Революционеры и «босяки» на фестивале БТР

В Ярославль молодые выпускники театральных вузов нынче ворвались по-революционному, на броневике. В год столетия революции открытие фестиваля Будущее театральной России прошло в стиле митинга: кумачовые транспаранты с лозунгами,  речи с броневика, свежесочиненный гимн фестиваля, исполненный на мотив «Интернационала».
Молодые артисты Волковского театра смахивали на героев спектакля Театра на Таганке «Десять дней, которые потрясли мир» - среди зрителей мелькали морячки в тельняшках, комиссары в кожанках, девушки в красных косынках.

17991948_1327156993998825_7886556022457506432_n.jpg



Логотип  БТР – оранжевый апельсин – была выполнена в духе агитационных плакатов Казимира Малевича.  Сюрпризы на этом не закончились: ректор Школы-студии МХАТ Игорь Золотовицкий возник из-под земли в клубах театрального дыма, а среди выступающих оказались даже два Ленина (один – в эскизе ректора ЯГТИ Сергея Куценко, другой – в исполнении Виталия Даушева). 


18158010_1327157187332139_3334928810103914251_n.jpg


18058014_1327159843998540_8299708059269781375_n.jpg

 После бурного революционного начала ведущий – комиссар в кожанке (Сергей Карпов) попросил две минуты тишины и шутливо призвал зрителей  забыть все, что  артисты только что им наговорили. 

Это был очень верный ход, потому что спектакль выпускников Школы-студии МХАТ «Горький.Высоцкий.Дно»  с первых же мгновений погрузил зал в сосредоточенность  и тишину. 


1dc4d2052940bd2bc122f3d059b03eed_2167759 (1).jpg

  Хрестоматийная история обитателей ночлежки была не столько разыграна, сколько осмыслена молодыми артистами с позиций их сегодняшних. 
На сцене царил скупой минимализм – на заднем плане ряды кресел, по бокам скамейки,  игровое пространство ограничено  серыми кубами. 


Никакого грима, париков, приклеенных  седых бород. Только костюмы представляют собой причудливую смесь холщовых рубищ, как у Анны  , и почти современной одежды  в стиле гранж: дырявые джинсы, майки с разрезами, жилетки, только Барон  выделялся от прочих хипстерским шарфом. 

Спрятаться не за что – только ты, исполнитель, и судьба твоего героя – изломанная, исковерканная. Жгучее – «за что?» возникло здесь и сейчас. Сыгранность, ансамбль, подлинное сценическое общение, дыхание в дыхание, глаза в глаза  – все, что составляет стиль мхатовской игры, которым мы наслаждались в спектаклях мэтров, увидели  зрители и   в работе мхатовских «птенцов». 

Песни Высоцкого органично вписались в действие: ведь их персонажи тоже вышвырнуты из обычного «правильного» общества. В них тот же бунт, горькая веселость, сарказм и тоска по «солнцу, которое всходит и заходит».

Не было готовых оценок, готовых клише в решении ролей. Для каждого из героев, даже самых одиозных, вроде Коростылева (Кирилл Чернышенко)  или Василисы (Таисия Вилкова) молодые артисты  нашли внутреннее оправдание. Клокочущие внутри Василисы   боль и горечь от  невозможности найти отклик на свою любовь,  она  выплескивает на тех, кто зависим от нее, калечит, ломает, унижает и  не находит для себя ни выхода, ни облегчения.


1474009577.jpg

  Очень интересно  решение образа Луки  – никакого старика, молодой парень, из-под защитного плаща -  тельняшка, наверняка хлебнул  на своем веку немало (может быть, служба в «горячих точках», может, что-то еще, что не высказано впрямую, но читается  между строк). И его доброта – выношенное убеждение, что только так и можно жить, чтобы остаться человеком. 

Яркий Сатин (Назар Сафонов), притягивающий к себе как магнит. Даже затверженные со школьных лет слова о человеке в его исполнении оказались не манифестом, а упреком, адресованным небу, упреком, в котором было больше просьбы о любви, чем злобы. 

76670.jpg

В финале спектакля вместо тюремной песни про солнце, которое всходит и заходит, звучала песня Высоцкого «Дом». Такое охватило странное чувство…Ощущение маеты и неприкаянности не только отверженных, а всех живущих рядом: «Двери настежь у нас, а  душа взаперти...». Откуда? Говорят, что чуткие собаки раньше всех ощущают подземные толчки или запах утекающего газа. Тревожно скулят, заглядывают в глаза  беспечным людям, предупреждая о беде. Может быть, художники, люди искусства,  тоже вроде таких собак – чуют то, что другие не хотят замечать?

«Горький. Высоцкий. Дно»
Дипломный спектакль 4 курса актерского факультета Школы-студии МХАТ (художественный руководитель курса — Евгений Писарев). 

Автор идеи и режиссёр-постановщик — Борис Дьяченко
В спектакле заняты Таисия Вилкова, Сергей Дмитриев, Владимир Зиберев, Анастасия Калашникова, Вероника Кузнецова, Евгений Кутянин, Арсений Робак, Екатерина Рогачкова, Кузьма Сапрыкин, Назар Сафонов, Иван Семенов, Павел Усачев, Дмитрий Чеблаков, Кирилл Чернышенко

Поделиться
Комментировать

Популярное в разделе «Авторские колонки»