Важно всегда и во всем оставаться самим собой

Юрия Дмитриевича Жаркова, известнейшего ярославского живописца, так и хочется назвать на французский манер – мэтр Жарков. Он такой один. И сколько бы ни было в Ярославле его персональных выставок, каждая воспринимается с неослабевающим интересом. Почему? Потому что за холстом стоит Личность.

Родился в 1949 в поселке Оссора Камчатской области.
В 1969 году окончил Ярославское художественное училище.
с 1977 года - Член молодёжного объединения при Союзе Художников СССР.
С 1985 - Член Союза Художников России. 
Лауреат областной премии имени  Опекушина.
Заслуженный художник России.
 Дипломант Союза художников России в 1993, 1999, 2004 годах.
Стипендиат Министерства культуры России /2001/.
Дипломант Российской Академии Художеств  /2003/. 
Народный художник России.
Почетный академик Академии художеств России.
Произведения находятся во многих музейных и частных собраниях в России и за рубежом.  
Юрий Дмитриевич  Жарков – личность в высшей степени необычная.  Его с равным удовольствием интересно и слушать, и рассматривать его холсты.  В его картинах нет постоянства и покоя, все они, точно перелетные птицы, встали на крыло и держат путь неведомо куда.  Это – мое внутреннее ощущение от живописи Жаркова. Хотя сам он вот что говорит о тяге к перемене мест, которую невольно излучают его картины: «Маму со мной везли из роддома на своеобразной скорой помощи – это нарты, запряженные собаками, на которых стоял ящик с красным крестом. Каюр спросил маму: «Кто у вас, мадам и капитан?». Я оказался мальчиком, то есть капитаном. Наверное, поэтому земля мне кажется океаном, и меня бросают его волны во все стороны, и нет во мне постоянства и покоя». 
Но при всем волнующемся море его души, Юрий Жарков – отличный организатор и руководитель, то есть крепко стоит на ногах на земле. На протяжении десятилетия он был председателем Ярославского отделения Союза художников России,  много лет возглавляет творческую группу художников «Аллея».  Он из тех благотворителей и меценатов, кто дарит свои картины музеям, потому что понимает – у музеев не хватает средств на приобретение достойной современной живописи.  
О его пути в профессию можно было бы написать роман, а начать его … да вот хоть бы со шрама. Будущий Почетный академик Российской академии живописи «заработал» его в раннем детстве,  когда изображал памятник,  стоя на табурете.  А на стул взгромоздился потому, что мечтал стать скульптором.
- Я всегда лепил из пластилина, а потом как-то внезапно все вылилось в рисование. Чем и занимаюсь по сей день, - вспоминает истоки своего большого живописного пути Жарков.  – Я учился в Печоре, а там художественной школы не было.  Но я рисовал с утра до ночи, пропуская уроки. Учителя прощали, потому что я безропотно оформлял стенгазеты ко всем праздникам.  Брат по чертежам сделал мне этюдник, покрасил его синей краской. Вместо холста я тогда использовал обратную сторону клеенки. Ходил на этюды. Художественную  школу организовали, когда мне уже в армию надо было идти, успел поучиться несколько месяцев... Вот и все мои университеты. Хотя уже потом, после службы, я закончил Ярославское художественное училище.  
Юрий Жарков – большой труженник.  Считает, что профессия художника такова, что  если не возьмешь себя в ежовые рукавицы – пролетишь. И винить в этом можно только себя.  И при такой установке он никогда не стремился  быть лучше всех.  Художник  рассуждает так: «Я есть сам по себе, другого такого нет. Есть другие, пусть лучше, но они другие. Это скорее философский вопрос, чем вопрос лидерства. Надо прежде всего оставаться самим собой, хотя в нашем ремесле это очень трудно – постоянно несет то в одну, то в другую сторону. Что же касается зрителей... то они у каждого свои. И я спокойно отношусь к тому, что кто-то равнодушно проходит мимо моих картин. Это нормально! Не хватать же всех за грудки, не тыкать же лицом в холст, добиваясь признания. Я не червонец, чтобы всем нравиться». 
Живопись Жаркова, действительно, нравится не всем. Но ее даже недоброжелатели не обходят молчанием, замечают. Его жесткая, размашистая манера письма, огромные, под стать письму, размеры полотен, несколько мрачноватый, рембрандовский колорит палитры запоминаются однажды и навсегда.  Ценители его творчества называют Юрия Дмитриевича «последним из могикан» ярославской художественной школы.  


 
Поделиться
Комментировать

Популярное в разделе «Авторские колонки»