то оно позитивно проявится в отношениях между церквями. Полная экклезиология объясняет и духовное составляющее глобальной Церкви и ее манифестацию в каждодневном, материальном мире. Пятидесятническому движению очень важно пересмотреть свои доктринальные позиции, что позволит ему включиться в процесс межхристианского диалога. Как справедливо заметил профессор теологии Regent University Амос Янг, это будет взаимовыгодный процесс, в ходе которого пятидесятники смогут помочь экуменическому богословию обрести органическую форму новозаветной церкви, а экуменическое движение позволит пятидесятнической теологии оценить сакраментальные, литургические и соборные размеры церкви, которые отражены на страницах Нового Завета [Yong, p. 32].


Religo.ru


Поделиться
Комментировать