Сергей МИЛЛЕР: «Нам нужна точная модель мира»

Любой уважающий себя город должен иметь свой виртуальный портрет, чтобы зарабатывать реальные деньги

Чего может ожидать гуманитарий от мероприятия с названием «V всероссийская конференция «Геоинформационные технологии в муниципальном управлении»? Наукообразных выступлений, непрорубаемых для непросвещенного слуха словосочетаний и непонятных графиков. С таким настроением я пристроилась на заднем ряду пресс-центра в ЦЛС «Демино». И сразу поняла, кто сможет внятно и доступно ответить на вопросы дилетанта: что, зачем и для кого? Сергей Миллер, президент ГИС-Ассоциации.

– Сергей Адольфович, с информационными технологиями так или иначе знакомы все. А что значит приставка «гео»?

– Все, что связано с пространством земли: география, геология, геодезия. А в сочетании с информационными технологиями – это создание полной виртуальной модели, адекватной реальному миру.

– И где эти технологии применимы?

– Например, в управлении. Сегодня существует куча ведомств, и у каждого – свое видение мира, своя модель принятия решений. Эти модели зачастую не пересекаются. Одно ведомство рулит параллельно другому. И даже если их действия качественные, они, не пересекаясь, дают неадекватное представление о существующей информации. Наша задача – совместить в одну базу данных все модели. Или построить новую, которая дает верное представление о мире.

– А если еще ближе к жизни?

– Конкретизируйте – к чьей жизни: пионера, пенсионера, бизнесмена, чиновника?

– Давайте начнем с бизнесмена.

– Давайте. Сидит, скажем, деловой человек в Париже или Нью-Йорке и раздумывает: как бы ему повыгоднее вложить в Россию свои капиталы. Слава богу, есть интернет. А в нем – информационные системы с адресными планами территорий, земельными участками, данными об экономике – всем, что влияет на бизнес. Человек сможет просчитать риски инвестиций, выгоды, возможности, поскольку вся информация прозрачная и соответствует настоящему моменту. Когда имеется хороший виртуальный портрет, скажем, Рыбинска, юридически значимый и реальный, шансов и у Рыбинска, и у инвестора больше.

– Но практически все это сейчас и так можно найти в интернете.

– Да, только в разных источниках и немало попотев. И не факт, что добытая информация будет актуальной. Видите ли, мир имеет свойство меняться. Я, например, берусь картировать пресс-центр «Демино» сию минуту. Переношу в свое виртуальное пространство каждый стул, стол, человека. А фотограф, который секунду назад стоял в одном месте, уже ушел в другое – ему же надо точки обзора менять. И моя карта через секунду устаревает. Так и в широком смысле пространство изменчиво. Вчера здесь был парк, сегодня – дорога, завтра власть решит магазин построить. Плюс меняются юридическая база, экономическая ситуация. В идеальной ГИС все перемены должны отображаться в реальном времени.

– Хорошо, выгоды бизнеса понятны. А власти это зачем?

– Об инвесторах мы уже говорили. Вот еще важный аспект – учет собственности. Сегодня далеко не в каждом городе есть полные данные о недвижимости, коммуникациях, границах территорий. Спрашивается: чем власть управляет-то? Сорока процентами собственности, о которой имеет представление? В Рыбинске, например, земельный налог составляет 20 процентов собственных доходов бюджета, а в Уфе – 60. У Рыбинска есть возможности увеличить доходы. Для этого надо создать полную базу данных городского хозяйства. И научиться ею пользоваться. Например, чиновники знают, что в конкретном районе города нужна аптека. И предоставляют льготы по аренде тем, кто собирается открыть не автосервис, а именно аптеку. Мне кажется, если власть мудрая, она найдет в ГИС массу возможностей.

– А мне кажется, что все это мы уже когда-то слышали. Только называлось это по-другому – экономическое планирование.

– На самом деле важен смысл, который вкладывают в понятие планирования.

