Ирина Сидорова: «Даже сейчас не до конца уверена, моя ли это профессия...»

- А, может, не надо про меня писать? - заслуженная артистка России, актриса академического театра драмы имени Волкова Ирина Сидорова, робко и невесомо, точно стрекоза, присаживается на краешек стула в собственной гримуборной. - Нет, правда, ведь ничего такого, что может показаться интересным для читателей, в моей жизни нет.


"Песни нашей жизни"

И Ирина Сергеевна, надеясь, что такой преамбулой отобьёт у меня интерес к дальнейшей беседе, уже готова вспорхнуть, чтобы унестись на репетицию, или обсуждать перспективы предстоящего театрального сезона с коллегами, или навестить родителей, да, в конце концов, просто расслабиться и прочитать пару страниц из ранних повестей Ремарка, пролистнуть любимого Веллера... Словом, что угодно, только не публичный интерес к её персоне — Ирина Сидорова, несмотря на свою без году тридцатилетнюю актерскую карьеру, человек достаточно закрытый и скромный, до сих пор не уверенный в том, что она может быть кому-то интересна. Это она-то, ставшая лауреатом областной премии имени Волкова за исполнение роли Варвары Асенковой в спектакле «Зеленая карета» Гладкова (об этой роли, к слову, Ирина Сергеевна по сей день говорит с восторженным придыханием и влюбленностью: ведь роль Варвары Асенковой — единственная в её богатейшей творческой биографии, где она сыграла лирическую героиню). А ещё в досье актрисы - титулы «Лучшая роль года» (за роль Анны Петровны Войницевой в спектакле «Платонов» Чехова), «Лучшая женская роль фестиваля» на II Всероссийском фестивале «Старейшие театры России в Калуге» за исполнение роли Мадонны Либеры в спектакле «Къоджинские перепалки» Гольдони», et cetera...
Да и вообще, как бы актриса не относилась к различным юбилеям (она призналась, что у нее абсолютно, ну просто патологически отсутствует ощущение возраста), юбилей — это всегда повод признаться Ирине Сидоровой в любви. Что же себе отказывать в этом? 

"Тартюф"

Как многие девчонки, она с детства мечтала быть актрисой... вернее, не так: позволяла себе мечтать об этой мечте, ибо была очень неуверенным в себе и своих способностях ребенком. Однако, попробовав себя в гимнастике, рисовании, плавании, нигде не задержалась и ноги сами привели её во Дворец пионеров в театральный кружок, где Ирина и прозанималась вплоть до поступления в театральный институт. Про поступление в театральный — отдельная история, так на самом деле Ирина готовилась стать педагогом, ходила на подготовительные курсы в пединститут, как вдруг буквально в последний момент неведомая сила привела её в театралку, где уже заканчивался приём абитуриентов, и, к собственному великому изумлению, она поступила на курс Владимира Воронцова: 
- Всё произошло так стремительно, что я ничего не успела понять... Я даже сейчас не до конца уверена, моя ли это профессия.

Двое бедных румын, говорящих по-польски

Роль, которую педагог и режиссер Владимир Александрович Воронцов сыграл в её судьбе, Ирина Сидорова, как все «воронцовцы» (именно такое понятие закрепилось за учениками Воронцова в театральной среде) оценивает очень высоко. Однако по разным обстоятельствам за своим педагогом в Брянск не поехала, а поступила работать в Театр Юного Зрителя. Вскоре перешла на службу в академический театр драмы имени Волкова, на прославленной сцене которого дебютировала, еще будучи студенткой второго курса, сыграв шпионку в спектакле «Агент ОО», а два года спустя - Варвару в «Грозе» Островского. 
- Волковский театр — здесь, наверное, кроется ответ на вопрос, почему вы по окончании института не уехали в Москву, город иных горизонтов и возможностей? - интересуюсь я.
- Я понимаю, насколько пафосно это звучит, но я правда очень люблю Волковский театр. Очень! А что касается столицы, то я никогда туда не стремилась, даже в том возрасте, когда это желание было естественным, - просто отвечает моя собеседница.

"Горе от ума"

Об иных горизонтах и упущенных возможностях Ирина Сергеевна не жалеет: ей выпало редкое актерское счастье - всегда быть востребованной самыми разными режиссёрами. И лишь одно её печалит — слишком узок диапазон, в котором ей предлагают роли, по большей части гротескные и остро-характерные... Роли, бесконечно ею любимые — Ханума в одноименном спектакле в постановке Александра Григоряна, Мадонна Либера в спектакле «Къоджинские перепалки», эти спектакли-долгожители по-прежнему пользуются неизменной симпатией зрителей, но всё же — сколько можно? И вдруг в минувшем сезоне Ирине Сидоровой выпадает драгоценный подарок от художественного руководителя театра режиссера Евгения Марчелли — трагическая роль Ангустиас, старшей дочери, перезрелой дурнушки, имеющей призрачный шанс вырваться из кромешного ада «Дома Бернарды Альбы» благодаря отцовскому наследству. С этой бесконечно тяжелой и прекрасной ролью, где каждая реплика, каждая сцена — как шаг по лезвию ножа, Ирина Сидорова справилась блестяще, доказав, что и это ей по плечу. Недаром Сидорова-Ангустиас была отмечена как одна из двух лучших исполнительниц женских ролей второго плана на Областном фестивале профессиональных театров. 

"Ханума"

Хотя, надо отдать должное и другим режиссерам — они баловали актрису щедрыми дарами-ролями. Так, у Сергея Пускепалиса Сидорова сыграла несуществующую в оригинале у Чехова в «Трех сестрах» роль сумасшедшей жены Вершинина Клары Наумовны. О времени работы с Сергеем Пускепалисом Ирина вспоминает с благодарностью, говорит, что это был творческий эксперимент в масштабах театра — какие-то лаборатории, этюды, все было безумно интересно. Рассказывая о режиссерах, с которыми работала, Ирина Сергеевна называет Ивана Раймонда: в упомянутом ранее «Платонове» в постановке Раймонда Ирина Сидорова играла Анну Петровну Войницеву. Она тепло вспоминает годы работы с Михаилом Мамедовым, Александром Григоряном, Станиславом Таюшевым, Александром Кузиным и другими. 
Ирина Сергеевна Сидорова умеет быть благодарной за те творческие встречи, что преподносит ей актерская судьба — на съёмочной площадке ленты «Морфий» с режиссёром Алексеем Балабановым, или в короткометражке, которую снял артист Иван Стебунов, или с режиссером Александром Кузиным, который уже подарил ей долгожданную встречу с драматургией Островского в спектакле «Таланты и поклонники», и уже предложил «роман» с обожаемым актрисой Достоевским. 

Дом Бернарды Альбы

Есть у Ирины Сидоровой редкое для актрисы качество — она абсолютно не боится выглядеть на сцене некрасивой, если того требует роль: её героиня Наталья Степановна в «Двух смешных историях о любви» точно вылиняла, выцвела в ожидании любви. Такой ход придумала актриса для своей героини. Потому и фата молью поедена, посерела, и жгучие «очи черные» Сидоровой в этой роли поблекли под слоем белого грима... Зато играет актриса так ярко, что невозможно оторваться.

Ирине Сидоровой бесконечно интересно жить. Собралась вот с парашютом прыгнуть, несмотря на то, что неописуемо боится высоты. А на вопрос «зачем вам это?», Ирина Сергеевна ослепительно улыбнулась и ответила — «интересно ведь».  

Фото предоставлено Театром им. Волкова
Фотограф Татьяна Кучарина
Поделиться
Комментировать

Популярное в разделе «Авторские колонки»