Николай РОДИОНОВ. Ростов Великий (№2/поэзия)

Родился в 1951 г. в Ростове Великом. Закончил факультет журналистики МГУ, почти 30 лет работал в районных и областных газетах. Стихами увлекся в школьном возрасте, посещал занятия литературной группы при редакции ростовской районной газеты, в 1970-х участвовал в областных литературных семинарах, публиковал стихи в газетах «Юность» и «Северный рабочий», журналах «Москва», «Орион», «Русь» и «Русский путь на рубеже веков». Первую книжку выпустил в 1998 г. Затем вышло еще шесть поэтических сборников и книга прозы. Член Союза журналистов и Союза писателей России.
© Н. М. Родионов, 2011


Ростов Великий

1

Город всеми своими бесчисленными куполами

В безветренную погоду

Окунается в цветущие воды озера Неро,

Доставшееся племени меря

То ли от Ледникового периода,

То ли от погибшего здесь

Безымянного космического тела.



Метрах в двухстах от берега

В привязанной к воткнутым в ил веслам лодке

Сидит рыболов —

Не из племени меря, а из бывших

Октябрят, пионеров, комсомольцев, коммунистов —

И наблюдает

За косо торчащим из воды

Неподвижным поплавком.

Его наклоняет влево леска,

Взгляд рыбака скользит по ней, по удилищу и

Обнаруживает на тыльной стороне ладони комара.

«Не клюет… зара…за!» —

Думает расстроенный ростовец

И хлещет свободной рукой по кровопийце,

Удилище — плетью по воде.

Сверкая ярко-серебристыми боками,

От поплавка в разные стороны бросаются уклейки,

А на разбегающихся от удара по воде кругах

Качаются,

Причудливо искажаясь,

Томно-серебристые и золотистые купола.



Резким контрастом

Поражают даже не очень внимательного прохожего

Обшарпанные стены особняков, торговых рядов

И — блистающие тонированными стеклами

Иноземного производства автобусы;

Замкнутые в себе горожане, вездесущие бомжи

И — благостно-беспечные туристы,

Не обращающие внимания на обитателей города,

Но с восторгом глазеющие

На величественный Успенский собор,

Его многоголосую —

С церковью Входа в Иерусалим — звонницу

И на Митрополичий двор,

Являющие собой

Единый многоугольный ансамбль

Ростовского кремля.



Словно в крохотных зеркалах,

Отражаются картины жизни города,

Окружающей природы, исторических событий

В произведениях ростовских мастеров

Миниатюрной живописи по эмали.

Посетители кремля

Перед надвратной церковью Иоанна Богослова

Неминуемо проходят сквозь строй

Торгующих финифтяными изделиями:

Шкатулками, брошами, браслетами,

Кулонами, кольцами и серьгами,

А выйдя из-под нее,

Попадают в окружение художников,

Предлагающих свои акварели, графику

И картины, написанные маслом.

Тут же можно купить всевозможные поделки из

Глины, бересты, тканей, стекла, дерева —

Колокольчики, свистульки,

Матрешку, ажурную жар-птицу, —

Все, на что способна фантазия народных умельцев.

Ближе к полудню становится жарко,

Со спины припекает.

На дне лодки, под полком, лежа на боку, томятся

Две плотвицы.

Ждать больше нечего,

И рыболов начинает сматывать удочки.

Вдали послышался гул мотора, а вскоре

Он взревел прямо за спиной рыбака,

И лодку сильно качнуло.

Рыбак обернулся и увидел

Разворачивающийся вблизи небольшой катер.

Качнулась

Сидящая на задранном вверх носу катера девушка,

Качнулись ее обнаженные груди,

И рыболов долго неотрывно следил

За крупными яркими сосцами,

Как до этого за поплавками,

Пока катер, уносящийся

К противоположному берегу,

Объятый солнечными бликами,

Не превратился в мираж.

«До чего же докатились наши девки», —

Разминая шею, подумал рыболов.



Застенчиво, как ребенок, как непорочная девушка,

Бывший зэк

Во вратах Спасо-Яковлевского

Димитриева (мужского) монастыря

Просит подаяние:

«Сколько можете. На хлеб.

Только что освободился…»

Но редкие прихожане редко останавливаются,

Чтобы дослушать и одарить кающегося грешника,

Они идут в Храм, блистающий золотой главой,

Причаститься к таинствам,

К Церкви Отца, Сына и Святаго Духа.

Длинноволосая и длиннополая братия

Игнорирует прихожан.



На противоположной, восточной окраине города

В сизой дымке виднеются главки

Богоявленского Авраамиева (женского) монастыря.

Туристы редко заезжают туда,

Где святой Авраамий,

Первым из христиан пришедший

На ростовскую землю,

Жезлом Иоанна — ученика Христа

Повергший в прах языческого Велеса,

Основал обитель

Для новообращенных праведников

И нынешние потомки идолопоклонников,

Поселившихся здесь в прошлом столетии,

Доживают свой век в ее возрождающихся

С Божьей помощью стенах,

Славя Бахуса.



Восток потемнел, налетел порывистый ветер.

Рыбак длинной цепью с навесным замком

Прикрепил лодку к ржавой свае

И веслом, стоя на корме, подгребал к берегу.

Взглянув на восток, он с удивлением на лице замер:

На черном,

Затянутом грозовыми тучами горизонте,

Там, где стоит село Сулость, —

Словно ворота в рай,

От воды до светлого края неба

Белеет храм.



Чаевничая за кухонным столом

Возле залитого дождем окна,

Старый рыболов то и дело вздыхал

То ли по напрасно прожитому дню,

То ли по райским вратам,

То ли по очаровательно распущенной незнакомке…

2

За городом кладбище,

За кладбищем — родина

Преподобного Сергия Радонежского.

Шоссе, как новенький сапог оккупанта,

Дряхлое стариковское тело,

Раздавило селение Варницы

Пополам.



Блекнет заря,

Отблески заката скользят по холмам,

Болотам и перелескам,

В сумеречном свете темнеют села

С покосившимися главами и крестами

Заброшенных и полуразрушенных церквей,

И над немыми просторами древнерусского края

В тяжелом от запахов

Увядающего разнотравья воздухе

Разносится

Вечерний, тихий, благотворный звон.
"Мера", №2, 2011
"Ярославский регион"
Поделиться
Комментировать

Популярное в разделе