Не будите в "батьке" зубра!

Медийная война между президентами России и Белоруссии ожесточается. С российских телеэкранов Александра Лукашенко называют «психопатом», а Дмитрий Медведев обещает не разговаривать с белорусским коллегой на саммите ОДКБ. 

Кажется, что пути назад больше нет. 

Действительно ли, как предположил обозреватель британской «The Guardian» ещё 23 июля, в Кремле активно ищут замену Лукашенко? Имеются ли под нынешним конфликтом Москвы и Минска серьёзные основания? 

С одной стороны, резкую реакцию Кремля по-человечески можно понять. Потому что игнорировать предоставление белорусского ТВ для интервью Михаилу Саакашвили, где тот лицемерно распинался в своём «уважении к русской культуре», нельзя. 
С другой стороны, наивно полагать, что в той среде, где каждый шаг сто раз отмерен с точки зрения материальной выгоды, будут идти на поводу у первых эмоций. Поэтому ошибочно видеть в происходящем только какую-то «мальчишескую обиду» Кремля. 

Спрашивается, против кого в реальности может быть направлена нынешняя медийная атака на белорусского президента? 

То, что на популярность Лукашенко в самой Белоруссии она не влияет почти никак – бесспорно. Она адресована, главным образом, российскому обывателю. Не секрет, что для многих россиян «батька» был и остаётся желанным образцом постсоветского государственного лидера, заботящегося об интересах страны в целом, а не отдельных элитных групп. То есть такого, которого многие желали бы видеть и во главе России. 

Недаром одно время бытовало мнение, что если бы всенародным голосованием избирался президент Союзного государства России и Белоруссии, то Лукашенко имел бы все шансы таковым стать. 

Отдельный вопрос, насколько этот образ «батьки», много лет создававшийся, кстати, не без помощи российских официальных СМИ (!), соответствует белорусскому президенту на самом деле. Но тот факт, что он прочно засел в сознании очень многих россиян, сомнению не подлежит. В предвидении затяжного информационного противостояния (за которым, очевидно, скрываются конкретные экономические интересы) Москвы и Минска крайне важно похоронить в глазах россиян положительный образ лидера соседнего государства. В пропагандистской войне клин клином вышибается. Так вместо прежнего рачительного «батьки» публике преподносится «психопат». 

С точки зрения внутренней политики, подобные усилия понятны, но всё же: как в Кремле намерены строить отношения с Белоруссией после всего этого? Тем более, что на сей раз Лукашенко, похоже, в главном всё-таки говорит правду. Ибо невозможно себе представить, чтобы руководитель Белоруссии не советовался с Москвой относительно неизбежных санкций Запада в отношении его государства вследствие признания Минском независимости Абхазии и Южной Осетии. Таких консультаций просто не могло не быть. 

Понятно, что Лукашенко мог поставить условием этого признания предоставление Белоруссии таких экономических преференций со стороны России, на какие Кремль был не в состоянии согласиться. Но это не отменяет главного факта: Москва, похоже, действительно не дала (не смогла дать!) Минску гарантии всеобъемлющей (в понимании белорусского президента) поддержки в случае усиления давления на Лукашенко с Запада. 

Можно сколько угодно ругать президентов в Ближнем Зарубежье за их неблагосклонность к России. Но перефразируя слова известного политика ХХ века, сказанные им по другому поводу, «у нас нет других президентов». Так или иначе, но нам долго ещё придётся иметь дело только с теми политиками на постсоветском пространстве, которые там обретаются сейчас. Пока ещё появятся другие! Но и то – не факт, что они будут более сговорчивыми с Россией. 

Так, за почти 20 лет в Грузии не появилось пророссийской оппозиции. В Грузии, что называется, один политик хуже другого в смысле отношения к России, и Саакашвили – ещё не самый худший. То есть нынешняя Россия пока не в состоянии серьёзно влиять в свою пользу на политические процессы в соседних странах. Это объективный факт. И именно это обстоятельство, а вовсе не мнимое «предательство» белорусского союзника, – главная причина того, что российская политика по Абхазии и Южной Осетии зашла в тупик международного непризнания. 

Вот почему кажутся тщетными любые надежды на «переформатирование» в интересах Москвы белорусского властного поля. Ведь вся белорусская оппозиция настроена против России и за тесное сближение с Западом. Та же «The Guardian» не без основания цитирует слова британского политолога Аркадия Мошеса: «Лукашенко осознаёт, что значительная часть населения и бизнес-элиты его страны видит своё будущее в Европе, а Россию считает советским прошлым. И он хочет отреагировать на эти настроения, чтобы сохранить власть». 

В этой ситуации демонстрация каких-то детских обид, выискивание, что кто-то когда-то где-то обещал что-то сделать, а потом не выполнил, выглядят смешно, а последствия могут иметь самые вредные. Ведь Белоруссия в силу географического положения имеет все объективные возможности резко перенаправить вектор своих интересов с Востока на Запад. 

Вступление Белоруссии в ЕС, рядом с уже находящейся там Прибалтикой, выглядит куда менее невероятным, чем вхождение туда Украины (тем более, что населения в Белоруссии почти в пять раз меньше). Совсем недавно, в конце июля, Литва устами своего премьера Андрюса Кубилюса объявила о строительстве в порту Клайпеда терминала для сжиженного газа и о возможном строительстве там такого же терминала специально для Белоруссии. То есть пути поставок энергоносителей в Белоруссию могут быть реально диверсифицированы. 

Вот о чём следовало бы задуматься в Москве. Полагать, что Лукашенко «опомнится», испугавшись «бойкота» и нападок российских СМИ, довольно странно. Напротив, это скорее вызовет ещё более резкую реакцию с его стороны. Понятно, что в ЕС не ждут Лукашенко. Началу интеграции Белоруссии в единую Европу, скорее всего, будет предшествовать смена режима в Минске, подобно тому, как это происходило в Белграде десять лет назад. Но в обстановке такого психологического давления белорусский лидер может совершить резкие шаги, о последствиях которых сам может пожалеть, да только уже поздно будет. А вот прагматичному российскому руководству следовало бы не подталкивать его к таким шагам, а, напротив, оберегать от них. Иначе последствия могут оказаться неприятными и для РФ. 

Ведь заменить Лукашенко у власти Кремлю пока, по-видимому, абсолютно некем.

Ярослав Бутаков 

Russian Journal

Поделиться
Комментировать

Популярное в разделе