Андрей КРАВЧУК: «Мы стесняемся быть собой»

Режиссер фильма «Адмиралъ» рассказал, как он ищет себе актеров, какие реформы не помешают театральным вузам и насколько достоверны исторические кинокартины

Фестиваль БТР, закончившийся в минувшее воскресенье, не только театральная площадка, но и большая биржа труда. Начинающие актеры показывали себя на сцене, а в зале среди обычных зрителей сидели те, кто готов «вывести в люди» самых перспективных из них: руководители театров, специалисты по кастингу, представители киностудий. Среди рекрутеров был и режиссер Андрей Кравчук, приехавший в Ярославль специально, чтобы найти героев для своего нового проекта.

– Андрей, что скажете о тех, кого называют будущим театральной России?

– К сожалению, практически не успел оценить спектакли, зато некоторое мнение об участниках уже сложилось. Пообщался со студентами из Ярославля, Санкт-Петербурга, Владивостока, Хабаровска. Я бы не стал называть это кастингом, скорее такое знакомство, на котором ребята в двух словах на камеру рассказывают о себе. Они еще стоят на пороге, ничего не сделали, но готовы к завоеваниям. Это обаятельно. На фоне других очень выделяются питерцы – у них больше уверенности в себе, они уже, что называется, в профессии. Ярославцы смотрятся неплохо – обаятельные, с живыми глазами.

– Расскажите подробнее про свою новую картину. Какие лица для нее вы ищете?

– Это будет исторический фильм о молодом князе Владимире. Мы выбираем для него главных героев – двух девушек и юношу. Одну актрису я вижу скандинавского склада. Она должна напоминать Валькирию, знаете, такую страстную, но в то же время сдерживающую свои эмоции. Вторая девушка – славянского типа, трепетная, нежная.

– В «Адмирале» вы работали с Константином Хабенским и Сергеем Безруковым, сейчас высматриваете героев среди неизвестных актеров. Каковы для вас главные критерии при отборе?

– Наверное, в первую очередь это должны быть личности. У них должны светиться глаза. Надо понимать, что профессия актера очень зависимая и в огромном количестве случаев разочаровывающая. Тех, кто становится известным, немного. Людей шоу-бизнеса я в расчет не беру, там необязательно обладать талантами. Обычный же актер – это непростая жизнь за небольшую зарплату и вечная надежда, что тебя найдут. Но если ты живешь только ради эфемерной мечты стать звездой, и в тебе нет живого чувства, ничего не выйдет. Все равно что священник, не верящий в Бога и проводящий мертвые ритуалы.

– Часто удается встретить личностей?

– Нет. В силу особенностей нашего времени найти их непросто. Мы живем в эпоху рекламы, СМИ, которые коллективно формируют в умах стереотипы. Молодежь изо всех сил стремится им подражать. Это не способствует развитию внутреннего мира. Сегодня достаточно иметь хорошую машину, чтобы доказать кому-то свою значимость. Грустно, что о тебе судят по тому, чем ты обладаешь. Но я настроен оптимистично. В любой стране рождаются яркие, интересные люди. И у нас сегодня, после периода некоего безвременья, общей растерянности, пришедшей на смену советской власти, верю, вновь начнут появляться люди с правильными жизненными и культурными ориентирами.

– А что скажете о качестве профессиональной подготовки выпускников театральных вузов?

– Могу сказать со своей колокольни: есть минус в том, что у нас не преподают особенности игры в кино. А это между тем совершенно иная техника существования, с учетом камеры. Есть нехитрый набор выразительных средств, которые работают везде, но актер кино должен досконально знать свой личный арсенал: какие ракурсы более выигрышны, какой свет ему идет и т.д. С театральными студентами вообще очень тяжело работать в кино. С одной стороны, они еще не стали раскованными, полноценными артистами, а с другой – уже контужены классическим театральным образованием. Они привыкли непрерывно что-то показывать, транслировать со сцены. Для театра это хорошо, а для кино – смерть. Поэтому порой лучше взять на роль непрофессионального артиста, чем такого «контуженного» студента, – большей естественности в кадре можно добиться.

