Вопрос правительствам и богам

Пятнадцатый Волковский фестиваль открылся российской премьерой международного проекта «Война»
 Удивительно, но при сохранении единого девиза «Русская драматургия на языках мира» очередной Волковский фестиваль каждый год умудряется быть непохожим на предыдущий. В этом году его открыл международный проект Эдинбургского и Чеховского фестивалей и московской «SounDrama Studio» - спектакль «Война».

В афише фестиваля кроме российских театров – венгерский, немецкий, японский, литовский. Чехов сплетается с Шекспиром, Олдингтон – с Гумилевым, Беккет – с Достоевским, Гете – с Платоновым.

 Волковский фестиваль вновь дает возможность не только жителям Ярославля, но и других областей увидеть лучшие постановки зарубежья,  столицы и российских регионов. И надо сказать, что поток желающих увидеть знаменитые театры  на ярославских подмостках, увеличивается год от года. Заместитель губернатора Ярославской области Виктор Костин заметил, что Волковский фестиваль стал еще одним туристическим брендом. 

Художественный руководитель Театра им. Волкова Евгений Марчелли заметил,что фестиваль – прекрасная возможность и для артистов, и для зрителей расширить представления о современном театральном языке. «Признаюсь, что я жду спектаклей с тайной надеждой на испуг, - полушутя заметил режиссер - обладатель «Золотых Масок».- Когда видишь в одном месте какое-то количество шедевральных спектаклей – опасаешься: вдруг поймешь, что все, что делаешь ты – неправильно, и вот где настоящий театр. Я жду этого испуга и внутренне ему радуюсь.»
В течение десяти фестивальных дней театры России, Европы, Японии - каждый на своем языке поведут речь  о том, что касается всех: о боли и радости, о страданиях и счастье, о мире и войне. 

Не случайно фестиваль открыл  спектакль Владимира Панкова, посвященный Великой войне,как называют ее в Европе. Когда он задумывался два года назад, никто и представить не мог, какой болью отзовутся события столетней давности  в дне сегодняшнем. 

 

«Я не хочу мыслить в узких рамках представления о том, что был российский опыт войны и был другой, британский. Пьеса обращена к независимой человеческой личности,  а не к представителю той или иной страны. Это опыт человека на войне вообще. Война и боль, вызванная войной, не разделяют людей по национальному признаку» - отмечал режиссер Владимир Панков в интервью The Guardian.
Руководитель Международного  фестиваля им. А.П. Чехова Владимир Шадрин отметил, что для создателей это была трудная задача, поскольку произведений о Первой мировой войне крайне мало. Владимир Панков  предложил поразительное решение – и в творческом, и  в техническом плане. Это масштабная современная опера. В основу либретто положены роман Ричарда Олдингтона «Смерть героя», текст Гомеровской «Илиады» и «Записки кавалериста» Николая Гумилева. (Инсценировка Ирины Лычагиной)
История начинается   с того, что в канун Рождества 1913 года молодые люди - поэты и художники -  рассуждают об искусстве, гадают о будущем. Война для некоторых из них  - двигатель цивилизаций, надежда на очищение. Через несколько лет один из них  - Владимир - вспоминает погибшего на войне друга, художника Джорджа. Чтобы избавить его от тягостных воспоминаний, доктор предлагает всем участникам событий, включая родителей погибшего, разыграть психодраму, используя текст «Илиады».  Мать Джорджа становится Гекубой, отец  – Приамом, жена Бетси  - Андромахой. Самому Джорджу уготована роль Гектора. В рапсодиях – песнях воскрешается его образ. Через сохранившиеся письма, воспоминания родных раскрывается внутренний путь  художника - от  наивного взгляда на войну как трудную работу для настоящих мужчин  до полной безысходности и саморазрушения.
Мои попытки внятно объяснить своим друзьям,  ранее не видевшим спектаклей Панкова, что такое «саундрама», всегда заканчивались  крахом. Я могла говорить часами, но    в итоге  позорно капитулировала. Все вербализации ускользающего, мощного и пряного, как аромат сосен в жаркий день, действа  оказываются  до бешенства  малы, скудны и бестолковы. Попробуйте разложить по полочкам мощный сплав звуков, песнопений, певучих греческих строк, звуков оркестра, горячечных монологов, тихой нежности, мертвого трехминутного молчания, безалаберной болтовни и звуков сирен. Изломанные звуки джаза и амелодичные арии героев, корчащихся от кошмарных воспоминаний.  (Композиторы, музыкальные руководители – Артем Ким, Сергей Родюков).
Мировая катастрофа, втягивая маленьких людей в свою чудовищную воронку, отбирала у них голоса, создавая свою дьявольскую партитуру. В финале художник, прошедший через войну,  пытается сделать набросок на белом листе, но не может провести даже обычную линию. Поняв, какую цену он заплатил чудовищному Молоху, Джордж кончает с собой.
Сценическое пространство насыщено деталями, каждая из которых – метафора.  Сверху донизу все прошито тонкими стальными тросами, то ли струнами, то ли железным дождем,  а может, нитями, связывающими небо и твердь. Герои  взмывают вверх, словно парящие ангелы,  низвергаются в пропасть,  разматывают бесконечные нити судьбы, подобно греческим Мойрам. Взлетают вверх пустые шинели, словно души погибших.
Война, как кислота, разъедает не только тела, но и души.  Мать Джорджа в исполнении народной артистки России Елены Шаниной – вполне обычная, заурядная тетушка, живущая в своем крохотном мирке, с удобным набором жизненных стереотипов. Но в какой-то миг она превращается в олицетворение доброй старой Англии. Ее   призваны защищать солдаты, брошенные в мировую мясорубку. Белая фигура женщины движется по пространству, заваленному телами искалеченных на поле боя. В ответ на призывы к патриотизму раздается грубый смех и циничные оскорбления в адрес «старой суки». 

 

Эпичность происходящего действа не заглушает главного, ради чего существует театр – вглядывания в Человека. Джордж (Павел Акимкин) - маленький, энергичный, жизнерадостный человек -  проходит все стадии военного безумия и гибнет. В последней  части спектакля – происходит прощание с героем. Отец ( н.а России Валерий  Гаркалин) до последнего пытается избежать развязки. Необходимости выплеснуть то, что сдерживал многие годы после гибели сына, пугает его. Но плотина прорвана – и не остановим рвущийся  крик, слепы от слез глаза, судорожно ищут опору руки. Преображается и Мать (н.а.России Елена Шанина). Отброшены обветшавшие  банальности и пугливые отговорки. Дикий крик раздирает рот, звериный стон сотрясает тело, распластанное над солдатской могилой. Затихая, она качает огромную люстру, как  золотую колыбель, где спит ее младенец, и напевает строки «Илиады», словно  колыбельную.
«Нужна ли человеку война вообще? Неужели он не может обойтись без того, чтобы стирать с лица земли города и целые цивилизации во имя начала новой жизни. Этот вопрос не адресован конкретному человеку. Мы задаем его правительствам и богам».( Владимир Панков. Из интервью The Guardian).

Фото -  группа Волковского театра VK

Поделиться
Комментировать

Популярное в разделе «Авторские колонки»