Казанцы обменяли Волкова на Качалова

На прославленных Волковских подмостках начались гастроли Казанского академического русского большого драматического театра имени Качалова. Начались гастроли необычно – с обмена. И не только любезностями. Известный ярославский тележурналист Валентин Тугов торжественно вручил художественному руководителю казанского театра Александру Славутскому скульптуру основателя первого русского театра – символ лауреатского звания Премии Правительства России имени Федора Волкова. Лауреатом народный артист России и Татарстана Александр Яковлевич Славутский стал три года назад, а вот вручить герою награду в торжественной обстановке тогда не получилось. Спустя время награда нашла своего героя, и ярославцы громкими аплодисментами поздравили именитого казанского режиссера.

Однако и худрук качаловцев в долгу не остался: он церемонно вручил хозяевам сцены скульптуру Качалова, очень схожую по габаритам с нашим волковским «оскаром». «Обменяли Волкова на Качалова», -  добродушно прокомментировали этот культурный обмен завсегдатаи театральных премьер и знатоки театральной жизни Ярославля, пришедшие посмотреть спектакль «Пиковая дама» - им качаловцы открыли гастрольное турне.  
А буквально за час до начала спектакля и в высшей степени «культурного обмена» мы побеседовали с художественным руководителем театра имени Качалова, народным артистом России и Татарстана Александром Славутским. 
- Ваш театр не первый раз гастролирует в Ярославле…
- Это так. Качаловцы трижды становились участниками Волковского фестиваля: в 2006 году с «Трехгрошовой оперой» Брехта-Вайля,  в 2008 году с успехом был сыгран «Визит дамы» Дюрренматта, а в 2010 году ярославцы увидели «Дядюшкин сон» по повести Достоевского. И вот мы снова здесь. В течение десяти дней (столько продлятся наши гастроли) мы познакомим любителей театрального искусства еще с несколькими нашими работами: это «Пиковая дама», мюзикл, поставленный по произведению Шолом-Алейхема,   «Скрипач на крыше», «Роковые яйца»  - этот мюзикл специально для нашего театра написал композитор  Дашкевич. Для детей мы привезли сказку «Иван-дурак и черти». Еще в нашей гастрольной афише спектакль «Золотой слон» по пьесе вашего земляка Александра Копкова.  Он уроженец Некрасовского района Ярославской области. Уехал учиться в Санкт-Петербург на штукатура, увлекся чтением, самообразованием,  сам написал две пьесы. Одну из них поставил Борис Бабочкин, в ту бытность режиссер Большого драматического театра в Санкт-Петербурге, а пьесу «Золотой слон» тогда к постановке категорически запретили. Как автора не посадили (ведь в то время с этим было запросто!), не знаю. В свое время я прочел эту пьесу, она мне очень понравилась. Тогда она была антисоветской, а сейчас – просто современная история.  Впрочем, сами все увидите. В Ярославль мы привезли часть нашего любимого репертуара, и надеемся, что вы тоже примите эти спектакли с любовью.
-  Кроме участия в Волковских фестивалях, вас связывают с нашим театром и иные, дружественные, нити.
- Я давно дружен с нынешним директором Волковского театра Юрием Константиновичем Итиным,  ещё когда он работал проректором в ГИТИСе,  а у меня там был курс студентов. Я вообще хорошо знал почти всех ваших режиссеров, начиная с легендарного Фирса Шишигина.  Больше скажу: почти сорок лет я работаю вместе с художником Александром Патраковым. Он  - заслуженный деятель искусств России, народный художник республики Татарстан, лауреат Государственной Премии республики Татарстан.  А когда-то он в течение нескольких сезонов работал в Волковском театре художником-постановщиком, поставил здесь «Царскую охоту», «Трехгрошовую оперу», другие спектакли.  Так что связи, вы правы, действительно тесные. 
-  Как сегодня живется русскому театру в республике Татарстан? Приходится как-то особо выстраивать репертуар? 
- Мы живем хорошо. Вот, не задумываясь о том, сколько заработаем, к вам на гастроли приехали, привезли несколько тонн декораций. Если говорить об экономике, то мы не очень считаем деньги, не затягиваем поясок. Я глубоко убежден, что вклад в искусство – это вклад в генофонд народа. И руководство нашей республики это понимает.  Вкладывать в искусство – это экономически выгодно. Потому что человек, сформированный духовно, в состоянии сделать в жизни что-то значительное, а, значит, принести пользу людям и своей стране. Что касается идеологии, то у нас много театров. И только три из них, Академический русский большой драматический имени Качалова в том числе, признаны национальным достоянием Республики Татарстан.  Сейчас идет реконструкция нашего театра, она обойдется почти в миллиард  рублей. Но в итоге у нас будет целый театральный комплекс с малой сценой, масштабным репетиционным залом, адекватным пространству сцены. 
