Нэлли Полякова: «Я - приверженец классики»

Считанные дни остаются до премьеры спектакля «Огниво» в Ярославском театре кукол.  С художником-постановщиком спектакля заслуженным деятелем искусств России Нэлли Ивановной Поляковой мы встретились в мастерской.
-Режиссер Александр Стависский признался, что инициатором постановки спектакля «Огниво» были именно вы. 
-Это правда. Я люблю эту сказку, и когда-то, лет тридцать назад, мы поставили «Огниво» в Санкт-Петербургском кукольном театре сказки, это был очень удачный спектакль. Надо сказать, что я люблю сказки Андерсена. Не все взрослые любят этого автора, а я - очень. Но я знаю точно, что сказки Андерсена очень любят дети, и спектакли по этим сказкам получаются… такие сказочные! По-другому и не скажешь. Режиссер Александр Стависский написал замечательную пьесу по этой сказке – новую, современную, а композитор Анджей Петрас сочинил интересную музыку. Это будет очень сказочный, красивый и музыкальный спектакль.
- Когда вы начинаете работать над спектаклем, вносите ли вы свои предложения в текст пьесы, или предпочитаете заниматься только оформлением спектакля, придумываете его героев?
-Несомненно! Далеко не все художники «влезают» в драматургию. Но я люблю.
-То есть, можно сказать, что вы, художник, зачастую являетесь и соавтором драматургической канвы спектакля?
- Да, это моё. Если я что-то придумала, что-то меня зацепило, что-то показалось интересным, хотя этого и нет в пьесе, я обязательно предлагаю режиссеру. Если моя идея оказывается кстати, он берет это в работу. А почему бы и нет? 
- Вы давно и успешно сотрудничаете с Ярославским театром кукол, много спектаклей поставили на нашей сцене вместе с режиссером, заслуженным деятелем искусств РФ, лауреатом премии "Золотой софит" Николаем Боровковым, и с другими режиссерами: «Дюймовочка», «Заяц, лиса и петух», «Щелкунчик, «Кот в сапогах», «По щучьему веленью», «Аленький цветочек». А помните ли Вы свой первый спектакль на ярославской сцене?
- Я прекрасно помню все свои спектакли! Сотрудничество с Ярославским театром кукол началось, действительно, давно, когда в театр на должность директора пришел Дмитрий Ардальонович Стрекалов. Тогда ярославским театром были приобретены два спектакля из репертуара нашего Ленинградского государственного кукольного театра сказки – это «Принцесса и свинопас» и «Аленький цветочек». И я знаю, что «Аленький цветочек» с большим успехом идет на сцене вашего театра до сих пор, уже в обновленном варианте, в постановке Анатолия Белкова. А моей первой работой на ярославской сцене стал спектакль «Черная курица» по волшебной повести Анатолия Погорельского.
-Я любила этот спектакль, и очень, признаюсь, по нему скучаю!
-И мне этот спектакль очень дорог. Когда меня спрашивают, есть ли у меня любимые куклы, то я всегда вспоминаю Алешу из этого спектакля. В Санкт-Петербурге, в кукольном театре сказки «Черная курица» идет до сих пор. Но этот спектакль приживается не в каждом театре.
-Любите ли возвращаться к старым спектаклям, восстанавливать их?
-Вполне. Но я каждый раз вношу что-то новое – время идет, меняется восприятие материала. Однако новшества эти, конечно, не носят радикального характера, иначе пришлось бы каждый раз ставить новый спектакль. Но истории бывают разные. У нас в Санкт-Петербургском кукольном театре сказок долгое время шел спектакль «Петрушка» Стравинского. Этот спектакль поставили мы с режиссером Николаем Боровковым. А потом к нам обратился Тульский театр кукол с предложением поставить «Петрушку» у них. Николай Юрьевич отказался, зато Александр Стависский, режиссер, с которым мы работаем сейчас над «Огниво», согласился. И мы поставили совершенно другой спектакль – там танцуют все: актеры, куклы и даже декорации, спектакль с большим успехом идет в театре, высоко отмечается на фестивалях. Так что в данном случае повторение пройденного оказалось более чем удачным.
