Разгребая осеннюю листву

Обнаружил русскую поэзию, оставляющую давно забытое послевкусие классики, включая Бродского и - почти незаметно - Еременко. Но это не Бродский и не Еременко. Это Боря Головин, выпускник Литинститута, вечный скиталец, живущий сейчас, если не ошибаюсь, в Новой Зеландии. Осень, деревня, солнце и холодок еще не унылой, еще золотой поры, сквознячок от пролетевшей мимо бабочки (павлиний глаз), короче... 

ФИЛЯНДИНСКИЕ СТАНСЫ


А зимой там колют дрова и сидят на репе…
И. А. Бродский
1

Прохудав, тканный в листья кафтан
ждёт на воздухе чистки и встряски,
и, как встарь, в сентябре Левитан
подновил ему краски.


Над крещёной горою - раскат
в пропасть неба: две птицы святые
третий век улететь не хотят
за моря золотые.

А над озером ближним, внизу,
гомон чаек, визгливые крики.
Вдруг замрёт, утирая слезу,
воздух чистый и дикий.

2


Был в гостях у Матвеича. Спят
восемь кошек, не спится котёнку.
Свет вечерний, пролившись сквозь сад,
озарил самогонку.

День пустынных причуд и тоски,
а Прокофьевна с клюквой сегодня.
Вас и осенью тут, старики,
греет лето Господне.

Вам одним тут, на мёрзлых дровах,
тешить вьюгу в любви с укоризной,
как Петру и Февронье в снегах,
позабытым отчизной.



3


Выпив тайну песочных часов,
на тенётах стрекозы повисли.
Так душа устает от обнов
наигравшейся мысли.

Пустишь под гору велосипед -
не печалься о вечных вопросах,
но Матвеич уставился вслед,
обнимая свой посох.

Избы в ряд заколочены тут.
Домовые, для важности вящей,
в отсыревшие книги внесут
мой звонок дребезжащий.



4


Здесь давно уж не сеют, не жнут.
Славя пастыря, кроткое стадо
топчет брошенный в паданцы кнут
средь дырявого сада.

По колхозу прошлась пастораль.
Пастуху над кустом свищет птица -
безмятежна в запое печаль.
А вот мне всё не спится.

Спутав сутки, надвинется ночь,
срежет свет, как печная заслонка,
утром видишь картину точь-в-точь
прорисованной тонко.



5


Шёпот прошлого, вкравшийся в сон,
притворяется мышьей вознёю -
слышишь звон, да не знаешь где он.
Что со мной? Бог со мною.

В сентябре, милый друг, в сентябре,
словно книга, теряется лето,
стало холодно жить на заре
в ожиданье рассвета.

И бессонницу не обмануть
и с потоком её откровений,
как в пустыне, мерцающий путь
золотой тьмы осенней.



6


Там, в ночи, тонко стелется дым
никогда не отправленных писем,
почтальон же бредёт невредим,
от долгов независим.

Если дождь там – то зонтик забыт,
если волны - то с привкусом соли,
ветер штору окна теребит
или бьётся в подоле.

В чёт и нечет звенят голоса:
и живое, и мёртвое эхо
равносладки, как звук и слеза
влагу съевшего смеха.



7


Убыль сердца и убыль тепла,
и не нужно ни в чём оправданья,
даже ночь, словно поезд, прошла.
Все пройдет, до свиданья!

Ветер вьётся, чтоб листьями в срок
выше неба округу захламить,
эту честную слякоть дорог
оставляя на память.

Время будто увязло во рву,
но часы все наглей и негодней:
не хочу из России в Москву
возвращаться сегодня.





Другие можно посмотреть здесь boris_golovin
Поделиться
Комментировать

Популярное в разделе «Авторские колонки»