Вообще, межнациональные отношения – это очень непростая тема. Но меня интересует другой аспект – национальное и человеческое  достоинство.  Это важно и для русских, проживающих на территории стран Балтии, и для тех, кто живет в Азии – для всех. У нас много лет с большим успехом идет в театре спектакль «Скрипач на крыше», он поставлен по произведению Шолох-Алейхема,  дело происходит в еврейском местечке, а на сцене – ни одного еврея. Не считая меня, стоящего  за кулисами. И то я считаю себя русским человеком еврейского происхождения.  У нас в Татарстане половина населения русские, зато все татары знают русский язык. Когда у нас была в гостях Хилари Клинтон, она удивлялась высокому уровню нашей толерантности. 
 - Каков он, ваш зритель? 
- В основном, это интеллигенция – учителя, врачи, студенты. Мы не ориентируемся на «крутых» - та публика идет, в основном, на модное или скандальное. Я считаю, что не это является задачей искусства. 
- И в чем, на ваш взгляд, заключается  задача искусства?
- Когда человеку трудно, плохо, искусство должно вселить в человека надежду, поделиться добром и радостью. Театр должен выполнять ту же функцию, что и религия – вселять надежду. Искусство должно помогать человеку жить, а не выживать. 
- Все спектакли, которые вы привезли в Ярославль, поставили вы сами. Вы – режиссер-монополист, или допускаете в свои владения других режиссеров?
- Допускаю, и очень хотел бы, чтобы кто-то пришел в наш театр на постановку, но как-то не складывается.  Вот Кузина вашего, Александра Сергеевича, все никак не могу зазвать к нам на постановку: у него очень плотный график. 
- Насколько богат репертуар вашего театра? Как часто он обновляется?
 - Мы ставим две премьеры в сезон, не так уж и много. Но у нас в репертуаре порядка 25 названий, многие спектакли идут с большим успехом много лет. Вот «Скрипач на крыше» прошел уже триста раз, но зритель на него продолжает идти. 
- Какова ценовая политика вашего театра?
- Самый дорогой билет на малой сцене стоит 500 рублей, на большой – 400 рублей.  Конечно, мы вынуждены поднимать цену, но это не бьет сильно по карману нашего зрителя. 
-Вы сказали, что театр должен дать человеку надежду, и дарить радость. А должен ли он заставлять зрителя думать?
 - Алексей Дмитриевич Попов говорил,  что темперамент идет от мысли.  Так что это - обязательно. 
- Поднимаете ли вы в ваших спектаклях социальные проблемы?
-Конечно, так или иначе, у нас все спектакли связаны с социальными проблемами. Я не углубляюсь в эротические проблемы, меня мало волнуют проблемы сексуальных меньшинств, проституток. Я понимаю, что все это есть в нашей жизни, но меня лично это не волнует. Хотя допускаю, что на сцене все имеет право на существование. Если надо раздеться на сцене, значит, надо, но это не должно стать самоцелью, или средством привлечения внимания к спектаклю. Я люблю русскую классику – Чехова, Булгакова, Достоевского. Считаю, что они всегда современны.  
- А как вы относитесь к современной драматургии?
- Сейчас ставлю спектакль по повести Валерия Золотухи «Последний коммунист». Золотуха – это автор, написавший сценарии к фильму «Мусульманин», «72 метра», много других произведений, то есть, очень даже современный кинодраматург и литератор. Он мне близок по духу.  Идут у нас в театре постановки и по пьесам Николая Коляды, Ираклия Квирикадзе,  другим современным авторам. Мы тут как-то хотели поставить со студентами что-то современное, перерыли кучу пьес, и опять остановились на Володине, Арбузове.  Многим современным литераторам не хватает внутренней цензуры. 
-Какую проблему, ранее вами не затронутую, вы хотели бы поднять в ваших постановках?
- Я поднимаю все, что хочу. Более других, меня интересует проблема маленького человека, такие простые категории, как любовь и ненависть, верность и дружба. Я считаю, что театр должен быть домом, где должно быть всем хорошо – и артистам, и зрителям. Может, это утопическая идея, но мне бы хотелось построить такой театр. 
Фото Ирины Пичугиной. На снимке: Александр Славутский и Александр Патраков.


Поделиться
Комментировать

Популярное в разделе «Авторские колонки»