Алексей Смирнов:"Ничто так не портит спектакль, как неправильный зритель"

Два года назад, прекрасным весенним днем, труппе Ярославского театра кукол был представлен новый главный режиссер Алексей Владимирович Смирнов.
Его появление в театре стало заметным событием. Первый же поставленный им спектакль «Златовласка» собрал весь мыслимый урожай наград на V областном фестивале профессиональных театров: победу в двух номинациях - «Лучшая мужская роль в театре кукол» (Никита Тимошин) и «Лучшая работа композитора» (Николай Морозов), и, наконец, высшую награду фестиваля – Гран-при. 
Перевалил за экватор второй театральный сезон пребывания Алексея Смирнова в должности главного режиссера Ярославского театра кукол. Было время осмотреться, поработать и помечтать. Обо всем этом мы и побеседовали с Алексеем Смирновым. 
- Во время нашего первого интервью, вы сказали, что собираетесь заняться «выстраиванием репертуарной политики театра».  Что удалось сделать в этом направлении?
-Главный режиссер театра – это режиссер форс-мажорных обстоятельств. Ты можешь хотеть одно, но возникает производственная необходимость, и ты вынужден корректировать свои планы в связи с этим. Работа в театре – это всегда компромисс. Но если всегда идти на компромисс и бесконечно учитывать пожелания со стороны, то ничего и никогда не сделаешь как художник. Работа над спектаклем «Рождественская история» в какой-то степени была моим ответом «производственной необходимости». Я сказал: буду ставить так, как считаю нужным. И поставил.
Я вижу, что идут подвижки в том, что называется «творческий ресурс». Например, артисты начали охотнее и активнее заниматься вокалом, и результаты этой актерской работы над собой уже заметны. Я надеюсь, что актерам самим интересно то, что я им предлагаю. 
- За «отчётный период», уж простите за канцеляризм, вы поставили четыре спектакля – это уже упомянутые «Златовласка» и «Рождественская история», а также «Котенок по имени Гав» и «Зимовье зверей». Какая из этих постановок лично для вас стала событием?
- «Рождественская история» - однозначно, я долго шел именно к такому спектаклю. Хотя, и «Зимовье зверей» - это попытка сделать тот театр, который мне очень нравится. Я понял, что в труппе есть артисты, которые понимают этот язык, и готовы его транслировать. Это приятно. 
- Принимают ли вашу театральную эстетику зрители, как вы считаете?
- Мне трудно судить об этом, я не бываю ведь в зрительном зале на каждом спектакле.
- Но есть такое расхожее понятие – «зритель голосует рублем», то есть если в зале аншлаг, авторы спектакля попали в «яблочко».
- Кассовый спектакль не всегда является синонимом удачной режиссерской работы. Есть кассовые названия, что называется, обреченные на успех – «Котенок по имени Гав» по известным сказкам Григория Остера как раз из этой серии. В основе этого спектакля хорошая драматургия, зрители постарше ценят словесный юмор, для малышей специально придуманы смешные мелкие персонажи - мыши, за которыми они с удовольствием наблюдают. 
Тут ведь как бывает? И спектакль - хорош, и зритель – хорош, тем более мы привыкли к тому, что зритель всегда прав. Но бывает несовпадение зрительского возрастного ценза и содержания спектакля. Как-то на «Зимовье зверей» после первого же танца из зала вынесли рыдающего двухлетнего малыша. Но позвольте, в аннотации к спектаклю указан рекомендуем возраст – старше пяти лет. Родители посчитали свое чадо вундеркиндом, которому такое зрелище по силам. Кто виноват в том, что малыш и спектакль «не совпали»?  
- В репертуаре театра есть спектакль, который тоже пережил такое «несовпадение» со зрителем – «Путешествие Голубой Стрелы», который поставил по сказке Джанни Родари прекрасный режиссер из Санкт-Петербурга Петр Васильев. Сначала этот спектакль играли во время новогодней декады, и далеко не все зрители были довольны. В текущем сезоне спектакль был включен в абонемент для младших школьников, и это уже совсем другая история - потому что зритель «дорос» до спектакля, он понимает, о чем говорит автор, способен сопереживать героям…
