Герберт КЕМОКЛИДЗЕ. «Существенно, и это грех с души» (№2/публицистика)

Что дальше, то все больше выявляется неизбывно трагический характер нашего развития в темпе непрерывного убыстрения, напряжения и отчуждения действительности от слов о ней, от названий. Мы ее называем, переименовываем, а она — все она. Ярославль. Пустые магазины и рынки, уныние на женских (да и на мужских) лицах. Два сорта рыбных консервов. Безрыбная Волга. Приехал в канун снятия первого секретаря и предоблисполкома. Сняли их, в сущности, за то (с этим согласился стоящий несколько в стороне председатель СНХ Фетисов), что они выполнили вреднейший приказ сверху, выполнили автоматически, как положено, выполнили против своей совести и сознания (отстраняя их — “партия знает”) и, не выполнив который, они были бы сняты тогда же. Неловкость моего положения при внезапном падении старого начальства и отсутствии нового заставила меня сократить на день намеченный срок пребывания “в округе” и сделать одно только дело — в отношении Карабихи (но это существенно, и это грех с души)».
Эти слова полвека назад, 24 июня 1961 года, спустя два месяца после того, как лица людей светились в день взлета первого космонавта, занес в свою рабочую тетрадь Александр Трифонович Твардовский. Приезд в Ярославль был для него обыденным делом как для депутата Верховного Совета РСФСР от Ярославской области. «Существенность и грех с души» — относится к поддержке, которую он получил в своих хлопотах о необходимости проведения в Карабихе ежегодного Всероссийского праздника поэзии, равного по значимости Пушкинским дням в Михайловском. Это было время взлета поэзии в нашей стране, поэты собирали залы и стадионы. Через поэтическое слово душа человечья рвалась к переменам, разумеется, благотворным.

Некрасов, сроднивший поэзию и граж-данственность, был любимым поэтом Твар-довского. Потому поэтические праздники в Карабихе представлялись Александру Трифоновичу как серьезный разговор о главном в жизни страны и каждого отдельного чело-века, как возможность приобщения к Слову, дающему ответы на самые сокровенные вопросы. Настоящему некрасовскому Слову, то трагическому, то оживленному истиннонародным юмором. Это Слово должны были нести поэты, продолжающие традиции Некрасова в поэзии.

Основатель и первый директор музея-усадьбы «Карабиха» Анатолий Федорович Тарасов, участник Великой Отечественной войны, литературовед, член Союза писателей ССР, с радостью принял идею Твардовского. Но понадобилось больше пяти лет, чтобы она была воплощена в жизнь. В 1967 году состоялся Первый Всесоюзный поэтический праздник в Карабихе.

Исподволь Праздник приобрел широкую известность. Каждая первая суббота июля была в Ярославле украшена Карабихой, становившейся в этот день литературной Меккой. Приезжали поэты и писатели со всех концов Советской России. Лев Ошанин, Ираклий Андронников, Юлия Друнина, Бэлла Ахмадулина, Михаил Дудин, Алексей Сурков, Сергей Смирнов, Виктор Розов — вот далеко не полный перечень. И непременно — поэты из Белоруссии, Украины, Зарубежья… Как старых друзей встречали их лучшие поэты Ярославского края, мало уступавшие или даже совсем не уступавшие гостям в силе поэтического мастерства. Получить право подняться на поэтическую сцену в Карабихе было подчас сложнее, чем на Парнас. С утра любители поэзии из Ярославля и всех районов области стекались в Карабиху. К ним присоединялись многочисленные гости из других регионов страны. Ни дождь, ни ветер не могли помешать Празднику. Есть замечательная фотография, на которой поэтическая поляна как бы укрыта сплошным зонтом. Он слился из множества зонтов, под которыми сидят люди и слушают поэтов.

Грянувшая перестройка, увы, перестро-ила и отношение тогдашней власти к культуре. Культура стала пониматься не как государственное дело, а как отрасль, которая должна стремиться к самоокупаемости. Это отразилось и на празднике в Карабихе. Он все больше театрализовывался. Оскудел список приезжих поэтов, на их место бодро юркнули наемные артисты. Они читали стихи Некрасова, реанимировали его забытые водевили, изображали Николая Алексеевича и его гостей. По аллеям усадьбы степенно разъезжали музейные коляски. Мужики в расшитых рубахах и бабы в цветастых сарафанах размашисто косили траву или чинно водили хороводы. Стало происходить именно то, чего сторонился Твардовский, различавший истинную и ряженую народность. Понятное дело, изменился и состав карабихских «паломников». Среди них было все меньше любителей поэзии и все больше охотников оттянуться на природе под водочку и шашлычок да поглазеть на московских кинозвезд, заполучить автограф. При таком раскладе вещей приезжать в Карабиху перестали и многие серьезные ярославские поэты. Вместо них на сцену взялись взбегать члены бесчисленных самодеятельных поэтических объединений, еще не достигшие или уже не способные достичь поэтического мастерства.

Коллектив музея-усадьбы, состоящий из талантливых и самоотверженных людей, для которых Некрасов в первую очередь поэт и гражданин, а не предлог для разудалого веселья, делает очень много, чтобы воссоздать в Карабихе атмосферу, которая бы в наибольшей степени способствовала восприятию некрасовского слова. Идут большие реставрационные и исследовательские работы, пополняются экспозиции, создан музей деда Мазая, позволяющий приобщить малышей к творчеству Некрасова.

Да, сегодня на каждый праздник удается пригласить хотя бы одного известного поэта. Но урезанное ниже разумного уровня финансирование безжалостно сковывает намерения пойти дальше, к восстановлению традиций, заложенных Александром Твардовским.

На прошедшей в этом году встрече яро-славских писателей с губернатором области Сергеем Алексеевичем Вахруковым завязался разговор и о Карабихе. Губернатор выразил полное понимание того, что Всероссийский праздник в Карабихе должен быть в первую очередь Поэтическим, и пообещал поддержку. Предстоит работа, которая одинаково нужна и власти, и населению, и музейным работникам, и писателям. Это должна быть заинтересованная, согласованная работа, которая обязательно приведет к тому, что слово «Карабиха» снова станет си-нонимом Поэзии. Не только в Ярославской области, но и по всей России и за ее рубежами.

© Г. В. Кемоклидзе, 2011

"Мера", №2, 2011
"Ярославский регион"
Поделиться
Комментировать

Популярное в разделе