Палитра Волковского фестиваля

Личный рейтинг спектаклей ХII Волковского фестиваля
Да, теперь, когда я чуть отдышалась от театрального марафона, могу выразить благодарность судьбе за возможность увидеть за 10 дневный срок целую палитру театров, разнообразие режиссерских почерков и множество ярких артистов. Поскольку я всячески открещиваюсь от почетного звания театровед, то спешу заметить, что данный рейтинг – результат сугубо субъективно-чувственного восприятия. А в основу оценки положен один-единственный критерий – театр живой или мертвый.
«Он сказал: «Поехали» и махнул рукой…»
1.    Номер один  - « Дачники»  Омского драматического  в постановке Евгения Марчелли. Подробный отзыв здесь. Главное, что поразило: великолепный слаженный ансамбль, состоящий из ярких актерских индивидуальностей. Напоминает симфонический оркестр высочайшего уровня. Жесткий  и провокационный  стиль Марчелли, его любовь к «препарированию» классического текста – то, что меня привлекало  в других его работах,  зацепило и в постановке по горьковской пьесе. «Дачники» -  спектакль не для отдыха, он шокирует, выбивает из колеи, провоцирует на срыв всяческих психологических защит, пробивается к тоске о нежности и сострадании, которую  скрывают   под циничными ухватками герои пьесы. Узнаваемо, слишком узнаваемо это во мне, да и в  окружающих меня людях тоже.

2.    Следующий в списке - «Жители города К». Спектакль Канского драматического театра в постановке Геннадия Тростянецкого. Единственная в фестивальной афише работа -  вербатим - спектакль, основанный на реальных историях и воспоминаниях, рассказанных самими артистами, жителями провинциального  сибирского городка. Скудность  декораций, настоящие фотографии реальных героев, о которых ведется рассказ, две-три детали костюмов или реквизита времени 50-х, 80-х,90-х, - все создает ощущение  огромного семейного альбома, который перелистывают страница за страницей. Выхваченная вдруг фотография вызывает рассказ о «злой» учительнице, которая, проводя  дополнительные  занятия на продленке, влюбила в себя весь класс. Или пожилой артист в тюбетейке вспоминает себя - шестилетнего пацана, отомстившего жестокому мальчишке – грозе целого двора. Или   рассказ чистенького,  по-пионерски  принципиального мальчика о том, как ему впервые открылась  нищенская  жизнь соседей, которая так разительно отличается  от  той, что провозглашается   в  советских лозунгах .
Отдельные истории нанизываются на нитку сквозного сюжета – историю  бывшего зэка, который ищет случайную попутчицу-проводницу, и рассказ  о любви юной девчонки  к парню, много старше ее. Первая история завершается хэппи-эндом, вторая – горькой  песней сломанных судеб.  Выразительный ряд  спектакля незатейлив –кубики, мячики,фанерные чемоданы, свистульки - символы возвращения в прошлое, в детство.
В финале спектакля театральный прием  заявлен  с цирковой прямотой – клоуны изображают маленького мальчика и его родителей. Мальчик впервые в жизни узнает, что можно оказаться в одиночестве, без тепла, без родных, которые от тебя отказались. Он забирается в сугроб, всем сердцем желая, чтобы папа и мама его нашли. Все заканчивается счастливо, страх уходит. Но забудется ли?
От спектакля осталось удивительно ощущение  студийности, абсолютно живого и естественного разговора. Органика существования  и самых молодых, и опытных артистов – стопроцентная. Ощущение тепла и радости, словно  после разговора с добрыми друзьями, с которыми не виделась лет сто. Театр – стопроцентно живой.

3.    Офф-программа Волковского фестиваля "Классики наоборот". Собственно, о ней разговор отдельный, и  отзывы на показанные лабораторные работы, я оставила здесь, вот тут, ну и еще и здесь.
Резюме:Четыре дня офф-программы оставили ощущение огромного котла, где все варится, булькает, выплескивается, отливается  в неожиданные формы. Кабинет алхимика или   мастерская папы Карло –разбирает любопытство и азарт:  какой человечек появится из деревяшки? Присутствие  жизни  - в восьмидесяти  процентов из ста, учитывая степень эскизности представленных работ. Одно из самых ярких впечатлений фестиваля.

4.   Четвертое место в моем списке поделили гоголевский «Ревизор» в постановке Римаса Туминаса – спектакль Вильнюсского малого театра и  «Ласточка» варшавского театра «Рампа» в постановке Жанны Герасимовой. Да простят меня ревнители внутритеатральной субординации, но оба спектакля при явных достоинствах для меня имели один недостаток – растянутость действия. В обеих работах очень медленный, тяжелый, насыщенный многозначительными паузами ритм. Готова признать, что в решении, которое предложил Римас Туминас для прочтения гоголевской комедии, подобный темп был необходим. Уж коли вместо веселого анекдота о мнимом ревизоре на сцене  царит предапокалиптическое действо, а в финале сокрушенный городничий (Сергей Маковецкий) идет босым по миру, прижимая к груди икону, то здесь не до легкости и остроумного перебрасывания остротами. Сергей Маковецкий – артист милостью Божьей, каждая секунда его пребывания на сцене, - театральный праздник, но для меня спектакль остался лишь его бенефисом. Не совпала я как зритель в данной работе с режиссером,увы (при том,что его же «Дядю Ваню» смотрела взахлеб).  
Красива и печальна оказалась история умирающей крестьянки Лукерьи в спектакле театра «Рампа». Сны, воспоминания и видения, сыгранные в форме обрядовых песен и игрищ, поэтичны и решены интересно и глубоко. Здесь  была разыграна наглядная история восхождения смертного человека, обремененного грехами, через муки,  к святости, история приобщения  к небесной чистоте. Правда, когда в финале несчастная калека, искупив грехи и свои, и ближних, умерла, у меня вырвался вздох облегчения: то ли порадовалась тому,  что ее муки закончились, то ли тому, что спектакль завершился.
К сожалению, мои впечатления не столь обширны, как могли бы быть.Я не увидела многого из насыщенной программы Волковского – ни Рижского театра драмы, ни «Одиннадцатой заповеди» Драматического театра имени Хетагурова,ни кукольной программы, в которой был спектакль «Колобок»  Руслана Кудашова, номинант Золотой маски» этого года. Большинство названий в афише фестиваля были ориентированы на классику – русскую и зарубежную. Те из зрителей, кто ценит  классические постановки, решенные  в традициях психологического театра, нашли для себя отраду на спектаклях «Темные аллеи» Красноярского драмтеатра имени Пушкина, «Свадьба Кречинского» Златоустовского драмтеатра «Омнибус», «Три сестры» Владимирского академического театра драмы и других.
Мне же были интересны иные решения -  непривычные и парадоксальные. Самым ценным в минувшем Волковском фестивале для меня оказалось  многополярность  подходов  к классике и «необщее выражение лица»  его участников. Я искала живой театр. И он был.
Фото Российский государственный академический театр драмы имени Федора Волкова (ВОЛКОВСКИЙ ТЕАТР)
Поделиться
Комментировать

Популярное в разделе «Авторские колонки»