Под покровом ночной темноты

Темным-темным вечером в темный-темный зал Камерной сцены тянулась цепочка людей. Они выглядели бы как обычная театральная публика, если бы не пришли необычно поздно, если бы их голоса не звучали приглушенно, а на лицах не присутствовало общее выражение несколько опасливого любопытства. Было от чего: на афишах премьерного спектакля ясно выделялись интригующая надпись «Закрытый показ» и предупреждения о ненормативной лексике. Несмотря на то, что на лестницах красовались привычные по сказкам-фильмам атрибуты украинского быта – вышитые полотенца, снопы и крестьянско-хозяйственный инвентарь, а где-то фоном разливались веселые украинские песни, - атмосфера напряженного ожидания сгущалась.Ее не смогло развеять даже любезное угощение водкой и салом, которые перед спектаклем предлагала зрителям бабка Соня (Галина Ефанова). Под покровом ночной темноты в Волковский театр просочилась современная драматургия.

История,рассказанная украинским драматургом Натальей Ворожбит, представляет собой интересную попытку встроить  гоголевский сюжет о Вие в современную реальность. Переклички с оригиналом забавны и узнаваемы: философ Хома превратился во французского студента  философского факультета Лукаса (Алексей Кузьмин). Вместе с товарищем Дамианом (Виталий Даушев) он оказывается в украинском селе, чтобы встретиться со знакомой по  фейсбуку Оксаной (Евгения Родина). Здесь они знакомятся с сельскими жителями, попадают на свадьбу Оксаны и Николая, здесь же происходит некое загадочное убийство и вполне обыденное милицейское расследование.

Герои в спектакле, поставленным Семеном Серзиным,  неприкрыто  реальны, они так же пьют,матерятся и угрожают «чужим», как делают их  сверстники на улицах. Абсолютно узнаваемы  реалии быта и стереотипов мышления: сначала иностранным гостям демонстрируют парадную картинку гостеприимства: «какой у нас воздух,  а природа, а девушки,угощайтесь,гости дорогие», но через секунду оно соскальзывает в угрожающее «не пьешь, обидеть хочешь, убью».

Пьеса Ворожбит – лукавая обманка.На каждый ход, который воспринимаешь как ожидаемую мистику,  через секунду дается вполне бытовое объяснение. Смешно, да, безусловно,актеры вдохновенно хулиганят, зрители смеются, веселье множится, вот уже и первоначальные опасения оказываются детскими страшилками.

Трагикомический балаган  стремительно мчится к финалу, который опрокидывает все. Убийство оказывается настоящим. Симпатичный Лукас осознает, что все,что он принимал за розыгрыш,устроенный деревенской молодежью, оказывается кошмарной правдой. Едва  он, полный ненависти к шутникам, выплеснул  свое отчаяние от гибели брата, как перед ним  встала   беспощадная правда. Он сам,мирный, культурный, благополучный европеец, оказался таким же убийцей,как и те,кто зверски издевался над родным ему человеком. Кузьмин   играет финал очень ярко,на надрыве, беспощадно к себе и герою. Но так  жаль, что путь его героя к драматическому финалу  не показан.Нет ни в пьесе, не выстроено и режиссером. К сожалению, из спектакля исчезла даже фраза, в которой описывается, что в момент объятий Дернька на глазах Лукаса превращается сначала в бабу Соню,а затем Оксану. Все его беспокойные попытки выяснить, жива ли Дренька на самом деле, натыкаются на веселые объяснения о смачной водке, непонятно на чем настоенной . Муки совести, страх быть разоблаченным – для этого в спектакле просто не оказывается  повода. И тогда  неясно, как он приходит к такому финалу? Что в нем? Жалость к жертвам, муки совести,из-за которых Лукас уходит в небытие к Оксане?

Ощущение,что о самых важных вещах, ради чего и было все затеяно, режиссер, увлекшись изображением быта, обмолвился впопыхах, скороговоркой. Признаюсь, эта невнятность царапнула меня еще во время показа эскизного варианта,но  к премьере, я надеялась на  более глубокое прочтение пьесы режиссером.

Пьеса Ворожбит уничтожает мистику Гоголя, она сводит всю сказочность к обыденному сознанию обывателей, в котором литературные страшилки соседствуют с байками о сомах из Припяти и голодоморе. Прекрасно сыграны колоритные персонажи баба Сонька (Галина Ефанова) и дед Явтух (Владимир Шибанков), Коля (Кирилл Искратов), Роман (Руслан Халюзов), очаровательна  сексапильная трепушка Дренька (Анна Ткачева).

Удовольствие от актерской игры  я получила огромное. Но в чем же угроза, которую  несут эти такие простые, стопроцентно узнаваемые  люди? В насилии, которое они мгновенно готовы выплеснуть на всех, кто не похож на  них, иной? В том, которое подсознательно обитает в благополучном европейце? В жажде уничтожения, которая  как  ни парадоксально оказывается общей  для современного человека, где бы он ни жил?  Жаль,что тема насилия – вольного и подсознательного,-  в спектакле  оказалась не выстроена в достаточной степени,  затушевана бытовым пластом.Ведь тогда, на мой взгляд, теряется смысл того остросоциального подхода к театру, которое исповедует новодрамовская драматургия.

Впрочем,  это лишь первая и, надеюсь, отнюдь не последняя попытка   Волковского театра   прикоснуться к   современной драматургии. Попытка, максимально  деликатная по отношению к ярославскому зрителю. Она  довольно осторожна, но безусловно интересна и плодотворна.


Поделиться
Комментировать

Популярное в разделе «Авторские колонки»