Почему социалистическая экономика административно не справилась с жизнеобеспечением страны? Суть ее – Гос­план. Он планирует, скажем, количество галош на всю страну. Он берет ответственность, что сможет посчитать не только количество ног в стране, но и количество луж, сколько и когда идет в стране дождей, как быстро галоши будут изнашиваться, как будут доставляться туда, где они нужны. Вы можете представить себе ум, который все это сделает? В рыночной экономике вам говорят: ребята, галоши – ваша забота. Делайте их там, где нужно, и столько, сколько продадите. Наша забота – чтобы вы могли реализовать свой потенциал. Помните, как нам нечего было купить в магазинах? А сколько времени прошло с развала Союза, прежде чем нас накормили? Я помню – месяца два. А что изменилось за это время? Не стало Госплана. Нам сказали: ваш прокорм – ваше дело. И включилась инициатива народных масс. Дальше вы все знаете сами.

– Знаем. И как на прилавки хлынули товары, которые страшно было покупать и есть. И как денег не было, чтобы купить хотя бы их.

– Потому что никто не владел информацией. Мы работаем одновременно в пространстве реальном, экономическом и правовом. При этом хорошо бы, чтобы оно было адекватным и обеспечивало защиту наших интересов. Очень непросто создать правила, по которым это пространство можно использовать. Сейчас мы в процессе: государство пытается выстроить геоинформационное поле, единое для всех территорий России. А муниципалитеты – получить от государства адекватную систему координат. Если в одном регионе будут измерять штуками, а у соседей – килограммами, начнется бардак хуже Госплана.

– Теперь давайте поговорим о простом человеке – не чиновнике и не бизнесмене. Что он может найти полезного в глобальной базе данных?

– Начнем лучше с того, что человек может в нее привнести. Недавний пример – летние пожары. Пока дым не закрыл обзор со спутников, МЧС располагало информацией об очагах пожаров. Затем включилась гражданская инициатива. Люди в машинах с навигаторами сообщали координаты горящих территорий, сами заносили эти данные на карту. Или другой пример. В Самаре группа горожан инициировала проект «Ямки на дорогах». Информация о ямах, рытвинах, колдобинах собирается в интернете, и каждый, включая чиновника, может увидеть, где реально проехать, а где есть шанс оставить колесо. Всем хорошо – водители берегут машины, чиновники знают проблемы. Когда все источники сводишь в единую карту, получаешь адекватное представление о пространстве.

– А в рыбинском пространстве зачем собрались?

– Попользовать вас приехали (смеется). Попытаться совместить наши миры. Федеральных чиновников привезли, чтобы они знали, что происходит на местах, в каких координатах люди работают. Ну и самонадеянно считаю, что мы немножко Рыбинску помогли. Хотя бы тем, что задели чиновников за живое низкой собираемостью земельного налога. Думаю, что какие-то последствия будут точно.

ЯР-досье

Сергей Адольфович Миллер родился в семье этнического немца, сосланного из Москвы в 1930-е годы. После Великой Отечественной войны семья вернулась в столицу. Окончив институт нефти и газа им. И.М. Губкина (ныне РГУ нефти и газа), Миллер руководил группой в научно-исследовательской лаборатории по проблемам нефтегазоносности Восточной Сибири и Якутской АССР, возглавлял лабораторию геодинамики и геокибернетики в РГУ.

С 1999 года Миллер – президент межрегиональной общественной организации содействия развитию рынка геоинформационных технологий и услуг в России (ГИС-Ассоциации). Он – признанный эксперт в области геоинформатики и кадастра, член экспертных советов и рабочих групп по разработке нормативно-правовых документов Росземкадастра, Госстроя России, Роскартографии. В настоящее время – член межведомственной рабочей группы по подготовке предложений в Правительство РФ по созданию единой структуры пространственных данных на территории РФ.

Юлия МУРАТОВА

"Ярославский Регион"
Поделиться
Комментировать

Популярное в разделе

В интернете появился новый телефонный справочник 2016-2017 года.