Страница третья. Ход истории

Мне предлагают купить машину. Новую. Предлагатели просят за неё 190000 рублей. То ли срочно нужны деньги, то ли машина не нужна и хотят, как можно скорей, от неё избавиться. Чёрный внедорожник, салон пахнет кожей, литые колёса, багажник – мечта садовода. Наверное, мне она великовата, но всего за сто девяносто тысяч рублей.… На что я её буду содержать? А, была – не была! Начинаю просчитывать варианты. Продам свою «Лада-Ксюшу» - не хватит. Где взять деньги? Как лучше? Сначала занять и купить новую машину, а потом раздавать долги.
Или продать и добавить? Хозяева вот ни, рядом стоят, не торопят. Документы в руках. 

Я повернулся на другой бок. Яркий луч солнца, через балконную дверь, бьёт мне в глаз, машина и предлагатели растворяются в белом свете. В надежде досмотреть сон устраиваюсь поудобнее, но кровать предательски издаёт глухой скрежет. На него, как на набат, шлёпая по полу, в комнату спешат Венькины тапочки. Я замер.
Тапочки разгоняются, и через мгновение рядом приземляется мой «ужас, летящий на крыльях раннего утра», мой «поросёночек, визжащий в тумане моря», мой дорогой сынулька - Венюлька.

   Я осторожно приоткрыл глаз. Венька смотрел в потолок, о чём-то размышляя. Было тихо, я услышал свой пульс. На чём там дело кончилось? Так: машина, чёрная, вроде джип, что же я марку не спросил… и, почему так дёшево, откуда эта цифра 190? В бедро мне несколько раз постучались холодной пяткой. Эта маленькая ледышка сняла все вопросы о покупке машины. Венька во весь голос потребовал:
- Папа! Папа, вставай!
- М-м …, - попытался я обозначить невменяемость.
- Папа, вставай. Мама ушла в медпункт с моими анализами, а ты всё спишь. Я же не сплю.
- Веня, имей совесть. Перестань.
Внеплановое пробуждение давалось с трудом. Сколько же сейчас времени? Вот бы он так в садик вставал. Сидит на больничном, а вскакивает ни свет ни заря. 
- Папа, помоги мне, пожалуйста, - призывает Венька уже из своей комнаты, - я хочу поиграть с радионяней, а она запуталась! Ну, подойди же!
- Я никуда не пойду, не кричи.
Его тапки, чеканя шаг, строевым маршем направились в мою сторону. Венька встал около кровати и громким шёпотом, продолжал над моим ухом.
- Папа, я хочу поиграть с радионяней, но она запуталась в зарядке. У меня не получается. Вот я её принёс.
- Веня, скажи, пожалуйста, вчера вечером я что, будильником тебя назначил?
- Нет. Эх,… - Венька выдохнул, а потом заголосил. – Но что же мне делать? Папа, у меня не получается!
- Ну, прошу же тебя. Не кричи, поиграй тихонько.
Я потянулся за телефоном проверить время. Конечно, что и требовалось доказать, ещё целых тридцать минут до официального подъёма. Поправил подушку, но положить голову не успел. Компьютерные колонки радостно грянули финской полькой и визгом свиней. Это называется, Веня тихонько поиграл в «Энгри Бёрдс». Всё это предел.
- Так, Веня, я вижу, ты не хочешь меня услышать. Предлагаю тебе два варианта развития событий. Первый вариант. Ты продолжаешь шуметь, кричать свои: «вставай», «я хочу», «не получается»! Утро испорчено. Я встаю в ужасном настроении, ухожу на работу расстроенный, а ты дуешься весь день, на то, что я тебе ни в чём не помог. 
Второй вариант. Ты ведёшь себя очень тихо ещё тридцать минут, а когда зазвенит будильник, бежишь ко мне со словами «Папочка, доброе утро!». Утро мы начинаем сначала, как будто ничего не произошло. У всех хорошее настроение. Думай. 
Выбор Венька сделал быстро, хотя тяжело вздохнул и пробурчал:
- Ладно, … ладно. Выбираю второй вариант. 
Компьютер испустил прощальный рингтон. Венька зашлёпал вниз по лестнице на кухню. 
Сна не было ни в одном глазу. Откуда у меня сто девяносто тысяч? Бред. 
Мобильный Фейсбук жил вчерашними постами. Тут прокомментировали, там лайкнули. Мир, конечно, был не в порядке, много очагов международной напряжённости, но с ума ещё не сошёл. Пишут, что про Веньку весело читать, ждут продолжения. Да, напишешь тут с такой музой или с музом таким. 
На кухне по полу проехал бульдозер. Прислушался. Что-то звякнуло и забулькало. Пузыри! Вчера мы пускали мыльные пузыри. Значит, он подвинул стул, достал их с полки и дует через соломинку в стаканчик. Венька захихикал. Ну, вот и хорошо, делом занялся.
Может я погорячился? А вдруг он не придёт, вот просто заиграется, забудет и не придёт? 
Провода радионяни распутались без особых усилий. Да когда же будильник проснётся? Хлопнула дверь.
- Мама! – закричал Венька радостно, - Мамочка, я тут пузыри пускаю! Вот смотри!
- Ой, ты мой хороший, ты мой золотой, как же я по тебе соскучилась. А где папочка?
- На верху, у него будильник ещё не прозвенел.
Мой телефон сначала завибрировал, а затем запел побудную песню, всё громче и громче. Венька летел на звук со всех ног. Я приготовил руки, что бы принять его в полёте.
- Папочка! С добрым утром, папочка.
- Доброе утро, Венечка. Как ты спал?
- Хорошо, я рано встал, даже раньше мамы.
Венька изо всех силёнок крепко обнял меня за шею, чмокнул в нос.
- Папочка, я тебя так люблю, так люблю!
- И я тебя люблю. Вот радионяня, я её распутал.
Венька свернулся на мне калачиком. Я придерживал его и гладил маленькие ручки, спинку, холодные пяточки. Как же он быстро растёт, раньше весь помещался. 
- Хм, хорошо я устроился. Папочка, ты моя печечка, ты мой диванчик тёпленький.
Венька прильнул ко мне. Я дышал ему в затылок и чувствовал, как он улыбался, улыбался и я. В комнату вошла мама, увидела нас и тоже улыбнулась.
- Вот они мои мужички, просыпаются.
- Мама, ты представляешь!? Вене удалось изменить ход истории.
- Правда? А как это возможно.
- А вот так. У нас с Веней утро сейчас началось по второму варианту.
Я стал рассказывать, что произошло полчаса назад. О том, что Венюлька очень хороший сынулька. О том, что я ему очень благодарен за такой сложный, но правильный выбор, начать утро заново. Мы обнялись. Как хорошо, когда утро начинается с хорошего настроения. Вставать категорически не хотелось.
- Папочка, хочешь я тебе дам своё ухо погрызть?

Поделиться
Комментировать

Популярное в разделе «Авторские колонки»