Георгий Эльнатанов: "Однажды и на всю жизнь"

Ничто не предвещало, что жизнь Георгия Эльнатанова будет связана с театром, однако вот уже полвека народный артист России Георгий Якубович Эльнатанов верой и правдой служит сцене, и вне театра себя не мыслит.

Родился в 1941 году.
Окончил студию при Самаркандском драматическом театре, затем ГИТИС.
С 1963 по 2006 год – актер Рыбинского драматического театра.
В 1981 году удостоен звания Заслуженный артист России.
С 1991 по 2006 год – актерскую работу совмещал с должностью директора Рыбинского драматического театра.
С 2007 года – директор Ярославского камерного театра.
В 2007 году удостоен звания Народный артист России.
Театральные работы в Ярославском камерном театре
Спектакль «Смешные деньги» (инспектор Ренар).
Фильмография
«Жестокий романс», «Хиромант», «Чапаев», «Котовский», «Сила сердца».



Он появился на свет в Рыбинске в год начала войны, в семье медсестры и инженера завода, ныне известного как НПО «Сатурн».  Хотя отец Якуб Абаевич, прежде чем стать инженером в Рыбинске, первым у себя на родине в Самарканде сел на трактор, и его, в награду,  отправили в Москву на учебу. Из столицы с ликбезовской группой он и прибыл в Рыбинск. 
Первые годы жизни стерты из памяти Георгия Якубовича, точно ластиком с листа бумаги. Всю войну семья была в эвакуации в Уфе. 
- Этого времени совсем не помню, - признается Георгий Якубович. -  Вернулись в Рыбинск,  а вскоре папа увез нас в Азию, в Самарканд. Горьким оказалось это путешествие для нас. Самаркандская родня быстро отца и мать развела, и мы с мамой вернулись домой в Россию. Отец остался у себя на родине.  Если б не бабушка, не знаю, как бы наша судьба сложилась – голодные были годы. 
Время было послевоенное, безотцовщина, рос я практически на улице.  Жизнь шла по «пацанским понятиям», а это значит, что выйти из дома без ножа  - нечего и думать.  Когда впервые услышал песню Владимира Высоцкого «Час зачатья я помню не точно…» - ревел, точно про меня это было написано. Да, в те годы «финка» в кармане была мне ближе Гамлета. 
- Когда же сменились приоритеты?
-  Не все так просто. Когда я окончил школу, отец по¬звал в Самарканд – учиться дальше. Я сразу спросил: театральный есть? Есть, но только в Ташкенте. Какой Ташкент для пацана из Рыбинска с местным говорком?! Там на меня смотрели, как на ино¬планетянина. Выбрал музыкальное училище. Спел директору  «Снежные сибирские дальние поля...», тот предложил мне дирижерское хоровое отделение – у меня ведь не было за плечами музыкальной школы. Я, конечно, обиделся: «Это что, руками махать?». Но делать нечего, начал учиться. А потом увидел объявление – Самаркандский драматический театр набирает студию. Вот это мое! Вот так и учился сразу в училище,  и в студии. Потом училище бросил, все время посвятил студии. Через три года получил «корочки», и приехал в Рыбинск.
В Рыбинск, надо заметить, Георгий Якубович приехал в отпуск, а работать устроился в Самаркандский театр. Но не тут-то было. 
-  Встретил друга детства Мишу Ваховского,  а его отец был тогда директором театра. Залман Борисович меня пристыдил: ты, мол, рыбинский парень, а работаешь в Самарканде! Да где твои патриотические чув¬ства? Привел меня к главному режиссёру. Тот сразу загрузил меня работой, ввел сразу в  пять спектаклей, в которых я заменил уволившихся артистов. Год отработал, и меня призвали в армию.
Служба в армии для солдата Эльнатанова (а призвали его в знаменитую Кантемировскую танковую дивизию) началась… с кинематографа. 
- Призвали меня в июне, и сразу на съемки «Войны и мира». Собрали там пятнадцать тысяч новобранцев. В городе Дорогобуже снимали Бородинское сражение. Взвод ярославцев в пятьдесят человек обеспечивал охрану имущества «Мосфильма» и выполнял работу пиротехников – пускал дымы, устраивал пожары. Нас поднимали в четыре утра. Солдаты получали пиротехнику, спички огромные с «боеголовками» и две¬-три бочки горючей смеси. «Пятая, больше дыма!»– кричат по рации. «Есть больше дыма!» – и давай совковой лопатой работать! 
Когда служить оставалось совсем немного, солдат Эльнатанов попросил у комполка разрешения съездить в Москву - подать документы в ГИТИС.  Чтобы сдать один из экзаменов, пришлось ему даже в «самоволку» убежать. Но поступил! Потом служил в Рыбинском театре, уже без «побегов»,  почти сорок пять лет, сыграв десятки, если не сотни ролей.  А в 1990-м году взвалил на свои плечи непомерный, как тогда казалось, груз – возглавил театр, приняв его практически в руинированном виде: уволившийся режиссер забрал с собой половину труппы, в репертуаре осталось четыре названия, затертые до дыр. 
- Как вы вышли из этого кризиса? 
- Договорился с Ярославским театральным институтом о целевом наборе курса рыбинцев. Первый курс выпустили в 2002 году, второй – четыре года спустя, и сегодня все эти молодые артисты служат в труппе Рыбинского драмтеатра. Приглашал на постановку хороших режиссеров. 
Уходя из Рыбинского драмтеатра, своему преемнику Георгий Эльнатанов оставил театр в отличном, работоспособном состоянии.
Георгий Якубович, говоря о роли кино в своей жизни, называет себя в шутку «мастер эпизода». Хотя об эпизоде, с которого началась фильмография народного артиста России Эльнатанова, любой артист может только мечтать. Это роль грузинского князя в фильме Эльдара Рязанова «Жестокий романс».  
- Как судьба свела вас с Рязановым?
- Рыбинский драматический театр был на гастролях в Костроме как раз в то время, когда Рязанов снимал там «Жестокий романс».  А в гастрольной афише нашего театра был спектакль, поставленный по пьесе «Аморальная история», написанной Эльдара Рязановым в содружестве с Эмилем Брагинским. Директор театра Игорь Шустерман пригласил Рязанова на спектакль. Тот долго отнекивался, говорил, что никогда не ходит на спектакли, поставленные в периферийных театрах по его пьесам. Шустерман, пообещав сохранить визит в тайне, уговорил: не понравится – встанете и уйдете.  Однако после спектакля Рязанов, очень довольный, пришел за кулисы – так спектакль ему понравился.  А через некоторое время – звонок: Эльдар Рязанов просит руководство театра отпустить артиста Эльнатанова для участия в съемках.  Увидев меня, Эльдар Рязанов сказал: «Почему у нас в сценарии князь Зураб? Пусть будет Георгий…». Помню, гример ещё тогда удивлялся: какой же, говорил, из вас князь, когда вы Паратов – да и только. Жаль, но  на такие перемены в сценарии Рязанов уже не пошел… Работать с ним было – одно удовольствие. 
- Каким, на ваш взгляд, должен быть театр, чтобы туда шел зритель?
- Это должен быть театр переживаний, где главное – человек и его чувства. Именно это мне дорого в Ярославском камерном театре.

 
Поделиться
Комментировать

Популярное в разделе «Авторские колонки»