На фоне Никаса снимается семейство...

-Ой, люди добрые, что же это делается?! Никак сам Никас?! НИКАС! НИ-КАС!!!  Да отойдите отсюда, женщина, мне Никаса не видно, а только ваш зад, а у меня пригласительный на Никаса, между прочим, - так, или примерно так, выглядело начало вернисажа самого успешного современного художника Никаса Сафронова.  Его персональная выставка с лаконичным названием «Избранное» открылась сегодня в Ярославском художественном музее.
Дальнейшего восхваления виновника торжества я уже не услышала, и свидетелем вернисажных безумств не стала, поскольку (вынуждена признать), это мой фасад заслонил страстной поклоннице Никаса Сафронова ее кумира, и меня элементарно «зашикали», защипали, и вытолкали на задворки внушительной зрительской толпы. Я и ушла. Но поскольку вернисажу предшествовала пресс-конференция, на которой собралась публика вполне цивилизованная и интеллигентная (никто не шикал и не щипался), пообщаться накоротке с кумиром ярославских домохозяек мне удалось без проблем, и с творчеством его познакомиться – тоже.

Автор выставки на пресс-конференцию по-светски опоздал минут на тридцать (в прошлый его приезд, случившийся года три назад, толпа журналистов дожидалась художника около часа, так что прогресс – налицо), а, придя, Никас так рассыпался в комплиментах Ярославлю, губернатору Ястребову, начальнику УМВД по Ярославской области генералу Трифонову и прочим исключительно приятным высокопоставленным ярославским чиновникам, что сразу стало ясно, в каком замечательном регионе мы с вами живем. И Никас сам бы жил да радовался в Ярославле (честно-честно!), да только вот не решен вопрос, как быть с мастерской (всего-то 1500 квадратных метров), что находится близ Кремля. А все клиенты Никаса Степановича – люди высокопоставленные (одних президентских портретов только 27 штук написано, не говоря уже о звездах шоу-бизнеса и киноиндустрии). Согласитесь, им с Волжской набережной в Кремль как-то не по пути добираться будет. 

Никас Степанович в качестве героя пресс-конференции – персона идеальная. Он абсолютно самодостаточен и монологичен, может говорить, не прерываясь, сколь угодно долго и на любые темы, не дожидаясь вопросов: с собственного замка в Шотландии легко и непринужденно перескакивает на полтора десятка написанных им портретов Софи Лорен (между прочим, пообещал переговорить с кинодивой на предмет организации гипотетической выставки произведений из её коллекции в нашем Ярославском Художественном); от темы скучности и пустоты столичных тусовок  он мастерски прокладывает словесный мостик к прогулкам с рожденным в Венеции, но проживающим в Лондоне сыном… et cetera. Честное слово, Никас великолепен в своей великосветской непосредственности и непринужденной откровенности, слушать его не переслушать, просто соловьем заливается. И что его столичные снобы-журналисты невзлюбили?  Никас так и говорит:
- Кто меня ругает, тот делает это предвзято, не видя моих картин. Надо говорить «не все понимаю».  Ну, как можно плохо говорить о художнике, который заставил о себе говорить четверть мира?! Ведь достаточно одной картины, чтобы остаться в истории.

