Мученицы и мещане…

Только что нашел информацию о готовящейся казни в Иране двух женщин, обратившихся в христианство из ислама. 27-летней Мерием Ростамбур и 30-летней Марзиех Эзмаиламбад.

Они были схвачены 5 марта этого года во время рейда на своей квартире, где у них был обнаружен Новый Завет.

Сейчас они содержатся в тюрьме Тегерана в пытках и унижении, в нехватке пищи и воды; их секут 5 раз в день, т.е. каждый раз, когда имам созывает мусульман на их намаз. Сначала их содержали в одной камере с 25 узницами, затем изолировали, завязав им глаза.

По законам Ирана (статья 225.10), предполагающим тюремное заключение или смертную казнь при отказе от ислама, во время пятикратной молитвы мусульман в течение дня узницы должны бичеваться, а количество пищи и воды для них уменьшаться, пока они не покажут свое раскаяние.

9 августа состоялось первое заседание суда. Прокурор категорически настоял, чтобы женщины отказались от своей веры, как письменно, так и устно. Однако женщины твердо стоят в вере, и уже неоднократно повторили, что не жалеют ни о чем и не откажутся от своего выбора веры во Христа.

-------------------------------------------

Мерием и Марзиех... Эти имена, по моему убеждению, должны быть в каждом помяннике, за них должны выниматься частички на проскомидии, за них должны молиться в каждом храме всех христианских конфессий, в каждой христианской семье. Кроме того эта информация должна стать темой для проповеди с призывом молиться за наших сестер... Ну и кросспост, само собой разумеется, демонстрации у Иранского посольства...


Нет ничего страшней религии и «религиозного человека». Нет и ничего отвратительней.

Помните, у Шмемана в «Евхаристии»: именно религиозным людям, а не теплохладным агностикам были сказаны самые страшные на свете слова «отец ваш – дьявол»? И дальше (или до – цитирую по памяти): Христа распяли верующие люди. Распяли бы и сейчас (это уже Достоевский, но не только он – присмотришься к «верующим» и никакого сомнения на этот счет). Распяли, строго говоря римляне, но на ком лежит вина – понятно, да и сам Христос об этом говорит.

Вообще «верующие» в таких случаях предпочитают не пачкаться: для этого есть язычники и государственная власть: формально именно она отправляла на костры к вящей славе Божией и на потеху «верующему народу». Одни убивают, другие глумятся, как это было на Голгофе. Кто глумится? «Верующие люди». Христиане.

Вот например, поразившая меня реакция моего знакомого, «трудника» одного из московских монастырей: «2 бляди из Ирана решили стать людьми» http://anfin.livejournal.com/ Такое вот, блядь, христианство. А вот классическое фарисейство, в ответ на возмущение мной и еще одним блогером: «тут весь вопрос в планке. Где начинается человек. две христианки из Ирана решили стать суперхристианками. Так лучше?» Нет, хуже. Весь вопрос в том, кто бляди, а кто люди, и ответ на него ясен. Самое же отвратительное, когда весь этот трындеж, все это блядство (в древнерусском значении термина, ругательством тогда не считавшимся, включенным в богослужебные книги) стараясь выглядеть поумней, быть убедительным и христианским, притягивает евангельские цитаты – по примеру лжеца и отца лжи.

А вот фарисейство другого рода, то самое «окамененное нечувствие», упакованное в законничество: «На проскомидии о них молиться нельзя. Возможна лишь частная молитва». Да, о инославных на проскомидии частички не вынимают, но неужели нужно объяснять, что в этом случае все эти межконфессиональные перегородки уже не имеют значения? Я не знаю, к какой конфессии принадлежат эти исповедницы (скорей всего, католички), но для меня несомненно одно: они – христианки, а вот мы – не знаю…

А вот еще пример полной атрофии человечности: «Тех двух женщин действительно преследуют за их веру, однако никто их казнить не собирается». Ну да, им по иранскому закону полагается пожизненное заключение, но это что, лучше смерти при всех тех издевательствах которыми они подвергаются? Борис Головин, поэт и мой друг по литинституским и 90-м, написал: «Я никогда не был в Иране, но у меня были знакомые иранцы, они, после того, как стали доверять мне, рассказывали ужасы. Побитие камнями, наказание палками. Я не говорю про тюрьму. А уж какое там может быть обращение за отказ от магометанства – это страшно. И это страшное длится долго, и, более того, не имеет вероятности перестать быть страшным и смертельно опасным». Борис, насколько я знаю, в церковных таинствах не участвует, но что он больший христианин, чем авторы трех приведенных выше комментариев для меня несомненно. То есть речь вот о чем: с кем мы – с нашими сестрами или с их палачами? С новомученниками или с НКВД и холуями изображаемого теперь на иконах «вождя народа»? Или проще: люди мы или всего лишь богословствующие бляди, «сожженные в своей совести»? Иран, Индия, Пакистан… Говорить о гонениях там с точки зрения моего оппонента, считающего что с теми «двумя женщинами» все ок – значит впадать в истерику. Но по мне так лучше быть истериком, чем стать таким как он.

Открыл дневники Шмемана и первое, что увидел – вот. Как раз в тему:

Суббота, 10 января 1981

Е.Замятин "Лица". Чеховское издательство, Нью-Йорк, 1955 ("Федор Сологуб"): 

Стр.34: "Всегда говорят о бессмертии великих людей, героев - это, конечно, ошибка: герой неразрывно связан с трагедией, со смертью, неистребимо живуч, бессмертен - мещанин. ...За цветами нужно ухаживать, чтобы они росли; плесень растет всюду сама. Мещанин - как плесень. Одно мгновение казалось, что он дотла сожжен революцией, но вот он уже снова, ухмыляясь, вылезает из-под теплого еще пепла - трусливый, ограниченный, тупой, самоуверенный, всезнающий..." (написано в 1924 году). 

Mutatis mutandis, это можно применить и к религии, к определенному, массивному типу "церковности". Тип "церковного мещанина".

Поделиться
Комментировать

Популярное в разделе «Авторские колонки»