Разговор c художником об искре, бочке и русских народных космонавтах

-Мне так нравятся эти костюмы-мешки, что я всерьез подумываю, а не сшить ли мне и себе такой? – художник-постановщик спектакля «Кому на Руси жить хорошо» Алевтина Торик с живым интересом смотрит на сцену. Там идут последние репетиции спектакля.
Алевтина Торик – художник в мире театра именитый, увенчанный всевозможными званиями и регалиями: лауреат национальной театральной премии «Золотая маска», высшей театральной премии Санкт-Петербурга «Золотой софит», Высшей национальной премии в области театрального искусства для детей «Арлекин», победитель в номинации «Лучшая работа художника» фестиваля «Золотой Дельфин-2008», Международного фестиваля театров кукол «Петрушка Великий-2010». Как художник, Алевтина Торик поставила более полутора сотен спектаклей. Один из них – в Ярославском театре кукол: это замечательный спектакль «Бармалей» (режиссер Николай Боровков). И вот – новая долгожданная встреча.
- Когда я впервые услышала о предложении театра поставить некрасовскую поэму «Кому на Руси жить хорошо», первая мысль была очень простая – отказаться, причем категорически. Как это делать? Кому это сегодня надо?! А как представила, что школьников будут строем в обязательном порядке водить на этот спектакль – бррр,…нет, отказаться. Но режиссер Петр Васильев, с которым мы давно работаем и понимаем друг друга с полуслова, большой интеллектуал. Он перелопатил горы литературы, лекций, и всего прочего, связанного с Некрасовым и этим произведением, и предложил мне: давай сядем и просто спокойно порассуждаем – может, что-то мелькнет? И вдруг подумалось, что эта поэма – о вечном поиске человеком счастья. Бесконечная, в общем, история, вне времени и пространства. А под понятие «бесконечность» более всего подходит космос. Но ведь и наша Россия – тоже космос: бескрайний, непроходимый, непонятный, загадочный, местами погрязший чуть ли не в средневековье. Так в одной точке пересеклись Россия, в которой мало что изменилось с некрасовских времен, поиск человеком счастья и космос. И нас осенило - да это же «Кин-дза-дза» Георгия Данелии!
-Та самая искра не просто промелькнула, из нее разгорелось пламя!
-Еще какое! Вдруг стало интересно придумывать что-то вокруг этой идеи, разминать ее. Как отправились некрасовские мужики двести лет тому назад по белому свету искать, кому живется весело, вольготно на Руси, так и скитаются по сей день. Скарбом обросли, семьями обзавелись, знаний с миру по нитке понахватались, а зуд исследовательский все не утихнет.
- Средство передвижения у мужиков уж очень необычное…
- Бочка? Самая русская емкость! Они же пьют постоянно, и с горя и с радости. А в чем еще русским народным космонавтам путешествовать? Ведь бочка несет информацию и об уникальной живучести русского мужика, достаточно вспомнить сказку Александра Сергеевича Пушкина о царе Салтане: «…В бочку с сыном посадили,/ Засмолили, покатили/ И пустили в Окиян - / Так велел-де царь Салтан». Да, наш спектакль начинается с откровенной цитаты из фильма «Кин-дза-дза» – и визуально мы это подчеркиваем, и музыкально: мы вдохновлялись этим. Как только нам пришла в голову эта мысль, сразу стало интересно и весело работать. Мой педагог в Академии, замечательный мастер Тамара Васильевна Миронова говорила, что идеи пойдут, как только тебе станет интересно и весело. Даже если ты ставишь трагедию, а ведь в поэме «Кому на Руси жить хорошо» тоже веселого мало, согласитесь, на уровне придумывания спектакля должно быть смешно. Только тогда спектакль получится живой и настоящий. Мне кажется, у нас это получилось…
-Насколько задуманное вами воплотилось на сцене?
- Какие-то первоначальные идеи трансформировались, но это нормальный процесс. Я на самом деле получаю удовольствие просто от процесса работы. Делаю эскизы, придумываю, как будут выглядеть наши персонажи, и актеры и куклы, как будут работать декорации. Зачастую я не вижу итога, готового спектакля. Но мне достаточно самого процесса работы над ним.
-Этого не может быть!
-И, тем не менее, это правда. Мы выпускаем по 10-12 спектаклей в год, и увидеть их все – просто нереально. Есть и внутренний страх: увидеть в итоге не то, что ты придумала. Ведь рождение спектакля – процесс коллективный, включаются режиссер, композитор, артисты, и каждый привносит что-то свое. В конце концов, есть внешние, не зависящие от тебя, обстоятельства. Я не собиралась приезжать в Ярославль накануне премьеры, но я очень счастлива, что оказалась здесь. Так радостно, что твою мысль подхватили все, причастные к созданию спектакля. Просто счастье видеть, как актеры обыгрывают декорации, и они это делают на двести процентов, я даже не предполагала этого!
- Кроме удивительного «пепелаца» - бочки, в которой наши герои попадают на землю, в спектакле работают очень необычные куклы.
- Да, это куклы-мешки… Ведь герои за годы странствий накопили немало добра. Мы с Петей Васильевым очень любим таких мягких кукол без сложной механики. Они работают точнее, когда оказываются в тему. А здесь как раз тот самый случай. Знаете, я сегодня сидела на репетиции, на прогоне, и раза три даже заплакала. Хотя я все знаю: ведь сама придумывала эти костюмы, декорации и этих кукол, мы проговаривали всю эту историю от и до, но как повысился ее градус, когда все участники работают с таким восторгом, с такой отдачей.
-Произведение, к созданию которого вы имеете самое непосредственное отношение, начинает жить самостоятельной жизнью.
- Да, и это меня так тронуло! Насколько пронзительно, искренне и честно это сделано – и режиссерски, и актерски… Я очень рада, что тогда, в самом начале нашего пути, мы нащупали эту искру интереса.
 
Поделиться
Комментировать

Популярное в разделе «Авторские колонки»