Согласитесь - что ни реплика, то громкий, приковывающий взгляд заголовок в любой газете.  Никас Сафронов тот самый художник, с которым равно занимательно и беседовать (если только удастся вклиниться со своим вопросом), и слушать, и лицезреть.  
Но при всей доброжелательности и открытости Никас Сафронов не такой простак, чтобы открывать свои профессиональные секреты. Он запатентовал уникальный авторский стиль письма «dream vision», благодаря которому он был включен в Книгу рекордов Гиннеса. На выставке представлено несколько картин, написанных в этой технике - это серия итальянских пейзажей. Картины написаны в необычной мозаичной манере, краска нанесена в несколько слоев, и выглядит так, точно потрескалась от времени.  Картины дышат солнцем, проглядывающим сквозь туман. Честно говоря, эти пейзажи в экспозиции мне приглянулись более всего.
Однако автор на вопрос, в чем же суть его метода, мастерски напустил туману: ушел в разглагольствования о «воспоминаниях о сне в предутренние часы, предшествующие пробуждению», об особенности солнечного света, просачивающегося сквозь дымку лондонского тумана … Право слово, ему бы стихи писать, а не только картины.
Не стану занимать место перечислением всех регалий и заслуг Никаса Сафронова (достаточно набрать заветное имя в поисковике интернета, и на любопытствующего вывалится целый ворох официальных помпезных подробностей).  
На выставке представлены работы из нескольких серий. Одна – уже упомянутые выше итальянские матово-бело-голубые с золотом пейзажи дивной красоты, дышащие покоем и умиротворением. Другую серию я обозначила бы как «рыцарская»: в неё можно включить пейзажи со средневековыми замками, написанными уже в иной, вполне реалистичной манере, портреты рыцарей и воспеваемых ими дам, а также автопортрет Никаса в средневековом наряде (с копьем), глядя на который так и хочется процитировать: «Кто там в малиновом берете с послом испанским говорит?». 
Обращает на себя внимание серия графических портретов небольшого формата, которые характеризуют автора как прекрасного рисовальщика и дивного портретиста. Соседствующие рядом с ними кошачьи портреты в средневековых дамских туалетах, кринолинах и кружевах, честно говоря, вызывают недоумение. Нет, написано мастерски – что кошачьи мордочки разных пород, что виртуозно прописанные складочки и фижмы нарядов. Но в чем суть? Ради чего все это написано, и даже помещено в золоченые рамы? Вряд ли это дань интернет-моде, где ежеминутно размещают умильно-слащавые фотографии кошачье-собачьих питомцев в срежиссированных для них хозяином-затейником предлагаемых обстоятельствах и декорациях.  Лично я этого терпеть не могу, но охотно допускаю, что многим подобное нравится. Спросить же у Никаса о потайной сути этих портретов так и не удалось, так как он увлёкся рассказом о приобретении земельного участка в Турции и об интригах, которые ему чинил при этом некий голландский магнат-извращенец.  

Вряд кто из зрителей обойдёт вниманием серию портретов известнейших киноартистов, таких как Николас Кейдж, Джордж Клуни, Пьер Ришар, Пирс Броснан, Катрин Денёв…(готова поспорить, что операторы телекомпаний, делающих репортажи с выставки, сконцентрируют свое внимание именно на этих работах). Портреты в высшей степени комплиментарные, прописаны с ювелирной подробностью, фотографической точностью и реверансами дорогих глянцевых журналов.  Портретируемые помещены в разные исторические реалии и фантастические миры. Где-то по своей сути эти картины пересекаются (но не копируют, упаси Боже!) с художественными фотографиями, которые делает известный фотограф Екатерина Рождественская – узнаваемые медийные лица в репликах-декорациях не менее узнаваемых известных картин. Вне сомнений, все портретируемые остались довольны. Не даром среди владельцев картин Сафронова есть такие звезды мировой киноиндустрии как Софи Лорен, Ален Делон, Жан-Поль Бельмондо, Монсеррат Кабалье, Мадонна… 
В экспозицию также включены работы с мистическим, или глубоко запрятанным философским смыслом, о чем говорят уже сами названия полотен: «Ангелы, покидающие историю», «История одного замка, окутанного тайной».
Выставка Никаса Сафронов «Избранное», безусловно, заслуживает внимания по нескольким причинам: во-первых, это самый ИЗВЕСТНЫЙ современный российский художник; во-вторых, это самый ДОРОГОЙ современный российский художник, работы которого уходят с аукционов «Сотбис» за какие-то немыслимые тысячи долларов (средне-статистическому россиянину лучше не пытаться переводить эти суммы в рубли, дабы не лишиться рассудка); в-третьих, просто потому, что эти картины написал сам НИКАС САФРОНОВ. Про него полмира знает, треть мира его работы покупает, какая-то продвинутая часть мира его работы и его самого нещадно ругает, а вы так это и не увидите собственными глазами? Да ну, это просто несерьезно…
Фотографии Владимира Скорикова. 
Поделиться
Комментировать

Популярное в разделе «Авторские колонки»