Артист – один, а юбилеев – много.

Когда предстоит интервью с актером Ярославского театра кукол, заслуженным артистом России Валерием Смирновым, можно даже не открывать блокнот с заранее заготовленными вопросами – всё равно все пойдет не так, как запланировала. Повод для встречи у нас достойный - Валерию Валентиновичу исполняется 60…
- А вот и нет! – азартно потирая ладони, с места в карьер перебивает меня собеседник-юбиляр. – На самом деле, круглых дат у меня накопилось куда больше, чем личный юбилей. Ну, загибайте пальцы…
В личные знаменательные события Валерий Валентинович Смирнов первым делом записал 90-летие Ярославского театра кукол, где служит вместе с супругой, Маргаритой Васильевной, тоже заслуженной артисткой России, уже более трех десятилетий.  
- Еще одна дата – 35 лет творческой деятельности…, - и тут же, перебивая самого себя, добавляет, - нет, на самом деле, в этом году исполняется 55 лет, как я впервые вышел на сцену. 55 лет ведь звучит куда солиднее, чем 35?! Во-о-о-т, значит, и отмечать будем 55-летие творческой деятельности.
- А как это случилось-то?! – с трудом успеваю вставить в разговор свои «пять копеек», в которых, впрочем, Валерий Валентинович нисколько не нуждается.
-… а случилось это в 1962 году, мне исполнилось пять лет, и бабушка за ручку привела меня в драматический кружок дома культуры моторостроителей в городе Уфе. Был праздник в честь мам, и мне доверили прочитать четверостишие со сцены… Есть фотография, на которой запечатлен сей факт. А уже пять лет спустя, в 1967-м году, я родился на свет как артист: сыграл свою первую роль – мальчика Кея в сказке «Снежная королева». Моим первым учителем, открывшим для меня мир театра, была заслуженная артистка России Александра Дмитриевна Назарова, она вела у нас в Доме культуры драматический кружок.
- Валерий Валентинович, в спектакле «Волшебник Изумрудного города» вы играете роль Гудвина, и ваш персонаж говорит такие слова: «Я – великий артист, я – иллюзионист…». В свете многочисленных, вышеупомянутых юбилеев эти слова что-то значат для Вас?
- О, нет, это точно не про меня! Какой я «великий»? Шутите, что ли?! Я – артист-кукловод, и именно второе слово – кукловод – считаю определяющим в своей профессии. За это надо сказать спасибо моему любимому учителю, заслуженному деятелю искусств России Роману Михайловичу Виндерману, благодаря которому я и попал в театр кукол – поступал-то в театральный институт, ясное дело, на драму… Не прошел, а Роман Виндерман меня сразу к себе позвал, без экзаменов. Я считаю, что это – судьба.
- Вы уже тогда поняли, что театр кукол – это ваша судьба? Нисколько не сомневались?
- Да нет, конечно! У меня были периоды, когда я сомневался, тем ли делом я вообще занимаюсь. Я ведь в школе очень математику любил, все задачки наперед решал… И сейчас мне эта привычка – все просчитывать – очень даже помогает на сцене: иной раз даже силы рассчитать требуется, чтобы отыграть весь спектакль как должно… Вот в «Златовласке» я играю Короля, а кукла весит, на минуточку, 9 килограммов. А ведь еще нужно и эмоции «выдавать». Как тут без математики? Вот и просчитываешь…
- Если уж зашла речь о цифрах, то за 35 лет творческой деятельности в скольких спектаклях Вам посчастливилось сыграть?
- Никогда не считал, просто даже в голову не приходила мысль вести всю эту бухгалтерию! Могу только с уверенностью сказать, что спектакли, в которых я играл, посмотрели миллионы зрителей по всему миру. И, да – это счастье! Нужны цифры? Меня пять раз выдвигали на получение губернаторской премии в сфере культуры и искусства, и трижды эту премию я получил. Эта важная статистика, согласитесь? Значит, я что-то могу в своей профессии, что-то стою.
