БТР.Записки наблюдателя. День четвертый

Четвертый день фестиваля я решила использовать для максимального самообразования. С утра забежала на мастер-класс по технике Михаила Чехова, который вел режиссер Вячеслав Кокорин.
Мастер-класс Вячеслава Кокорина Алхимия восприятия
(Михаил Чехов и современная актерская техника)
Вячеслав Всеволодович Кокорин – театральный режиссер, актер, педагог. Заслуженный деятель искусств России, лауреат Премии имени Станиславского в номинации «Лучший театральный педагог». Работал в театрах Астрахани, Благовещенска, Хабаровска, Иркутска, Омска, Вильнюса, Магнитогорска. За свою режиссерскую практику поставил более 100 спектаклей. В 2003 г. спектакль В. Кокорина «Каштанка» стал лауреатом Национальной театральной Премии «Золотая Маска» .В 2011 г. стал главным режиссером Государственного молодёжного театра Алтая.С 1982 г. занимается театральной педагогикой. Преподавал в Иркутском театральном училище, Екатеринбургском театральном институте. В 1993 г. организовал «Байкальскую театральную школу» с участием стажеров из России, США, Испании, Японии, Дании, Голландии, Англии, Финляндии, Германии. Проводил мастер-классы в России, Франции, Германии, Швейцарии, США, на Кубе, в Сенегале, Польше. Многократно участвовал в конференциях по методу Михаила Чехова (Москва, Берлин, Нью-Йорк).



В незапамятные времена, когда   я  подвизалась на сцене молодежного театра, то  в руки мне попалась книга Михаила Чехова о технике актера, и я с огромным интересом изучала упражнения, которые он описывал.  Надо сказать, что имя  Михаила Чехова звучало на Четвертом БТРе едва ли не чаще, чем имя КС. Дня не проходило, чтобы кто-то из педагогов или режиссеров о нем не упомянул )
Быть наблюдателем за группой  студентов сначала было неловко – люди работают, трудятся, а ты со своим праздным интересом вроде бы неуместен. Но потом  смущение прошло. Поскольку мастер-классы Вячеслава Кокорина  проходили с самого  начала фестиваля и  шли единым циклом, то было много отсылок к прошлым занятиям.   Упражнения на ощущение личного пространства и пространства – («холода»)- извне, упражнения на  взаимодействие с партнером,  задания на постижение личного субъективного ощущения прошлого, настоящего («сейчас») и будущего. Подробно описать их вряд ли нужно,  на мой взгляд, основную познавательную ценность они имели для участников. Именно  студенты могли бы поделиться  теми новыми ощущениями, которые они  нашли. А мне было интересно и радостно наблюдать за тем, как  уходили у них зажимы, какой  свободной  и текучей становилась их пластика, как эмоции раскрывались из движения, из внутренних тончайших ощущений, а не  от грубого наигрыша, идущего от головы. Кстати, присутствовавший на мастер-классе режиссер (из числа «купцов»- работодателей) отметил впоследствии, что на мастер-классах он для себя открыл тех ребят, которые прошли мимо него незамеченными  в дипломных спектаклях.

Едва передохнув от одного мастер-класса, я помчалась на другой.
На мастер-класс  по вербатиму я нацелилась, едва была объявлена программа фестиваля. На прошлом Волковском фестивале яркое впечатление оставил спектакль Канского драмтеатра «Жители города К.» в постановке Геннадия Тростянецкого.В спектакле  слились яркая театральная форма и интимно-исповедальная атмосфера. При создании работы как раз использовался вербатим . От исполнителей, рассказывающих истории своей жизни,  осталось  редкое ощущение правды и близости. Поскольку  телесценариями я уже занималась, а  к  театральной драматургии еще только присматривалась, то мне было очень интересно  узнать новую грань ремесла. Вел мастер-классы режиссер Кировского «Театра на Спасской» Борис Павлович.


Мастер-класс Зачем нам VERBATIM, или Технологии документального театра
в работе актера над собой

Борис Павлович – режиссер, педагог, драматург. В 2004 г. окончил актерско-режиссерский курс Санкт-Петербургской академии театрального искусства (класс Геннадия Тростянецкого) по специальности «Режиссура драмы». С 2004 по 2006 гг. преподавал основы актерского мастерства кафедры режиссуры СПбГАТИ (мастерская В. Рецетера, мастерская В. Фильштинского).Участник многочисленных режиссерских лабораторий: «Тело и голос». Лаборатория З. Молика, ведущего актера группы Е. Гротовского.Актерско-режиссерская лаборатория под руководством М. Угарова (в рамках фестиваля «Новая драма»).Лаборатория театра «Royal Court» (Лондон, Великобритания) под руководством Э. Доджсон (в рамках фестиваля «Золотая Маска-2010»).
«Место действия в поисках автора» (в рамках фестиваля «Театральное пространство Андрея Могучего»).С 2006 г. – художественный руководитель Кировского государственного «Театра на Спасской». С 2007 г. Руководитель Драматической лаборатории Вятского государственного гуманитарного университета.


