Искусство соучастия

Анна Толстова об основном проекте биеннале


Первые две Московские биеннале приучили публику к мысли, что основной проект — не основное, что надо смотреть на этом празднике современного искусства. Все вроде было сделано правильно: команда из модных кураторов-звезд класса Ханса-Ульриха Обриста, Николя Буррио или Даниэля Бирнбаума, туча молодых художников со всего мира, входящих в биеннальную обойму, интересные выставочные площадки вроде Музея Ленина или недостроенной башни "Федерация". В смысле рекламы это, безусловно, сработало: о Московской биеннале писали и говорили везде, начиная с самого первого раза.


Однако ощущения, что эта биеннале — именно московская, сделанная в России и для России, не возникало. Напротив, казалось, что некая универсальная и глобальная Биеннале открыла в Москве свой филиал, как какой-нибудь Benetton. Третья биеннале, однако, порвала с этой уже было складывавшейся традицией: вместо команды молодых модников появился один куратор постарше, не ослепленный лучами славы, который, присмотревшись к местной художественной и социальной ситуации, сделал блистательную и тщательно подготовленную выставку. Проект Жан-Юбера Мартена "Против исключения", помещая искусство России в широкий мировой контекст, где Западная Европа или США оказывались частью единого художественного пространства наряду с Африкой, Азией и Латинской Америкой, в лучших традициях французского Просвещения разворачивался лицом к русской, имеющей небольшой и зачастую травматический опыт общения с contemporary art публике. Каковая проголосовала за него ногами: все рекорды посещаемости были побиты, и выставку "Против исключения" пришлось продлевать по многочисленным просьбам трудящихся. Правда, леворадикальный фланг московской арт-тусовки тут же стал упрекать Мартена в популизме и развлекательности.

В общем, куратора главной выставки четвертой биеннале выбирали, кажется, с учетом всех ошибок и всех замечаний как слева, так и справа. Им стал Петер Вайбель, художник и куратор с огромным опытом, в свои 67 бегущий впереди авангарда, в молодости — близкий к венским акционистам, затем — пионер и пропагандист новых медиа, руководитель легендарного ZKM (Центра искусства и медиатехнологий в Карлсруэ), мастер мультимедийных и высокотехнологичных выставок, которые не упрекнешь в том, что они всего лишь шоу. В проекте "Переписывая миры" Вайбель грозится объяснить, что такое современное искусство в эпоху глобализма и новой цифровой культуры, когда гегемонии западного модернистского канона пришел конец, привычные исторические модели — в истории политической, экономической и культурной — пересмотрены и переписаны, Земля опутана всемирной мультимедийной паутиной, а общедоступность новых медиатехнологий лишила художника былой элитарности и приглашает зрителя к активному соучастию. Мы наблюдаем "перформативный поворот", утверждает Вайбель: спектакль окончен, публика отныне не пассивный созерцатель, а активный пользователь и соавтор. Куратор — переписчик миров обещает установить "медиасправедливость" в отношении тех средств выражения, которыми обычно пренебрегают традиционные музеи: компьютер, интернет, аудио, видео, кино, фото,— с его выставки почти совсем изгнаны холст, масло, резец и мрамор, поскольку аристократам не место там, где царит творчество масс в виде разных форм активизма и где искусство лишилось монополии на создание художественных образов.


Произведением, воплощающим в себе едва ли не все ключевые идеи кураторского манифеста, станет аудиоинсталляция британской концептуалистски Сьюзан Хиллер "Свидетель". В темной комнате парит целое облако подвешенных на прозрачных кабелях наушников, гудящих десятками разных наречий: это голоса 400 анонимных соавторов художницы, поведавших ей о своих встречах с НЛО. Рассказы о контактах с внеземными цивилизациями собирались по всему миру, оплетенному совершенно интернациональной, как выясняется, сетью контактеров с неведомым. Им можно верить и можно не верить, но одно несомненно: обращаясь к маргинальной теме, которую официальная культура неизменно вытесняет на обочину, Сьюзан Хиллер соприкасается со стихийным и неосознанным творчеством масс, с работой коллективного воображения, вырывающегося за отведенные ему общественными представлениями о норме и нормальности пределы, словно бы лозунги сюрреалистической революции, этим массам, конечно, неизвестные, вдруг оказались им близки.


Переписывающие миры художники рассказывают еще множество скрытых, запретных, замалчиваемых и попросту забытых историй. Йонас Сталь в акции "Stalinlaan" напоминает, как улица Сталина в Амстердаме превратилась в улицу Свободы, предлагая зрителю выбирать, что важнее: либеральные ценности или историческая память. Кадер Аттиа в видеоинсталляции "Коллажи" скрещивает две трансгендерные культуры — древнюю, индийских хиджр, и новую, алжирских проституток-трансвеститов в Париже,— предлагая зрителю искать в них сходства и различия. Валид Раад в видео "Заложник. Записи Бахара" говорит о потаенных аспектах ливанской войны устами ее невольной жертвы, предлагая зрителю самому сделать культурно-антропологические выводы относительно того, сойдут ли когда-нибудь с места Запад и Восток.


На выставке будет, разумеется, множество интерактивных инсталляций и интернет-проектов, и тут наш высокотехнологичный, изобретательный и остроумный Electroboutique отлично споется с Йеппе Хайном, Олафуром Элиассоном, Тимо Тоотсом, Чарльзом Сэндисоном, Шилпой Гуптой, rAndom International, дуэтами Кристы Зоммерер и Лорана Миньоно, Ахима Моне и Уты Копп, Михаэля Белицкого и Камилы Б. Рихтер, Режане Кантони и Даниэлы Кутшат. Все это электронно-экранное разнообразие куратор, уроженец Одессы, разбавит шутками известных весельчаков, таких как Дэвид Шригли, Марина Алексеева и Майкл Элмгрин и Ингар Драгсет.


В причудливой и разношерстной компании "переписчиков миров" много звезд: Герхард Рихтер, Ребекка Хорн, Юрген Клауке, Кристоф Шлингензиф, Ай Вэйвэй, Клэр Фонтен, Нео Раух, Айзек Джулиан, Ричард Гамильтон, отец поп-арта, скончавшийся на днях, но все же успевший сделать работу для Московской биеннале. И еще больше — малоизвестных имен и недавних вайбелевских открытий. Так и среди российских участников основного проекта, где есть и ветераны московского концептуализма Игорь Макаревич с Еленой Елагиной, и прогрессивная молодежь — "Синий суп", Алина Гуткина и Валерий Чтак, появляются темные лошадки вроде коллектива саунд-артистов в составе Алексея Борисова, Ольги Носовой и проекта VTOL. И хотя на то, чтобы радикально переписать историю русского искусства, Петер Вайбель не претендует, подновить ее он явно не прочь.


Анна Толстова


Огонек

 

Поделиться
Комментировать

Популярное в разделе

Молочное оборудование пищевое оборудование для производства молочных.