Итальянский витамин

На мой взгляд, потребность в новой комедии на большой сцене Волковского  назрела давно.  «Кьоджинские перепалки», «Ханума» и чеховские водевили  держатся в репертуаре много лет,  любимы многими, но что ни говори, пересмотрены не одним поколением зрителей и не по одному разу.
Любопытно, что на комедийном поле решил испробовать силы  сам художественный руководитель Евгений Марчелли. В его прежних работах   драматизм сгущался до взрывоопасной смеси и виртуозно балансировал на грани трагедии и фарса. В последнее время Марчелли  обратился к комедии как таковой. Сначала была интересная и во многом спорная попытка  окунуть зрителя в  «черную комедию» Мильяна «Цианистый калий..С молоком или без?», затем - веселое театральное хулиганство в сказках «Волшебная лампа Аладдина» и «Иван-царевич». Сейчас же Марчелли обратился к  пьесе знаменитого итальянского драматурга Эдуардо де Филиппо «Человек и джентльмен». Созданная в 1922 году, она ставилась бесчисленное количество раз во всем мире,  не сходила со сцен советских театров и остается востребованной до сих пор. 


По сюжету небольшая труппа актеров приезжает в курортный город, чтобы дать представление. Им оказывает покровительство местный аристократ  Альберто Стефано. Актеры во главе с Дженнаро де Сиа  умудряются устроить суматоху  не только на сцене. Гостиницу, аристократический особняк и даже тюрьму Дженнаро превращает в   своеобразные подмостки, где царят сумасшедшие страсти,  нелепые путаницы, адъюльтеры и их разоблачения. 



Дженнаро (Юрий Круглов), Виола (Виктория Мирошникова)

Эдуардо де Филиппо  знал, о чем писал. Он сам, как известно,  был человек-театр и посвятил свою жизнь подмосткам. Перепробовал множество театральных профессий, писал небольшие пьесы для варьете, выступал перед киносеансами. Впоследствии создал  «Юмористический театр Де Филиппо»», а затем «Театр Эдуардо»  для которых  писал пьесы, ставил их и сам выступал как актер.  «Театр – это жизнь, инсценировка реальной жизни», –считал драматург. Его пьесы насыщены реалиями быта простых неаполитанцев. Неудивительно, что в советских постановках по   пьесам Эдуардо де Филиппо  режиссеры  нередко обращались к  эстетике  неореализма. Например, в  давней  постановке И.Владимирова в Театре им.Ленсовета  явно звучал мотив  социального   противостояния  между нищими актерами и миром богачей, аристократов. Но, как и положено классике, оказалось, что комедии Эдуардо де Филиппо шутят над вечными человеческими недостатками. Родство его пьес с комедией масок позволяет  развернуть шутовскую стихию, арлекиниаду,  близкую зрителям любой страны и любого времени. 



Сцена из спектакля

Марчелли не стал «грузить» легкую ткань комедии  драматическими переживаниями  и бытовыми реалиями. Вместо настоящей Италии зрителям и актерам предложено поиграть в наши представления о ней. Что вспоминается в первую очередь по итальянским комедиям? Солнце, море, жара, макароны?  Знойные длинноногие красотки с пышными формами? Изнеженные, элегантные и глуповатые аристократы? Как говорится, распишитесь в получении.




Альберто де Стефано (Виталий Даушев) и Биче (Яна Иващенко)


На сцене в первом действии гостиничная терраса с плетеными диванами и креслами. (Сценография   Ильи Кутянского). На заднем фоне экран, на котором  в первом действии показывают томное море, пляж и пробегающих курортных девиц в купальниках. Во втором действии  на экране картина с видом  на залив, дорогие  кожаные диваны и пальмы по углам сцены дают представление об аристократическом особняке. В третьем действии экран затянут сеткой, что безошибочно указывает на тюремные решетки. 


Флоранс (Ирина Сидорова) и Дженнаро (Юрий Круглов)


Глава труппы Дженнаро де Сиа  (Юрий Круглов)– человек-праздник. Он творит шоу буквально из ничего, на пустом месте. Театр для него – это стихия, в которую он ежеминутно погружается  сам и втаскивает в актерство всех окружающих – аристократа Альберто де Стефано ( Виталий Даушев), старого мужа Карло Толентано (Валерий Соколов),  начальника полиции Лампетти (Семен Иванов). В финале они не только повторяют за ним реплики, но в азарте показа даже начинают сцену несколько раз, когда он как режиссер замечает неточности в тексте. Что бы ни репетировал Дженнаро –  глупейшую пьесу об умирающей матери, обесчещенной сестре и  брате - благородном невольнике чести,   -  или   выяснение, сумасшедший Дон Альберто или нет, он фонтанирует идеями и режиссерскими находками:  проигрывает все за всех, ссорится с суфлером, падает в изнеможении от бездарности артистов, обзывает их, вскакивает на ноги,  швыряет мебель, размечает мизансцены, аплодирует и сам раскланивается на аплодисментах. 



Сцена из спектакля

 
Атмосферу  сумасшедшего карнавала создают костюмы, созданные Фагилей Сельской. Они настолько выразительны, что  характеры героев ясны еще до первой произнесенной реплики.  Элегантный костюм Дона Альберто подчеркивает выразительную пластику флиртующего красавца. Облегающее красное, черное платье-коктейль аристократки Биче, рискованно короткое оранжевое платьице  Нинетты, из- под которого  кокетливо выглядывают кружевные чулки, заставляют мужчин учащенно дышать. Актеры труппы отличаются от нормальных горожан дреддами,  нелепыми хвастиками на голове, обилием бижутерии и фенечек на руках и шеях. Многострадальный пиджак Дженнаро  густо-красного цвета, а  в сочетании с  цветной рубашкой смахивает на оперение тропического попугайчика. Повязки  на пострадавших ногах бедняги выглядят как валенки, что превращает его походку в передвижения пингвина на песчаном пляже. 


Пока спектакль еще только обретает свое дыхание на публике,  и еще не все его участники нашли необходимую меру  в пародии на «итальянский темперамент»,потому  нередко путают выразительность с наигрышем. Но комедия уже рождается из контакта с публикой, и, как говорится, пожелаем ей счастливого плавания.



Сцена из спектакля



Сцена из спектакля


В финале пьесы  Дженнаро, выручивший аристократа из тюрьмы, брошен им. Чтобы не сесть в тюрьму за неуплату долга, он в растерянности прибегает к испытанному приему – пытается  притвориться сумасшедшим. Спектакль Марчелли заканчивается по-иному - всеобщим радостным ликованием под задорную музыку. Здесь Дженнаро - арлекин, для которого театр – радость и смысл жизни, и потому в ней нет места унынию, жалобам на бедность и несправедливость бытия. И если вы пришли в театр отдохнуть и получить заряд эмоций,  такая витаминная прививка  жаркой, солнечной и немножко сумасшедшей Италии, вполне подойдет. 

Фото Татьяны Кучариной
Фото предоставлено Театром им. Волкова


Поделиться
Комментировать

Популярное в разделе «Авторские колонки»

Мне друзья порекомендовали карту халва как лучшую рассрочку.