Белорусская мантра: не верь, не бойся, не проси

Санкции Евросоюза в отношении белорусских чиновников из-за преследования оппозиции.

Сообщение о том, что в Белоруссии сменился министр иностранных дел, поставило Евросоюз в неловкое положение. Мало того, что уходящий министр Сергей Мартынов занимал свой пост с 2003 года, и за это время к нему привыкли. Проблема еще и в том, что новый министр Владимир Макей, до последнего времени занимавший пост главы администрации президента Лукашенко, после разгона оппозиционных протестов 19 декабря 2010 года был включен в "черный список" Евросоюза, то есть чиновник стал "невъездным" в страны ЕС. Получалась интересная ситуация: в стране появился министр иностранных дел, которому нельзя заезжать на территории почти всех важнейших внешнеполитических партнеров.

Впрочем, не раз сформулированная Лукашенко теория о том, что "никуда Европа от Белоруссии не денется", на этот раз сработала: на следующий день в пресс-службе дипломатической службы ЕС разъяснили, что готовы работать с Макеем по той же схеме, что и с предыдущим министром Мартыновым.

"Серый кардинал" с белорусским дипломом

Интересно, что в течение многих лет Макея считали тайным либералом в окружении Лукашенко.

Белорусский политолог Андрей Ляхович, выступая на конференции в польском Вроцлаве, как-то раз даже заинтриговал своих польских слушателей, назвав именно Макея в качестве наиболее вероятной переходной фигуры, которая в будущем возглавит чуть реформированный режим, не меняя до поры до времени сущности тех порядков, которые установил в стране Лукашенко.

© Фото: Официальный сайт Республики Беларусь

Владимир Макей

Другой белорусский политолог, Роман Яковлевский, и сейчас отмечает некоторую холодность, с которой к Макею относятся в Москве, якобы видя в нем нехарактерную для окружения Лукашенко прозападную фигуру.

На чем основаны такие предположения? Возможно, на биографии Владимира Макея: бывший военный, в "смутные" для Белоруссии 1992-1993 годы он резко изменил свою судьбу, уйдя на госслужбу.

Тогда, за год до избрания Лукашенко президентом, Макей даже успел пройти курс обучения в Дипломатической Академии МИД Австрии. Наверное, отсюда и предположения о его либерализме: раз видел Запад - значит, получил "вирус свободы".

Правда, внутри самой Белоруссии все эти игры в "прозападных" и "антизападных" политиков воспринимаются как несколько отвлеченные и надуманные. Эта страна сегодня не доверяет никому. Зато она даст сто очков вперед любой другой в своем уникальном ноу-хау - навыке тихого выживания с последующим ростом.

Цветная жизнь "серой страны"

…Райцентр Барановичи в Брестской области - пограничной западной области страны, до 1939 года входившей в состав Польши.

Большая часть города состоит из аккуратных двух- и трехэтажных домиков. Яблони, сливы, вишни. На грунтовых дорогах между этими домиками - пробки из "иномарок". И парковка на отдельных улицах такая тесная, что заставляет вспомнить центр Москвы.

Со стенда для объявлений еще никак не уберут старую, стальными буквами вмонтированную "шапку" "Говорит комсомолия", а внизу - рядом с призывами ко всеобщей борьбе с алкоголизмом - маленькое сообщение о запланированном в местном ночном клубе стрип-шоу.

Отделенные друг от друга одним кварталом деревянных домиков с утопающими в зелени спутниковыми тарелками, активно функционируют православная церковь и костел. В одной освящают яблоки в честь Преображения Господня, в другом проводят исповеди в затемненных келейках.

А что вы хотите в республике, где официально празднуются два Рождества - и по грегорианскому календарю, и по юлианскому - из уважения к обеим христианским конфессиям?

Впрочем, местные жители избегают религиозных и политических споров. "Слишком конфликтные предметы, боимся друг с другом перессориться",- объясняют мне вежливо.

Не верить и не просить. Но и не бояться

Помаленьку и потихоньку, не объявляя об этом на весь мир, Белоруссия окончательно оставила позади кризисный год, когда из-за валютного дисбаланса реальные зарплаты в стране упали в среднем на 13,8 процента.

О том, как это происходило и какими драматическими сценами у валютных обменников сопровождалось, сообщали все мировые СМИ. Потом внимание тех же СМИ привлек к себе кризис в Греции и других странах Еврозоны.

Меньше сообщалось о "конкурентном преимуществе" Белоруссии, которое отметили эксперты московской Высшей школы экономики: в отличие от стран Еврозоны, Белоруссия имела возможность девальвировать свою валюту, и поддержать тем самым своего производителя.

Результат такой: Белоруссия получила 3 млрд долларов стабилизационного кредита в рамках ЕврАзЭС - и этим пока удовлетворилась.

Сравнимая по населению Португалия (те же приблизительно 10 миллионов населения, разница - несколько сот тысяч человек) получила от европейских структур кредит в 97 млрд долларов, который отдавать придется, вероятно, будущим поколениям.

Разница ощутима - и в положительном смысле (уровень жизни у португальцев выше, а получаемые кредиты - "длиннее"), и в отрицательном.

Главное - объект, а не приемщик

Население в основном ставит себе такие задачи: как бы и на еду заработать, да машину новую купить, да собрать очередной урожай с дачных грядок ("белорусская мечта" - работать в городе на современном производстве, но при этом непременно иметь и земельный участок для личных сельхозработ).

На этом фоне перемещения политических фигур на самом верху выглядят в лучшем случае абстракциями, а в худшем - интригами. Может быть, поэтому социологи констатируют интересное явление: падение рейтинга Лукашенко в кризисный год не сопровождалось ростом рейтинга оппозиционных лидеров. Граждане, похоже, испытывают общее разочарование в "политическом классе". И думают в основном о повседневных вещах: работа, образование, культура, спокойная жизнь с низким уровнем преступности.

И знаете что? У граждан это неплохо получается. По крайней мере, по мнению экспертов Института экономики РАН, не раз выступавших с соответствующими докладами, уже сегодня Белоруссия значительно лучше подготовлена для интеграции в Евросоюз, чем соседняя гордая Украина.

Нарастающая ориентированность на российский рынок для сближения (пусть и не членства) с ЕС может быть не препятствием, а подспорьем: ЕС всячески призывает своих членов к ориентации на внешние рынки, а положение "моста" между Россией и ЕС уникально выгодно.

А с каким управляющим будет работать этот мост - Владимиром Макеем или кем-то другим - в конце концов не так уж и важно.

Дмитрий Бабич

РИА Новости

Поделиться
Комментировать

Популярное в разделе