Людмила Федорова: «Не приветствую современные завихрения на тему известных сюжетов».

В Ярославском театре кукол - в разгаре репетиции нового спектакля «Красная Шапочка». Премьера состоится 18 мая. Команда постановщиков – творческое трио мастеров из Санкт- Петербурга: режиссер Людмила Федорова, художник – Юлия Астапович, композитор – Наталья Высоких. Выкроив время в репетиционном цейтноте, мы встретились с режиссером Людмилой Федоровой, чтобы побеседовать о спектакле и не только.
Внешность Людмилы Федоровой (она миниатюрна, юна, изящна и улыбчива) на первый взгляд диссонирует с теми штампами, которые сторонний театру человек обычно вкладывает в основательное понятие «режиссер». Зная о том, какое «несерьезное» впечатление она подчас производит, Людмила шутит, что порой её подмывает на репетициях наклеить бороду, нацепить на нос очки и, понизив голос на октаву, переспросить у весельчаков– «а так убедительнее будет?». Однако «досье» Людмилы Федоровой куда более выдуманной бутафорской бороды внушает уважение: преподавание в течение пяти лет в Санкт-Петербургской академии театральных искусств, постановки спектаклей в Москве и Калининграде, Хабаровске и Благовещенске, Петербурге и Белгороде (в скобках заметим, что спектакли эти не раз становились участниками и лауреатами международных фестивалей); а в настоящее время – работа в качестве педагога в Хорватии, в Академии искусств. В свою профессию Людмила Федорова истово влюблена, ставит по три-четыре спектакля в год, живёт на чемоданах и с лёгкостью перемещается по белому свету. Лелея мечту однажды поставить спектакль по Айтматову «Пегий пес, бегущий краем моря», цепко присматриваясь к «Жанне д’Арк» Ануя, Людмила Федорова с удовольствием ставит на российских театральных просторах Корнея Чуковского и Бориса Заходера, а в Хорватии охотно работает с местным сказочным фольклором. В афише же Ярославского театра кукол благодаря режиссеру Людмиле Федоровой получила прописку «Красная Шапочка».
- С чьей стороны поступило предложение поставить именно «Красную Шапочку»?
- Я предложила руководству театра несколько названий, в числе прочих была и «Красная Шапочка». Поскольку перед нами стояла задача выбрать произведение из обоймы классического детского репертуара, которое прижилось бы в афише на долгое время, мы остановили свой выбор на Шапочке. Раньше я с этим материалом ни разу не работала, да, признаться, и не люблю входить в одну воду дважды. 
- Сейчас модно пересказывать старые сказки на новый лад. Ваша «Красная Шапочка» - это классический вариант или уже вариации на тему?
- Если ставить сказку «Красная Шапочка» так, как изначально она была придумана и написана, то, боюсь, на спектакль вообще никто не придет. Когда я стала копать материал (а без этих раскопок вглубь истории – никак), то вскрылось, что изначально это достаточно грубая и жестокая история, в которой много чего намешано. Ну, например, что красные шапки в свое время могли носить только мужчины, и сам факт того, что головной убор этого цвета надевает девочка был вызовом обществу, и так далее. Согласитесь, что такие смысловые пласты вовсе не обязательно предъявлять ребенку. Хотя и такой спектакль возможен, но это совсем другая история, рассчитанная на совсем другую аудиторию. 
С другой стороны, я не приветствую современные завихрения на тему известных сюжетов, когда от оригинала остается только цвет шапочки главной героини. Мы ставим сказку, которая должна быть понятна, в первую очередь, детям. И, хотя мы населили историю дополнительными персонажами (мама обзавелась обширным хозяйством, у нее теперь есть коза и гусь, а у Красной Шапочке - верный песик), сюжетная линия узнаваема. Мы позиционируем этот спектакль как историю для семейного просмотра, и надеемся, что зритель любого возраста увидит и полюбит в этой сказке что-то свое. 
- Вы сами написали инсценировку?
- Да, но это была вынужденная мера. Если бы я нашла хорошую пьесу, я с удовольствием взяла её в работу, но тот материал, который удалось найти, был, мягко говоря, не совсем то… Точнее, совсем не то. Словом, пришлось взяться за дело самой, хотя у меня и нет драматургических амбиций.
- Как вы определили жанр этого спектакля?
- Музыкальная сказка. В спектакле звучит много песен, вставных музыкальных номеров. С композитором Натальей Высоких мы работаем вместе уже не первый год, и в творческом плане наш дуэт вполне сложился. С художником Юлией Астапович это наша первая совместная работа, хотя мы давно знакомы по питерской театральной Академии. И, хотя я не люблю забегать вперед и давать оценки еще не до конца готовой работе, мне кажется, что спектакль получается у нас достаточно обаятельный и веселый.
- Есть ли в вашем спектакле деление на плохих и хороших персонажей?
- Нет, я этого не люблю. Еще Станиславский говорил о том, что, играя черного, найди где он белый, и наоборот. Деля персонажей на плохого и хорошего, ты заведомо наставляешь зрителя – этого не люби, а вот того – обязательно полюби. Зачем? Я так понимаю, что вопрос о плохих персонажах был задан с намеком на Волка? Нет, Волк у нас не плохой - он просто голодный. Он бы с радостью питался чем-нибудь более вкусным и калорийным, нежели Бабушка, но что же делать, если дровосеки весь лес вырубили, всех зайцев распугали, и что прикажете делать в такой ситуации хозяину леса? Зубы на полку положить? 
-Но брюхо-то своему Волку, оказавшемуся в «трудных жизненных обстоятельствах», вы все равно распорете, чтобы выпустить вынужденно проглоченную им бабушку?
- А как же?! Из песни, то есть из сказки, слова не выкинешь. Но Волк у нас останется живым…
-…как в любимом многими пластилиновом мульфильме Гарри Бардина?
- Примерно… Мне кажется, что эта сцена у нас получается не жестокой, а достаточно юморной. И, потом, это же условности, игра, театр! Помните, у Чуковского есть строки про зайку, который «бежал по дорожке, и ему перерезало ножки…»? Дети, конечно, переживают за зайку, но, с другой стороны, они же знают про всемогущество доктора Айболита. 
-Отвлекаясь от нашей «Красной Шапочки» и возвращаясь к вашей кочевой творческой жизни, поинтересуюсь: каковы Ваши планы на будущее?
- Меня ждут студенты в хорватском городке Осиек. Там несколько иной метод преподавания, в тамошнем табели о рангах я числюсь как «внешний педагог», две-три недели совместных занятий скорее напоминают наш мастер-класс. Так что, в ближайших планах сначала студенты в Хорватии, а потом там же - постановка. Мне нравятся хорватские сказки, они отличаются от русских, тем, что в наших непременно присутствует некое морализаторство… Вот, например, в спектакле «Красная Шапочка» есть такие строчки: «Мамы нам желают счастья и добра,/Непослушным детям объяснить пора:/Маму надо слушать с самых ранних лет/и не попадешься волку на обед». Отсюда мораль – маму надо слушать. А в хорватских сказках есть такое понятие – «помощь». Ребенок должен пройти через темный лес один, чтобы преодолеть свой страх, и никакое «ай-яй-яй, не делай этого» не избавит его от этого страха – ребенку надо просто помочь преодолеть свой страх, преодолеть себя…И в этом есть что-то очень правильное. 

Поделиться
Комментировать

Популярное в разделе «Авторские колонки»