-  Что касается новогодней декады, то тут срабатывает стереотип – взрослые зрители ведут маленького ребенка на новогоднюю елку развлекаться. И это уже вопрос внутренней культуры. Джанни Родари писал очень социальные сказки – вспомните «Чипполино», «Джельсомино в стране Лжецов». «Путешествие Голубой Стрелы» - история с глубоким социальным подтекстом. Некоторых родителей оскорбило, что в спектакле говорится о неравенстве, и что фея не раздает подарки всем детям подряд. Но, простите, к каждому спектаклю есть аннотация. И если взрослый зритель не имеет представления, о чем писал Джанни Родари, а потом предъявляет претензии к театру, что его ребенку было «невесело», то кто в этой ситуации виноват? Я убежден: ничто так не портит спектакль как неправильный зритель. Восприятие любого спектакля – это вопрос определенной зрительской культуры, и эту культуру надо воспитывать и дома, и в школе. 
-Мне кажется, что спектакль «Путешествие Голубой Стрелы», не говоря уже о потрясающей истории, лежащей в его основе, был хорош уже тем, что познакомил ярославского зрителя совершенно с другой театральной эстетикой.  Как вы относитесь к тому, что в театре ставят разные режиссеры?
- Замечательно отношусь! Театр не должен превращаться в бесконечный «сериал» главного режиссера. Любое вливание «чужой крови» - это хорошо, это оздоравливает театр. Мне важно, что наш зритель увидел иную театральную эстетику, и что этот современный театр кукол состоялся на нашей сцене.
- К вопросу об иной театральной эстетике – вы планировали поставить спектакль «Скотный двор» Джорджа Оруэлла для взрослой аудитории, и эта информация особенно привлекла два года назад ярославскую прессу.  Что стало с этими планами?
- За это время художник уехал жить в Канаду, а работать «через океан» не так просто. Я не отказался от идеи поставить этот спектакль, но, другой вопрос, не запретит ли пьесу Оруэлла цензура к тому моменту, когда мои планы станут реальностью.  После скандала, который разгорелся вокруг оперы «Тангейзер» в Новосибирске, многие начинают дуть на воду, опасаясь, как бы чего не вышло.  Но, если доводить ситуацию до абсурда, то практически в любом спектакле можно найти что-то оскорбляющее чьи-то чувства. Пожалуйста, пример. «Золотой цыпленок» «оскорбляет чувства матерей», потому что герой говорит: «Лучшая мама на свете – это мой папа родной». «Колобок» - это покушение на убийство, а «Маша и медведь», где большой и сильный медведь коварством и силой удерживает в лесу маленькую девочку – это вообще половина статей уголовного кодекса… 
Я думаю о взрослом репертуаре, но пока гипотетически. Не уверен, что ярославский зритель готов к серьезным взрослым спектаклям в театре кукол. 
- Мысленно вспомнив репертуарную афишу, скажите, каких спектаклей не хватает, на ваш взгляд?
- Не хватает спектаклей выходного дня, для самой юной аудитории – 3-летних малышей. Спектакли, как люди, стареют, изживают себя, меняется эстетика… Именно для такой публики сейчас идет работа над спектаклем «Ладушки-ладушки» (режиссер - Елена Иванова, художник – Галина Солонина). Премьера этого спектакля состоится в начале следующего сезона, и почти след в след мы покажем ещё один новый спектакль, «Огниво» (режиссер Александр Ставиский, художник – Нелли Полякова).
-Мы незаметно перешли к планам. А над чем работаете непосредственно вы?
- Сейчас готовим вторую редакцию спектакля «Питер Пэн» по повести английского писателя Джеймса Барри. Материал очень богатый, и хочется сделать яркий, зрелищный спектакль. Уже под занавес этого сезона, надеюсь, спектакль встретится со зрителем. 



Поделиться
Комментировать

Популярное в разделе «Авторские колонки»