- С какими куклами Вы, как художник-постановщик, предпочитаете работать? Ведь каких только видов кукол нет: тростевые, мимирующие, ростовые…
-Выбор куклы зависит, в первую очередь, от материала, от пьесы. Я могу работать с любыми куклами, но, если честно, больше всего люблю марионетки. К моему глубокому сожалению, сейчас почти никто не работает с ними. Что говорить, если даже в нашем питерском театре марионеток марионетки практически и не используют. Мне так жаль! Они прелестны…
-Почему же эти куклы впали в такую немилость?
-С ними сложно работать. Но, когда есть возможность, я с удовольствием делаю спектакли с марионетками. К слову, в спектакле «Дюймовочка» из репертуара вашего театра есть чудесные куклы-марионетки.
 -Все, кто работают с куклами, утверждают, что куклы – живые. Как вы считаете, в кукле изначально живет душа, или кукла оживает только в руках артиста?
-Я думаю, что кукла оживает в руках художника. Сначала я рисую эскиз, что-то придумываю, меняю, и это уже - жизнь куклы. У меня как у художника-постановщика нет возможности делать кукол от начала до конца, это большая коллективная работа. Но я всегда сама расписываю лица, во время работы зачастую разговариваю с куклами. А когда кукла встречается с актером, происходит контакт, актер принимает, обживает, присваивает себе куклу, она, конечно, оживает. И это уже бесценно.
-Сейчас авторские куклы занимают достаточно высокий пьедестал в декоративно-прикладном искусстве. Делаете ли вы подобных кукол?
- Я - человек театра на все сто процентов. Хотя в 90-е годы уже прошлого века было немало предложений, и весьма выгодных, но я очень быстро ушла из коммерции. Это не мое. Театр для меня превыше всего, и я очень рада, что меня по-прежнему приглашают на постановки.
-Как давно Вы работаете в театре?
-Наверное, лет 55… Я пришла в театр сразу по окончании Ленинградского государственного института театра, музыки и кино, а было это в 1959 году.
-Сколько же вы поставили спектакле за свою более чем полувековую творческую биографию?
- Более 150. Сейчас я постоянно работаю в двух театрах, но есть и разовые приглашения.
-Искусство театра находится в постоянном развитии, появляются новые модные тенденции, течения… Вы следите за новинками?
- Стараюсь, но, признаться, в драматические театры в последнее время не хожу, не радует меня то, что там происходит. Что касается новых тенденций, то зачастую новое – это хорошо забытое старое. Сейчас поставить классический ширмовой спектакль в театре кукол – сродни революции. К слову, именно такой «революционный» спектакль мы и делаем в Ярославле. Сейчас очень трудно «загнать» актера-кукольника обратно за ширму, живой план доминирует во многих спектаклях. Когда-то давно я сама была ярым пропагандистом живого плана, и это по тем временам было революцией.  Но время идет, и сейчас я стараюсь делать чисто кукольные спектакли, и мне кажется, что это интереснее для детей, когда кукла сама, без артиста, живет, разговаривает и смеется на сцене. Хотя недавно в Тульском театре кукол с режиссером Станиславом Мозговым ставили «Левшу», и в спектакле очень удачно сочетаются «живой план» и куклы. 
- Но этот спектакль, я понимаю, ориентирован на взрослую аудиторию?
-Да, действительно, задумывался «Левша» как спектакль для взрослой публики, но потом решили показать его школьникам средних классов. Вы бы знали, с каким восторгом они смотрят этот спектакль! Мы даже сами удивились! В финале подбегают к авансцене, с таким жаром аплодируют. 
- После стольких осуществленных постановок, есть ли спектакли, о которых вы мечтаете?
- Я столько всего хочу, вы бы только знали! Но я приверженец классических произведений, а поскольку классика безгранична - и русская, и западная, то всегда найдется, о чем мечтать. 
Поделиться
Комментировать

Популярное в разделе «Авторские колонки»