Жаль, что участников оказалось не так много, видимо подавляющее большинство зрителей смотрели спектакль Государственного специализированного института искусств «Без права на ангела» по песенкам Вертинского. В другое время я бы не упустила возможность их увидеть, но сейчас вербатим был для меня важнее.
После разминки-знакомства  нам предложили порисовать. Мы вооружились старыми афишами, фломастерами,с ели в круг и набросали одной линией силуэт соседа справа Затем каждый из авторов вручил модели его портрет. Внутри эту фигуру надо было заполнить значками или символами, обозначающими каждый год прожитой жизни. Мне пришлось повозиться подольше, чем юным напарникам ), но все благополучно подошли к финалу. Во внешнем поле значками обозначили пять главных общественных или политических событий, которые мы могли помнить. А затем двуми-тремя линиями предлагалось провести связи между своими личными событиями и тем, что происходило в стране. Далее нам предложили выбрать одну такую связь и рассказать о ней в коротком монологе.
Что до меня, то оказалось, что потрясения с распадом государства, перестройкой и сменой строя, никак повлияли на события в моей жизни. Как-то все текло стандартно, по общему заведенному порядку: учеба, работа, замужество, дети.
Борис выделил одну историю, рассказанную молодой девушкой: про новогодний праздник, про ожидание конца света и апокалипсис, которое периодически начинают предсказывать то в конце  века, то по индейскому календарю. А из ее семьи в это время ушел отец. Общий апокалипсис благополучно не случился, а в отдельно взятой семье произошел. Да, пожалуй, из  всего  рассказанного  это была именно драматическая история, а не просто воспоминания  о прошлом.
Вывод, к которому нас привел Борис, состоял в том, что судьба каждого человека является тем самым документом, источником для драматической канвы.
Оказалось, что вербатим  - это не просто ходить за человеком с диктофоном, а затем расшифровывать то, что он сказал, как я думала раньше. Есть и другие способы узнать и  осмыслить и свою судьбу, и чужие жизни.

Едва отдышавшись и перекусив в близлежащей кафешке, я помчалась в Волковский, где очередного Чехова играли студенты из Новосибирска.

А.Чехов. «Вишневый сад» Новосибирский государственный театральный институт. Мастер курса Е.Жданова. Режиссер – С. Афанасьев



Одна из наиболее внятных режиссерских работ,  виденных мной на фестивале. Вряд ли во время спектакля меня так волновала проблема, кому же достанется в итоге Россия – Вишневый сад, поскольку оптимизма со школьных времен у меня в этом вопросе значительно убавилось, и рассматриваемые варианты уже много лет особого энтузиазма не вызывают. Гораздо интереснее мне было следить за  поединком Лопахина (Ильи Музыко) и  Раневской (Анны Гизитдиновой). Любовь- ненависть, жертва и палач, стремление спасти,  парадоксальным образом приводящее к гибели.   Энергичный, жесткий, умный Лопахин  –яркий антагонист.  Раневская – изломанная декадентка,  цепью-страстью  привязанная   к любовнику, оставленному в Париже. Она хрупка, как диковинный цветок, женственна и порой жестока в  своем очаровательном кокетстве. Под внешней легкостью в ней  скрывается отчаяние и ужас перед неотвратимой катастрофой, оно прорывается в истерических плачах, в нервных припадках, повергающих в растерянность окружающих.

Запомнился Фирс (Михаил Некрасов) – высоченный в два метра роста,  корявый от старости,  словно  высохшее дерево в лесу. Пластикой он собственно все и сыграл, и я только одного боялась, чтобы не вздумал  еще «доиграть», не разрушил бы  образ. Но он справился. (Отношу финальную пробежку нелепым галопом вслед за уезжающими на счет изысков режиссера).


Хороша была Шарлотта (Анна Протоковило) в сцене фокусов, когда пела песню, «которую еще только напишут через пятьдесят лет». Яша в исполнении Александра Винникова  запомнился пластикой наглого,сытого животного.Приятно удивил Николай Симонов – Епиходов: он не пошел против своей органики, хотя, играя персонажа по прозвищу «двадцать два несчастья», мог бы наворотить и гэгов, и реприз. Однако им была сыграна драматическая история борьбы за любовь, где  нашлось место и  мужеству, и ревности, и чувству собственного достоинства.
К сожалению, остальные исполнители особого впечатления не произвели, хотя надо отдать должное, хотя бы ремеслом они владели, за что спасибо. Главным же недочетом, (надеюсь,что временным) было частое формальное исполнение актерами   режиссерского рисунка . Не берусь сейчас оценивать жесткость и откровенность отдельных сцен вроде изнасилования Вари Лопахиным в финале, Пети, откровенно лезущего в постель к Ане, или Лопахина с  топором над бьющейся в истерике Раневской. Возможно,что все это призвано показать картину распада и хаоса. Однако внутреннего оправдания  режиссерских ходов зачастую  не было, делали так, потому что поставлено, а не вытекало из внутреннего побуждения персонажа. Но в целом, «Вишневый сад»  новосибирцев оказался  одной из самых достойных работ, показанных на фестивале.


Поделиться
Комментировать

Популярное в разделе «Авторские колонки»