Об "Истреблении народов Кавказа"

Для начала в очередной раз напоминаю: моя задача не лакировать историю России, а доказать, что она не была Империей Зла. То есть, была ничем не хуже других стран. А в чем-то даже и лучше. Итак...

Думаю, никто не станет спорить с тем, что:

(а) развитие человеческого общества, а следовательно и государства, подчиняется неким строго определенным законам, критиковать которые в силу их объективности столь же бессмысленно, сколь и законы физики или химии;

(б) любая война есть специфический метод реализации политических задач, а любые политические задачи в конечном итоге отражают требования экономики.

Исходя из этого, неоспоримо, что колониальная экспансия (более или менее) развитых стран в 18-19 веках была вызвана абсолютно объективными, а следовательно и лежащими вне зоны моральных оценок причинами, а критиковать те или иные методы реализации этой экспансии допустимо лишь исходя из моральных критериев той эпохи.

Теперь конкретно.

1. Зачем вообще России был нужен Северный Кавказ? Как таковой, сам по себе, на зрен он был ей нужен. Однако. Развитие промышленности влекло за собой расширение торговли, а торговать своими товарами Россия могла только в восточном направлении; Западу от нее нужно было разве что сырье. Совершенно ясно, что торговля тем эффективнее, чем меньше посредников и чем более благоприятны условия договора с покупателем или с посредником, участия которого избежать нельзя.

2. Проблема, однако, заключалась в том, что этносы, населяющие СК, ментально и социально пребывали на уровне, отрицающем нормальные переговоры; уместнее и научнее всего назвать это "эпохой варварства". Или, если угодно, периодом разложения общины и зарождения ранней государственности (с сильным влияние внутриплеменных традиций). Грубо говоря, на СК столкнулись 19 и 5 века. Это было куда круче, чем при проникновении англичан в Индию, голландцев на Яву или французов в Алжир, поскольку и в Индии, и на Яве, и в Алжире народы уже стояли на вполне государственном уровне, и приход новых хозяев означал для них только то, что хозяин в очередной раз поменялся. Ситуацию на СК в 19 веке можно сравнить только с ситуацией на американском Диком Западе. Племена, где каждый мужчина был воином, а война - образом жизни, никак не могли понять, с какой стати кто-то начал запрещать такие естественнные и почетные деяния, как налеты на новых соседей (ведь у них так много красивых вещей!), как угон скота (а жить-то как?), как походы просто ради подтверждения общественного статуса (воин должен воевать!), как, наконец, угон людей в рабство (а кто ж работать будет? не воин же!) и - главное - как непозволенность грабить караваны, идущие по земле дедов-прадедов. А если еще и учесть, что в обществе, стоящем на этом уровне развития, жтзнь даже соплеменника ценится куда ниже чести и доблести, а жизнь иноплеменника не ценится вообще, нельзя не признать, что противостояние не могло не стать кровавым. Оно и стало.

 

 

3. Итак, в столкновении России с племенами СК у России было лишь два варианта исхода - уйти из региона (что было невозможно в соответствии с объективными тенденциями) или принудить племена к подчинению. Любыми средствами. Как, впрочем, и у других стран, стоящих на том же уровне развития или чуть выше. Англичане предоставляли своим визави на выбор подчинение или смерть, американцы - смерть или резервации, Россия - подчинение, смерть или эмиграцию. Можно сто раз говорить о негуманности такого выбора с нашей точки зрения, но в те времена такая постановка вопроса была повсеместно признана. При этом ненависти и неприязни не было вовсе. Как в США интеллектуалы, восхищаясь отвагой, своеобразным благородством и моральной чистотой индейцев ("Оцеола - вождь семинолов", "Песнь о Гайавате"), считали их, тем не менее, дикарями, подлежащими либо "окультуриванию", либо "элиминации" ("Воспоминания Джона Теннера", романы Купера), так и в россиийское общество, восхищаясь достоинствами племен СК ("Казаки", "Хаджи-Мурат", "Валерик"), считало их опасными и агрессивными дикарями ("Кавказский пленник"), работорговцами и налетчиками.  

4. Дальнейшее известно. Подавляющее большинство племен СК смирилось с неизбежным и подчинилось, оставшись жить в родных местах (никаких резерваций!), сохранив даже определенное самоуправление и получив ряд льгот. Некоторые дрались до последнего. Некоторые, очень немногие, предрпочли уйти. Почему? Не знаю. Но препятствовать в этом Россия не стала. 

Подведу итоги.

а. Экспансия России на СК была вызвана объективными историческими причинами, ничем не отличалась от колониальной экспансии других стран и сама по себе не может быть ни осуждена, ни одобрена, как не может быть осужден или одобрен закон Ома.

b. Войны России с пред-государственными ("варварскими") этносами отличались повышенной жестокостью с обеих сторон, но и это происходило совершенно аналогично процессам, имевшим место в английской, французской, американской или даже бельгийской (там вообще дело доходило до корзин с отрубленными руками) сферах интересов. 

с. При этом войны России с такими народами (кроме племен СК можно вспомнить еще башкир и в известной мере чукч), в отличие от аналогичных войн других государств, не ставили целью обязательное физическое уничтожение неудобного этноса или изгнание его с родной земли в гибельные места. От племен требовалось только одно: признать законы цивилизованного мира.

 

Исходя из этого, я утверждаю, что в данном вопросе Россия опять-таки не является Воплощением Зла, а всего лишь одной из многих стран, осуществлявших определенные действия в определенную эпоху. В чем-то даже оставаясь лучше других, о чем свидетельствует судьба Шамиля (англичане в Индии, как известно, перестреляли всю династию Моголов, французы перебили всю знать Мадагаскара, не обратив ни малейшего внимания на то, что казнимые учились в Париже, а о судьбе индейских вождей, думаю, и говорить не надо). 

putnik1.livejournal.com
Поделиться
Комментировать

Популярное в разделе «Авторские колонки»