Исповедь гастарбайтера: Хочешь жить – умей жениться!

Победа над жадным бригадиром


В понедельник бригадир Саша приехал к 11 часам с великого бодуна. К этому времени обычно мы успевали пару раз сделать замес цемента. Но в этот раз мы демонстративно сидели на корточках и курили. Он сразу понес с места в карьер:


– Что, зажрались? Я щас позвоню куда надо, быстренько вас выметут отсюда!


Алик взял на себя роль переговорщика.


– Саня, ты не быкуй. Хозяин не знает, что ты нас кинул, а узнает – и заменить тебя вдруг захочет. Ты-то сам работать давно разучился.


Пока они устраивали перепалку, появился и сам Сергей Петрович с инспекцией:


– Ну что, материалов хватает? Проблем нет?


Мы молчали, надеясь на совесть Саши, но она, по всей видимости, молчала. Он затянул:


– Плохо они работают, заменить бы надо.


Тут не выдержал Алик:


– Сергей Петрович, мы же договаривались, что зарплата будет 5 тысяч, а Саня нас кинул на штуку с носа.


Хозяин зыркнул на бригадира, кинул: «Рассчитайся и каждому по 500 рублей премии выдай», –  и зашел в дом. После этого Саня больше не зверствовал, страх перед всемогущим Петровичем оказался сильнее.


К концу августа, когда мы закончили всю отделку в доме и построили гараж, я умудрился отложить 5 тысяч рублей. Об отъезде пока не могло быть и речи, половину денег съела бы дорога.


Земляков отфутболили


Мы с Аликом вернулись в съемную квартиру в Брагине. Из троих наших новоявленных знакомых в ней остался один таджик.


– Ребят домой отфутболили. Ту-ту… Соседи настучали, когда они девчонок привели, музыка-шмузыка, танцы-шманцы. В общем, доигрались. Хорошо, я на рынке с товаром задержался. Приезжаю, никого нет, Миша мне только на следующий день сказал, что и как, – о последних новостях с порога затрещал Олим.


Но в квартире просторнее не стало. Миша – наш ангел-хранитель, который привез нас в эту квартиру и нашел первую работу на стройке за небольшую мзду, подогнал еще одного таджика. Когда чуть позже в дверях сначала появилось его пузо, а потом и все остальное  необъятных размеров, я понял, что спокойно спать здесь не получится. В подтверждение моих мыслей новый жилец с ходу разлегся на единственном большом матраце в комнате. Мы с Аликом заночевали на кухне. Сквозь сон я то и дело натыкался на ножки стола, под которым разложил свое одеяло. Снились баи на конях, которые гнали меня по чистому полю плетьми. Я бежал, пытаясь увернуться от копыт.


Неделю мы не могли найти работу, вытаскивать заначку было жаль, но голод не тетка. Одноразовая лапша изо дня в день слегка пообкусала наши денежные запасы. Олим в это время жировал, я часто его подначивал:


– Ну и где твое гостеприимство? Угостил бы пловом-то.


Он продолжал жрать в одно рыло, а мы гордо разводили свою лапшу.


Подстава


Наконец Миша принес добрую весть: «Завтра пойдете на алкогольный склад грузить товар. И чтоб не били там ничего, я зуб за вас дал. Работа временная, но хоть что-то. И не высовывайтесь! Там проверки бывают».


Огромная оптовка напоминала муравейник. Фуры из Дагестана, Сибири, Краснодара везли и везли сюда бухло. Одни коньяк, другие дешевую водку, третьи вино. Второй поток уезжал в бескрайние российские стороны. Грузовики поменьше тащили партии по магазинам Ярославля. Наше дело маленькое – уже готовые ящики загрузить в фуру. Одну, другую, третью… Через неделю мои руки ничем не отличались от верхних конечностей орангутанга. Спина болела постоянно. Но хуже было раскладчикам. Если у человека нет хорошей зрительной памяти, разложить товар по накладным вообще нереально.


Мужики только и успевали платить штрафы за свои ошибки. Больше всего мне было жалко Игоря Васильевича  (его почему-то все звали Игорехой, уже седого). Несмотря на огромные линзы в очках, он долго вчитывался в этикетки. Я старался ему помочь, но делал это, когда его товарищи не видели. Они почему-то сразу меня невзлюбили.


– Рустик, Колян в Чечне служил, у него там друг подорвался. Для него черноволосый человек как тряпка для быка. Хоть узбек, хоть татарин, хоть чечен. Злой, собака, – почему-то шепотом рассказывал мне Васильич.


Насколько он злой, я узнал уже через пару дней. В обед решил помочь Игорю, залез на поддоны и со второй полки стал доставать водку. Колян проходил мимо и так толкнул меня в спину локтем, что от неожиданности я смахнул весь передний ряд бутылок, полетел сам головой в осколки.


Наказали меня по полной. Не только деньгами, ведь я вообще не должен был появляться в складском помещении. Меня выперли без копейки. Алик не стал проявлять солидарность и остался работать. А я ушел в самостоятельное плавание.


Хочешь жить – умей жениться


С утра наведался к Мише на рынок. Он сказал, что на рынке осенью делать нечего, к нему дальняя и ближняя родня чуть ли не за полгода в очередь выстраивается, чтобы с утра до вечера быть у него подручными. Я пошел наобум по фирмам, которые вели хоть какие-нибудь ремонтные или строительные работы. Мой хороший русский многих начальников располагал к себе, но отсутствие регистрации на 90 процентов обеспечивало отказ. Повезло мне на четвертый день в родном Брагине.


– Рабочие нам точно нужны, но без Саши с тобой никто разговаривать не будет. Жди его, – посоветовал мне загорелый до бронзового блеска мужик в каске.


«Уж не тот ли пройдоха Саша?» – мелькнуло в голове, но торопиться мне было некуда, и я остался ждать. К счастью, это был другой Саша. Окинув меня взглядом, он, ни слова не говоря, кивнул, дескать, иди за мной. Я минут двадцать ходил за ним барашком, пока он матом и другими добрыми словами давал указания рабочим: «Какого хрена куришь, раствор сцепится. Болван, тащи его на вторую линию», «Б… ты ослеп, что ли, куда ковшом машешь?». Без всякого предупреждения он перешел ко мне: «Так, судя по всему, регистрации у тебя нет. А мне проблемы не нужны. За месяц как хочешь оформляй. А пока работать будешь подсобником. Завтра в 8 утра как штык». Я попытался промычать:


– А как я оформлю, знакомых нет, друзей нет?


– Женись на местной девчонке, и все дела.


Я так и сделал.


Яроcлавские страницы


Поделиться
Комментировать

Популярное в разделе