Место встречи изменить нельзя

Эти люди объединены не только общим призванием, имя которому-живопись, но и местом своей творческой прописки. Двадцать лет назад художники Андрей Жевакин и Михаил Гурин, Иван Никифоров и Геннадий Новиков, Михаил Кораблев и Леонид Малафеевский, Олег Рожков и Наркис Флоринский получили мастерские на десятом этаже одного дома. Выше – только небо, а потому творческие потоки космической энергии ничто не задерживало.


Взяв место «прописки» - 10-й этаж – за точку отсчёта, художники создали некий групповой проект, который успешно просуществовал все эти годы. Каждый из участников «10-го этажа» - оригинален, самобытен  и неповторим, каждый имеет свою богатую выставочную историю и наработал солидный багаж за эти годы. Но то место, где замыслы обретают кровь и плоть, неизбывно, как первая любовь. А потому и двадцать лет спустя проект «10-й этаж» по-прежнему актуален.

Я люблю художников. Точнее, не так: я люблю не только и не столько художников, сколько продукт, который они производят. Не могу и не хочу представить себе мир без картин. На мой взгляд это равноценно тому, чтобы изъять из «употребления» воздух или воду.  Невозможно ведь, правда? Но как, скажите на милость, в их светлых головах преломляется вся та информация, которую поглощаем и мы, простые смертные, - рассветы и закаты, утренний туман и вечерние сумерки, подсмотренная городская сценка или архитектурное величие дальних стран – но мы, в лучшем случае, можем остановиться на бегу и ахнуть, а они придут в мастерскую, выкурят сигаретку-другую, да и создадут такой шедевр, что только диву даешься.  

Хоть работы Олега Рожкова и предусмотрительно рассыпаны экспозиционерами по всем залам (иначе, ослепнешь от чистоты и яркости цвета, и ничего другого просто уже не сможешь оценить) , но они упорно воссоединяются в сознании в единую группу.  Олег верен себе – он по-прежнему продвигает цвет, как основную доминанту живописи.  Дабы ничто не отвлекало от суперидеи, он даже отказывается от перспективы в своих натюрмортах, от  прорисовки какого-либо фона. Примерно так начинает будущий рисунок мой семилетний сын: делит лист линией ровно пополам, выше – небо, ниже – земля, или стол, или другое, где там действие разворачивается?  Вот и у Рожкова есть несколько таких «ученических» натюрмортов. Зато что он делает с цветом – это ж прямо оторопь берет! Краски столь сочные, что даже выпуклые от яркости.


Лаконичные натюрморты и пейзажи Рожкова резко констрастируют с живописью Ивана Никифорова. Этот как раз весь в реальности, плоть от плоти земли нашей: вот и банька, и бутылочка с чем-то заманчивым, вот и дородные тётки  неглиже. Однако излюбленная тема русской баньки на некоторых холстах Ивана Никифорова вырастает до обобщённо-философских образов, и вот за очередной обнажёнкой уже явно проступает щемящее чувство родины – простое и безыскусное (картина «На родине»).


На холстах Леонида Малафеевского винно-черным всплеском взмывают ввысь очертания  Саграда Фамилия.  Впрочем, не только дальние странствия вдохновляют Малафеевского на творчество –  доказательством тому холст «Дачный мотив», удачно рифмующийся по стилю письма с испанскими нотами. И рифма эта отлично прослеживается, несмотря на то, что картины находятся в разных залах.

Романтичны  акварельные листы Геннадия Новикова. Дивные размытые очертания белоцветного натюрморта, на другом листе под пристальным  взглядом художника оказывается ветвь орешника,  или уткнувшиеся в берег утлые лодки. Особое значение обрели акварели художника, на которых Новиков запечатлел фрагменты строительства планетария, этапы возведения концертного зала на Которосльной набережной. Это уже свидетельства очевидца, факты истории города, и ценность этих листов будет неоспоримо расти год от года.

В адрес каждого участника этой выставки можно сказать немало добрых слов. Проект «10-й этаж», безусловно, удался и , полагаю, привлечет немало зрителей, открыв каждому нечто сокровенное и лишь ему одному предназначенное.


Поделиться
Комментировать

Популярное в разделе «Авторские колонки»