– В фильме «Итальянец» вы так и сделали – главную роль сыграл школьник, не имевший к киномиру никакого отношения. С ним работалось легче?

– О, это отдельный случай! С Колей пришлось архитрудно. Он был зажат, очень стеснялся, тихо говорил. У меня работал специальный психолог, который составил психологический портрет мальчика. Были люди, которые его раздражали, к другим он испытывал симпатию. Ребенок ведь играть в принципе не может, иначе это получится «Ералаш» в худшем смысле слова. Поэтому мы выстраивали ситуации, в которых бы у него возникали эмоциональные реакции, соответствующие сюжету. Он быстро уставал, не хотел идти в кадр, но к концу фильма был уже профессиональнее многих.

– Адмирал Колчак, теперь князь Владимир. Вы вновь обращаетесь к исторической тематике. Должен ли такой фильм быть абсолютно достоверным?

– Знаете, существует восстановление изображения людей по трехмерной модели черепа. Так вот я этим не занимаюсь. Когда я слышу заявления в духе: «А мы знаем, что было не так», мне зачастую хочется ответить: «А вы там были, может, стояли рядом?». Взять того же князя Владимира. Согласно историческим источникам известны по крайней мере три места, где он крестился. А на съемках «Адмирала» мы поспорили с нашим военным консультантом. Возможно ли, чтобы комбинировали, носили одновременно белую, парадную и темную военно-морскую форму? Консультант утверждал: «Нет, это запрещено уставом!» Я же нашел хроники, где адмирал Колчак, адмирал Эссен и другие ходили по палубе в темных штанах и белых кителях. Делалось это, видимо, из практических соображений: палуба корабля – не самое чистое место. Так что на каждый вздох, чих и порыв души мы документальных подтверждений не найдем.

– Готовясь к съемкам «Адмирала», вы изучали мемуары, просматривали архивы. На ваш взгляд, в чем нынешнее поколение проигрывает людям прошлых лет?

– Тогда люди были более целостны, самобытны. Сегодня идешь по улицам и видишь больше отражений глянцевых журналов, чем индивидуальностей. Замечательный пример: Чехов вспоминал, что отец запрещал ему убивать мух, так как считал, что они очищают воздух. Это неповторимое обаяние наивного взгляда на мир! Я смотрю на портреты людей XIX–начала XX века и по выражению их лиц понимаю, какими они были: трогательными, растерянными, веселыми, добрыми. Сейчас все за что-то прячутся – за косметику, за одежду, за фразы. Нам не хватает смелости на то, чего прежде не стеснялись – быть собой.

ЯР-досье

Режиссер и сценарист Андрей Кравчук родился 13 апреля 1962 года. Окончил Ленинградский государственный университет, факультет математики и механики. Занимаясь точными науками, увлекался философией, писал стихи. В 1997 году окончил Санкт-Петербургский институт кино и телевидения. Режиссерским дебютом в полнометражном игровом кино стал фильм «Рождественская мистерия» с Александром Абдуловым и Чулпан Хаматовой.

Среди главных работ Кравчука – «Господа офицеры», «Адмиралъ», «Итальянец». Последняя лента в 2005 году была выдвинута на премию «Оскар» в номинации «Лучший зарубежный фильм». Молодой режиссер стал первым петербуржцем соискателем мировой награды. Хотя премию картина не завоевала, на ее счету более 40 других престижных наград, в том числе Гран-при жюри детского конкурса 55-го Берлинского международного кинофестиваля, главный приз кинофестиваля в Валансе, приз «Единое будущее» на международном кинофестивале в Мюнхене, премия «Ника» в номинации «Открытие года».

Анна КОУЗОВА

"Ярославский Регион"

Поделиться
Комментировать

Популярное в разделе

телефонный справочник Владивостока