- Многие спектакли, в которых вы принимали участие, стали ветеранами театральной афиши. Буквально на днях был сыгран 200-й спектакль «Золотой цыпленок», где Вы играете одну из главных ролей – Волка, который неожиданно для самого себя оказался в роли папы вылупившегося несмышленыша-Цыпленка. Как можно в двухсотый раз рассказывать одну и ту же историю так, что зрители в зале вытирают слезы?
- Во-первых, конечно, это профессионализм. Во-вторых, понимание того, что ты играешь не НА зрителя, а ДЛЯ него. Чтобы зрителю (маленькому или взрослому – не важно!), было интересно и хорошо. Чтобы он порадовался, и чтобы что-то почерпнул для себя важное, сделал какое-то открытие. Ты должен так сыграть, чтобы тебе поверили.  А для этого ты должен любить и куклу, и историю, которую рассказываешь, и зрителя. И не важно, играешь ли ты главную роль, и выходишь «на помощах» - ручки-ножки у куклы водишь.
- Позвольте, с этого места – поподробнее… Заслуженный артист России – и до сих пор выходит «на помощах» ?!
- Не вижу в этом ничего особенного!  Театр кукол – это совсем иное, нежели драматический театр… И водить «ручки-ножки» - это не то же самое, что выходить на сцену с репликой «кушать подано». Когда я начинал работать в театре кукол, я «водил ножки» у народной артистки Башкирии Венеры Рахимовой (она стала известна благодаря озвучиванию роли Незнайки в мультсериале «Незнайка на Луне" – авт.), и был горд этим! Мы шли по улицам, её узнавали, брали автографы, и для меня, молодого, это было что-то нереальное – известная артистка, у которой берут автографы, - а она смеялась, и говорила, что придет время, и меня тоже будут узнавать на улицах… Так и случилось, кстати. 
А вот еще помню, у нас в Ярославском театре был чудесный спектакль «Песси и Иллюзия», и я там тоже был подхвате…
-Этот спектакль шел в нашем театре… уж и не вспомнить когда. Куклы в музее только напоминают о нем…
-Что это не упомнишь?! 33 года назад он шел, и я прекрасно помню, - и Валерий Валентинович пустился в подробнейший рассказ о давнишнем спектакле, мгновенно включаясь в игру, рисуя характеры персонажей, разыгрывая отдельные сцены. 
-Позвольте… Вы цитируете спектакль, в котором играли три десятилетия назад?!
-А что тут такого?! Конечно! Я помню все свои роли, которые сыграл за эти годы. А что, бывает иначе?! Я думаю, что именно в небольших ролях артист может выплеснуться, выложиться на сто процентов. Заставить взрослого зрителя поверить в то, что ты – принц Гамлет, это еще полдела; но вот заставить маленького ребенка поверить в то, что ты – белочка или ежик, это и есть высший пилотаж. У меня, знаете, как бывает? Выхожу на сцену и…улетаю. Меня не существует, а есть мой персонаж. 
-Шикарное, наверное, ощущение…
-Не знаю… я же себя не ощущаю. Меня же там в данный момент нет…
-Пережив такие полеты во сне и наяву, о чем ещё мечтается?
-Вот вы, наверное, ждете от меня, чтобы я сказал – хочу сыграть Гамлета, или хотя бы тень отца Гамлета. Так? Не скажу, потому что это было бы неправдой. А хотел бы я сыграть в спектакле «Вечера на хуторе близ Диканьки»… Это мог бы быть сногсшибательный спектакль: необыкновенные куклы, фантасмагория, можно наколдовать такой свет, такую музыку…эх!, так интересно было бы артистам нашего театра поработать с таким материалом! 
-А не чувствуете ли Вы в себе режиссерского потенциала? Так вкусно расписали несуществующий спектакль…
-Чего нет – того нет. Каждый должен заниматься своим делом. Режиссура – не мое. Хотя я из тех артистов, кто много спорит с режиссерами… А еще я мечтаю о том, чтобы каждый человек задумывался хоть иногда над тем, то ли он делает, так ли поступает, тем ли занимается… Тогда бы порядка в жизни было больше.
-Ну, это уже из разряда планетарных мечтаний, Валерий Валентинович!
-А что, нельзя? Хорошо! Есть еще одна мечта, соразмерная моменту времени: хочу встретить столетие своего родного Ярославского театра кукол на сцене. Надеюсь, что еще исчерпал не весь свой актерский потенциал.

Поделиться
Комментировать

Популярное в разделе «Авторские колонки»