Кирилл Серебренников: Мы честные люди, которые делают свое дело

Эксклюзивное интервью художественного руководителя «Гоголь-центра» о ситуации вокруг проекта «Платформа».
Кирилл Серебренников рассказал "Комсомолке" о ситуации вокруг проекта «Платформа». 
Фото: Маргарита Иванова


- Расскажи, пожалуйста, о своей реакции на новый виток эскалации «театрального дела».

- Мы оказались в совершенно абсурдной, шизофренической ситуации. Нам надо доказывать сейчас сам факт того, что проект «Платформа» существовал. Причина - задержание, арест и помещение в СИЗО его директора Алексея Малобродского по обвинению, что спектакля «Сон в летнюю ночь» якобы не существует. Между тем, он прошел на «Платформе» множество раз, был сыгран в разных странах, номинировался на национальные театральные премии и идет до сих пор. Поэтому мы обратились к людям, которые видели «Сон в летнюю ночь» на «Платформе», чтобы они подтвердили, что видели этот спектакль. К нам пошли толпы людей - оказалось, что для многих этот спектакль был очень важным, впечатление было настолько сильным, что многие даже сохранили на память билеты. Нам несут их как доказательство существования спектакля! Это такой народный флешмоб – я был на «Платформе». Так что доказывать существование «Платформы» теперь будут еще и зрители, которые три года посещали этот проект на «Винзаводе». Честно говоря, я думал, что государство даст нам за него какую-нибудь Госпремию, потому что это был беспрецедентный, масштабнейший проект - сложные спектакли, современные балеты, симфонические концерты, оперы, медиафестивали, новые партитуры современной музыки, сочиненные специально для «Платформы» - это был проект на глазах у всех, о нем были тысячи публикаций, есть неисчислимое количество свидетельств, по мнению критиков и комментаторов он стал важным и заметным событием в культуре. А теперь… мы пытаемся вызволить из-за решетки наших товарищей, которые работали с нами над этим проектом, и доказываем, что он вообще был.

- Ситуация по абсурду равна тем, когда людям приходилось доказывать, что они не рыли тоннели из Лондона в Токио.

- Знаешь, это, наверное, очень похоже. И это похоже на пьесы Сухово-Кобылина, на Кафку, на Салтыкова-Щедрина - всё вместе взятое. Ну что делать, вот такая ситуация. Мы вынуждены это делать, и я понимаю, что это может коснуться каждого. То есть сейчас это коснулось нас, но в принципе это может коснуться каждого человека.

- Понятно, что все это связано с событиями 23 мая, с твоим допросом и обыском у тебя дома. Как ты можешь это прокомментировать?

- Это всё продолжение. Я был в крайней степени удивления, когда увидел в бумажке, которую мне предъявили во время обыска, что нас обвиняют в том, что какие-то мероприятия на «Платформе» не состоялись, в том числе международные мероприятия. А я прекрасно помню, что они не просто прошли, а прошли с каким-то невероятным успехом. Что делать, когда по тебе катится каток? Театр, искусство оказались лицом к лицу с гигантской машиной достаточно репрессивного свойства. Очень хрупкие, беззащитные, честные люди сейчас дают какие-то объяснения, ходят к адвокатам, подвергаются обвинениям, у них устраивают обыски, обыскивают их и их родителей, кто-то даже сидит за решеткой, как Алексей Малобродский. Они работали три года с утра до ночи в очень плотном режиме, чтобы провести более 100 мероприятий на «Платформе»… Я выложил на Фейсбуке 100 афиш. Это всё оригинальные события. Мы делали по 30 оригинальных событий в год! Посчитайте, какой-нибудь театр выпускает по 30 премьер в год? А мы делали по 30 премьер в год. Это был не просто эффективный проект, это был суперпроект, за который, кстати говоря, в 2013-м году Министерство культуры прислало нам благодарственное письмо.


Постеры спектаклей проекта "Платформа"
Фото: ЛИЧНАЯ СТРАНИЧКА ГЕРОЯ ПУБЛИКАЦИИ В СОЦСЕТИ


- Ты воспринимаешь это прежде всего как наезд на самого себя?

- Я не хочу давать таких оценочных суждений. Знаю одно - это абсурд и шизофрения. Это нелепая и чудовищная ситуация, из-за которой оказалось в опасности большое количество честных и профессиональных людей, которые, между прочим, работают совсем не в такой «денежной» сфере, как об этом сейчас некоторые думают. Это смешно! Если ты хочешь зарабатывать деньги, ты идешь не в театр, не в современное искусство, а в бизнес. А в таких проектах, как «Платформа», работают прежде всего энтузиасты и те, кто любит искусство. Это были времена, когда государство поддерживало проекты современного искусства. Сейчас оно всю эту поддержку свернуло, как мы знаем.

- В этой ситуации всплыло некоторое количество человеческой пены. Но было в ней что-то, что тебя все-таки порадовало?

- Прежде всего огромная поддержка зрителей, совершенно простых людей, которые каждый день пишут нам хорошие слова. Нас всех поддерживает реакция мировой театральной общественности, которая прекрасно знала про проект «Платформа». Спектакль «Сон в летнюю ночь» мы играли во Франции, в театре «Шайо» на гастролях «Седьмой студии», и всем это тоже известно, и французские зрители тоже напишут свои свидетельства о спектакле, которого «не было», как мы выяснили из обвинения Малобродскому. Я особо хочу поблагодарить наших друзей, наших коллег, которые в день обысков были у театра и поддерживали и поддерживают нас все эти дни. Я иду по улице и слышу от людей: «Спасибо за то, что вы делаете! Держитесь! Мы с вами!» Это очень трогает и не дает унывать. Идет мощная волна поддержки профессионалов по всему миру, которая касается, разумеется, не только меня, но и всех людей, которые делали проект «Платформа». Мы понимаем, что работали не зря, что этот масштабный проект не прошел даром, потому что он точно остался в памяти у людей, раз они до сих пор хранят билеты.

- Какие твои прогнозы, удастся ли доказать очевидное?

- Я не знаю. Я понимаю, что абсурд зашкаливает, что он сгущается каждый день. Я не хочу ничего предугадывать… Я просто знаю, что мы честные люди, мы хорошо делали свое дело, и это дело очень важное. Я проектом «Платформа» горжусь.

Автор
СТАС ТЫРКИН
Поделиться
Комментировать

Популярное в разделе

СРО в проектирование, саморегулируемая организация. Допуск СРО проектирование.