«Как незаконная комета в кругу расчисленном светил»

Все, что происходит в спектакле «Золотой теленок» в постановке Василия Сенина, узнаешь мгновенно и одновременно открываешь для себя заново.
Ударные реплики, давно ставшие цитатами («Пилите, Шура,пилите, они золотые», «Грузите апельсины бочками.Братья Карамазовы»), чередуются с не столь известными фрагментами текста. История про жуликов осмыслена режиссером как противостояние индивидуального человеческого «я» обезличивающей идеологии масс. Массы заявлены сразу – зримо и узнаваемо. В глубине сцены деревянные ширмы со множеством дверей. Их цвет стилизован под полотна русских авангардистов 20-х. Массивные буквы РСФСР громоздятся на середине сцены. (Сценография – Илья Кутянский). Из-за них выступает группа одинаково одетых молодых людей. Они шепотом скандируют ЭРСФЭСЭЭР, раскатывая рычащий звук, словно стая волков, готовящаяся к схватке с врагами.

cZy5XC8F3tQ.jpg

Остап Бендер Алексея Кузьмина чертовски обаятелен. Он авантюрист до мозга костей. Смугловатое лицо, жгуче-черные усы и эспаньолка придают ему вид лихого конкистадора. Ему бы пробираться по джунглям сквозь индейские ловушки к золоту ацтеков, стоять на капитанском мостике пиратского брига, ловить попутный ветер в поисках острова сокровищ. А он – разыгрывает сына лейтенанта Шмидта в Арбатове. Да, это явно не Рио-де-Жанейро. Удивительно многомерен его герой: блестящий комбинатор, циник, свято чтущий уголовный кодекс и презирающий уголовщину. Идеалист, тоскующий о несбыточном, главный ужас для него – в пошлости. В разговоре с любимой девушкой Зосей (Евгения Родина) он цитирует Руссо, вспоминает стихи А.Толстого, затем возникает «Я вас любил» Пушкина. В спектакле их объяснение решено через чувственный танец под танго Пьяцоллы.
Через что проходит его герой, одержимый жаждой богатства?
Разочарование. Крах.Одиночество.

EkqnCrL2Q7E.jpg

В противостоянии индивидуалиста и героя массы, живущего по предписанным нормам общества, Бендер проигрывает: Зося выбирает мальчика с плаката - «секретаря изоколлектива железнодорожных художников» Фемиди (Виталий Даушев). И тогда Бендер Кузьмина больше не прячет своих чувств под маской иронии, его боль и отчаянье вырываются наружу, обжигают огнем.
Но режиссер завершает спектакль иначе, чем заканчивается роман: потерявший все Бендер, подхватывает заветный чемодан с миллионом и уходит в светящийся проем – прорывается к заветной мечте о Рио-де Жанейро. Можете спорить, но лично для меня Остап в исполнении Алексея Кузьмина теперь стоит на равных в ряду образов, сыгранных С.Юрским, А.Мироновым, А.Гомиашвили.


emAU4SK4k5E.jpg

Корейко в исполнении Владимира Майзингера – обаятелен, умен. Виртуоз мимикрии. Для него накопленные деньги – единственный шанс быть в собственных глазах человеком, не слиться с массой. И потому его страсть к деньгам – это не обычный порок, как у мольеровского Скупого, а философия жизни, деньги - его плоть, его кровь, его спасение. И он готов защищать их яростно, как саму жизнь, вплоть до убийства ненавистного ему Бендера. И, как и у врага- соратника Бендера- деньги не приносят ему долгожданного счастья. Ни обнаружить свой достаток, ни воспользоваться им он не может. Корейко- Майзингер в отчаянье сетует: «Миллионер в РСФСР не может даже пригласить девушку в кино, потому что с двадцатипятирублевки во всем городе сдачу ему никто не даст.»

EYxplhXvOSM.jpg

Крайне интересное решение режиссера –сближение в судьбах, мировоззрении, и финалах судеб двух людей- Бендера и Корейко, каждый из которых по-своему решает противопоставить свою индивидуальность обезличивающей системе.
Особенно захватывает противостояние двух великих комбинаторов в дуэтных сценах: возникает ощущение почти электрического напряжения.

В «Золотом теленке» есть яркая зрелищность – это действительно театральное шоу. Темп великих строек, оглушительные речи в мегафон, оголтелые погони обывателей, бухгалтерская размеренная механистичность, отстукивающая темп треском деревянных счет, истеричные советские очереди.

Pp4Xl1BbFkE.jpg

 Выразительная хореография Ирины Ляховской отсылает к эстетике советских парадов, фильмов, кинохронике двадцатых и тридцатых годов прошлого века. Музыкальное решение, предложенное Игорем Есиповичем, - путешествие в 20-30 годы, джазы, марши, чувственные ритмы бразильского карнавала, иронично-сентиментальный рефрен шубертовской «Серенады» (сладкоголосый Кирилл Искратов так проникновенно выводит акварель звука, что с трудом веришь, что именно он поет взрывной рок в группе «Волков-бэнд»).
Великолепна пара Балаганов (Илья Варанкин)- Паниковский (Юрий Круглов). Худенький, отчаянно-рыжий Балаганов напоминает героя песен беспризорников. Паниковский решен точно исходя из индивидуальности Юрия Круглова – в трагикомическом ключе. Свой, яркий, не похожий – наверное, только так и можно было соревноваться с классическим Паниковским в исполнении З.Гердта.

«Золотой теленок» Василия Сенина оказался классическим текстом про нас сегодняшних, жгучим, горьким, едким, и…оставляющим надежду на неистребимость жизни, даже в обществе, где индивидуальность оказывается антиобщественным явлением.

Фото - Театр им. Ф.Волкова
Поделиться
Комментировать

Популярное в разделе «Авторские колонки»