По-прежнему - не Россия

Тема украинских президентских выборов предсказуемо стала одной из самых популярных политических тем в российской прессе. Разумеется, при этом большинство комментаторов, говоря об Украине, имеют в виду еще и некий внутрироссийский политико-идеологический контекст. Кого-то безмерно радует сам факт наличия на Украине политической конкуренции: мол, вот как работает демократия, не то что у нас. При этом отмечается, что нынешние выборы (пока что - до второго тура еще есть время разбуяниться) проходят спокойнее прошлых и это есть, мол, свидетельство намечающейся работоспособности украинских политических демократических институтов. Другие со злорадством констатируют политический провал президента Ющенко и главным образом его "прозападного, проамериканского курса", выражают уверенную надежду на то, что любой следующий президент будет для России уж точно более приемлемым партнером.


Что примечательно, подавляющее большинство комментариев на тему Украины, содержа в себе те или иные отсылы к внутрироссийским политическим дискуссиям (хотя сам по себе этот термин вряд ли корректен по отношению к тому, что пишется и говорится у нас на политические темы), исходят как бы из статичности самой России по отношению к будущей Украине. Мол, они как-то там изменятся - к большей или меньшей нашей выгоде, а мы как были сами собой, так и останемся. Не оспаривая в данном случае сам принцип такого подхода, нельзя не отметить, что он все же отражает традиционную "реактивную" тактику всей нашей внешней политики: она есть в гораздо большей степени реакция на чьи-то активные действия, нежели инициативный курс, прокладываемый в соответствии с неким целостным пониманием наших стратегических целей в этом мире.

Главная причина провала Ющенко, видимо, состояла в том, что он так и не сумел предложить Украине самостоятельную повестку дня, кроме как националистическую, построенную на отрицании как советского прошлого, так и "проклятого" влияния "москалей". Скорее всего этот негативный опыт будет учтен его преемниками. Однако это не приведет к отказу от задачи укрепления самой легитимности суверенного украинского государства. Помимо тезиса о том, что "Украина - это не Россия" (Ющенко лишь довел до неприятных Москве крайностей ту платформу, которую закладывали до него, в том числе Леонид Кучма), еще предстоит наполнить позитивным смыслом новую украинскую государственность. И по этой части, кстати говоря, и Янукович, и Тимошенко, да и подавляющая часть украинской элиты близки к консенсусу: будущее Украины видится в составе Большой Европы, на основе интеграции в европейские институты. Разночтения лишь в сроках, темпах. Что касается России, то с ней можно сотрудничать по тем или иным вопросам, но Россия как привлекательная модель развития, с которой желательна была бы более тесная именно что интеграция, для Украины не рассматривается. Собственно, и в отношении с другими странами СНГ ситуация такая же: российская модель общественно-экономического развития на сегодня пока явно уступает в конкуренции европейской модели.

Что касается степени развития политической конкуренции на Украине, то ее, на мой взгляд, не стоит переоценивать с точки зрения конструктивного воздействия на процессы реформ и социально-экономического развития в целом. Во-первых, конкуренция не может быть самоцелью. Во-вторых, даже в столь раскрепощенном виде она не привела покамест, скажем, к качественному улучшению состояния дел с коррупцией в стране или к кардинальному улучшению работы государственных институтов. Украине еще предстоит утвердиться в своей демократической модели. И эволюция скорее всего будет идти в направлении восточноевропейских типов политических систем, нежели российской.

Что касается наших будущих отношений с Украиной, то эйфория от позорного падения Ющенко будет недолгой. Новый президент в Киеве ни в лице Тимошенко, ни в лице Януковича никак не будет "марионеткой Москвы". Никуда не денется проблема Черноморского флота и Севастополя: чужие военные базы в любых странах вызывают раздражение. Украина никогда не перейдет на русский язык и при любых правителях будет его немножко "прессовать". Увы, такова логика любой национальной государственности. В роли страны-транзитера Украина всегда будет стараться максимизировать собственную выгоду и минимизировать выгоду соседа. Во всех этих и других подобных случаях нам придется всякий раз сталкиваться с украинскими лидерами, отстаивающими интересы своей страны против наших. Эти интересы уже никогда не будут полностью тождественными. К этому нам придется привыкнуть. 

Это "привыкание", привыкание к тому, что Украина - полноценное и окончательно независимое от нас государство, - еще не пройденная нашей политической элитой часть пути навстречу Украине, она еще впереди. И вот любопытная деталь: новый российский посол Михаил Зурабов в первый же день пребывания на Украине часть своей речи произнес на украинском языке. Между тем изучение языка страны пребывания, к примеру, давно уже стало почти что нормой для послов США, в том числе в странах СНГ и бывшего СССР. Но еще не стало такой нормой для наших послов. Может, теперь станет?

Георгий Бовт, политолог

Известия
Поделиться
Комментировать

Популярное в разделе