Виртуозный гротеск

В Волковском театре прошла новая премьера Центра имени Треплева "Двое бедных румын,говорящих по-польски" по пьесе Д.Масловской
В замечательной книге Анатолия Смелянского «Михаил Булгаков в Художественном театре» есть фраза, касающаяся работы Станиславского над спектаклем по гоголевским «Мертвым душам».Не могу удержаться.Процитирую. «Не нужно никаких мизансцен.Сидят Плюшкин и Чичиков и разговаривают, а мне интересны только их живые глаза».В полной неподвижности, вне режиссерских подпорок,могущих закрыть актера, они должны были воплотить дух Гоголя.Иначе говоря,Станиславский требовал от своих артистов гениальности». Тогда я подумала – даже для легенды это как-то уж чересчур. Не бывает такого в театре, ну может быть только в области мифов и преданий, которые творятся уже намного позднее самого спектакля. О, как малодушна и маловерна я была! В этом я убедилась на премьере спектакля «Двое бедных румын, говорящих по- польски» в Волковском театре.

Два румынских оборванца -  Джина (Анастасия Светлова) и  Парха (Валерий Кириллов)  путешествуют автостопом по Польше, стремясь вернуться в свою нищую страну. По  пути два отщепенца-маргинала встречаются  с добропорядочными жителями страны, каждый из которых обрушивает  на возмутителей  спокойствия все доступное ему презрение.
Практически весь спектакль проходит на пустой сцене, само  действие разыгрывается с помощью нескольких стульев. Они превращаются в салон автомобиля, в  кровать,  в обстановку придорожного кафе. 


Пьеса Дороты Масловской - захватывающая дух история, в которой постепенно все герои оказываются не теми, за кого себя выдают. Валерий Кириллов в роли Пархи   виртуозно разыгрывает непрерывный каскад гротескных ситуаций. Его герой страшен,  обаятелен, омерзителен, жалок   и гомерически, невероятно смешон.
Трагикомедия –очень трудный жанр, причем для всех – начиная с драматургов и заканчивая актерами.  До этого момента  я знала,что Евгений Марчелли – мастер драматических, противоречивых, в чем-то провокационных  зрелищ. Но в таком жанре я вижу его работу впервые. Каждая сцена  сыграна двойными, а то и тройными красками. Сквернословящие, обкуренные попрошайки, которые готовы мгновенно прирезать  недалекого парня – водителя такси (прекрасная работа Виталия Даушева), вызывают омерзение, смешанное с жалостью. Но чем дальше длится путешествие бродяг, чем нелепее передряги в которые они попадают, тем страшнее и беспощаднее выглядят мирные жители. Абсурдные  перевертыши происходят ежесекундно.
На словах водитель рассказывает следователю, что бродяги собирались его убить, а на деле – спокойно прячет за пазуху пачки купюр, которые бросил ему в подарок зарвавшийся в своем поистине хлестаковском вранье Парха. Добродушные сексапильные красотки в придорожном кафе – Барменша(Ирина Сидорова) и Гардеробщица Халина (Любовь Ветошкина)  набрасываются на беспаспортного бродягу, избивая его в кровь.
Богатая дама   в шикарном автомобиле (Татьяна Малькова) в отместку мужу готова разбить его машину  вместе с оробевшими  нечаянными пассажирами – Джиной и Пархой.
Апофеозом абсурдности окружающего мира становится безумный Дед (Николай Шрайбер). Он боготворит  Парху, узнав в нем  сериального божка, но  ночевка в его логове оказывается сродни побывке в гостях у маньяка.
Цинизм и сквернословие «бедных румын»  уступает место растерянности перед миром, в котором для них не находится даже крошечной капли любви. Последний исповедальный монолог Джины Анастасия Светлова произносит без аффектации, просто, но в нем сквозит даже не отчаяние, а просто невероятная, нечеловеческая усталость от жизни. Все силы оказываются израсходованы на бессмысленный, изматывающий бег по кругу.  Ей вторит Парха: его  реальная жизнь внешне вполне благополучна – в ней есть деньги, успех, популярность, а сам человек оказывается никому не нужным. Горькая ирония отщепенцев выплескивается в безумно-радостной игре в несуществующий паром, который привезет в далекую страну, где все будет по-другому.( «Край мы покинем, где так страдали, где все полно нам былой печали».) Последним аккордом игры становится   всплеск   черного юмора: «А там висит Джина!»…



Игра актеров  Волковского  в новой постановке Евгения Марчелли, по-моему, на грани фантастики и где-то краешком уже касается той области, где  начинается театральная легенда….
Нет,я  не понимаю – неужели вы все еще читаете этот текст?? Бегом в театр! «Румын» надо смотреть!
Фото со страницы Волковского театра вконтакте
Поделиться
Комментировать

Популярное в разделе «Авторские колонки»