Взрывпакет Януковича

На встречу с Путиным президент Украины летит в большом раздражении


27 февраля, ровно за неделю до выборов президента России, по государственному Первому каналу показали четырехминутный репортаж из Одессы. Журналистская удача Антона Верницкого казалась не просто огромной — сказочной.


Перед Антоном, за столом, в специальном помещении Одесского следственного изолятора СБУ, охраняемый двумя бойцами в масках, сидел некий Адам Осмаев — весь в свежих ожогах и ссадинах, замазанных зеленкой. И делился тем, как руководил в городе у моря подготовкой покушения на Владимира Путина. А потом на своей же самоделке и взорвался, и погорел. (Точка зрения «Новой» на эти события изложена в номере за 29 февраля. — О. М.)


— У вас план какой-то был? — требовал подробностей «телеследователь».


— Есть такие мины военного образца, называются противобортные… — охотно шел на сотрудничество Осмаев.


Дальше на экране мелькали кадры с пометкой «Оперативная съемка СБУ», где пособник Осмаева, Илья Пьянзин, подтверждал: собирались, мол, убить Путина по заданию Докку Умарова. А тем временем в Одессу из Киева мчались аккредитованные собкоры других российских каналов и местные журналисты с камерами наперевес. Беспрецедентно! Репортеру соседней страны позволили провести в эфире фактически допрос по делу межгосударственной важности!


От ворот поворот получили все. Единственное, что узнали: сюжет с Осмаевым, задержанным 4 февраля, был снят минимум дней за десять до того, как сенсацию выпустили в свет в Москве. Но вот ведь что еще более интересно. С момента объявления на Первом о совместной, блистательно проведенной силами СБУ и ФСБ операции в Одессе украинские чекисты снова как в рот воды набрали. Старательно избегают малейших упоминаний о предотвращенном ими покушении. Даже затрудняются вспомнить, каким образом Антон Верницкий, автор документального фильма «План «Кавказ» (о деятельности иностранных диверсантов на юге России, премия ФСБ в 2009 году), добился доступа к Осмаеву и Пьянзину и буквально разоружил их морально, судя по их же признаниям.


— Ничего сказать не могу, продолжается следствие, — объяснила «Новой» Марина Остапенко, руководитель пресс-службы СБУ. — Задержанные по-прежнему находятся в Одессе. По какой статье они привлечены? Статью тоже не меняли.


Стоит напомнить: милицейские следователи возбудили дело по статье 194, часть 2 УК Украины «Умышленное уничтожение или повреждение имущества, совершенное путем поджога, взрыва или иным общеопасным способом…» В случае тяжелых последствий она предполагает лишение свободы на срок от трех до пятнадцати лет. Съемная квартира в «вороньей слободке» от взрыва «адской машинки» сгорела, да и третий участник ЧП, гражданин России, уроженец Чечни Руслан Мадаев, погиб. Зато кадры Первого канала заставили зрителей РФ переживать, прошу прощения за эвфемизм, о более ценном и чудом не поврежденном «имуществе» в Москве и воспринимать Одессу как базу для подготовки террористов…


Чеченская диаспора в городе насчитывает более десяти тысяч человек. Последние годы отмечены несколькими громкими криминальными событиями с участием ее представителей. Очевидно, у иных действительно есть основания относиться к Путину без любви. Однако можно лишь на таком основании делать вывод, что если здесь мастерят мины, то все — ради мести Кремлю?


— Разрешение на придание гласности этой истории на российском телевидении — политическое. Принимали его однозначно в Киеве, поскольку задержание произошло на территории, находящейся под юрисдикцией Украины, — дал комментарий «Новой» Юрий Воропаев, народный депутат от Партии регионов, директор ООО «Юридическая фирма «Воропаев и партнеры». — По моему мнению, решение ошибочное. Профессионалы так не поступают. Подобные вещи нельзя озвучивать, пока не закончена работа. Иначе они на суде возьмут и откажутся от показаний: «Добыто под давлением, силой, пришлось себя оговорить». По закону, с задержанными обязаны продолжать процессуальные действия украинские следователи. Все проверить: где купили взрывчатку, где хранили… Российская Федерация, конечно, вправе подать запрос о выдаче этих людей. Но непременно подкрепить документами о преступлениях, уже совершенных ими в России.


Руководитель пресс-службы генпрокуратуры Украины Юрий Бойченко еще 1 марта подтвердил информационным агентствам: запрос от российских коллег поступил. И прокуратуре Одесской области поручено провести экстрадиционную проверку. «Выдача происходит не так быстро, — уточнил Бойченко. — Есть соответствующая процедура, в ходе которой Осмаев должен использовать все методы, которыми он может воспользоваться, чтобы остаться в Украине. Может подавать в суд, просить политического убежища, получения украинского гражданства и т.д. Когда все методы будут исчерпаны и он получит отказ, тогда возможна экстрадиция. Процесс способен длиться несколько месяцев».


Судя по всему, пакет «подкрепляющих документов» Киев не устроил. Прогресс в переговорах по цене газа, который давно предсказывал Виктор Янукович, не наступил даже после небольшого, на четыре минуты в эфире, но такого показательного жеста украинской доброй воли перед выборами в России. Путин и без него набрал победные проценты. Зато Януковичу ситуация добавила только минусы: Европа требует немедленно выпустить Тимошенко, МВФ в кредите отказал, а теперь еще и за чужих, бесполезных террористов придется отвечать… Виктор Федорович с трудом сдерживает раздражение. Однако летит в Москву 19—20 марта с рабочим визитом — в частности, на саммит Евразийского экономического содружества, где Украина имеет статус наблюдателя.


А накануне Янукович назначил нового руководителя Антитеррористического центра при СБУ. Телевизору, конечно, верить нельзя, но бдительность тоже надо усилить…

Ольга Мусафирова

Новая газета

Поделиться
Комментировать

Популярное в разделе