Иерусалим. "Русская свеча"

Редкий день не начинался для меня с нее – даже когда я просыпался не в Элеонском монастыре, а в кабинете у Саши Кантора (мужа Наташи) – кабинете, где он принимает больных. Проснувшись я видел за окном панораму Иерусалима (особенно восхитительного в первые минуты восхода, когда он выглядит «как невеста, приготовленная для мужа своего» – весь сияет и светится: золотой, небесный), так вот, я видел весь этот город и справа, над ним – ту же русскую свечу, колокольню Вознесенского храма Элеонского монастыря, храма, где я служил трижды (или четырежды?), в последний раз – на Казанскую (жаль, снимков нет).

Все-таки это символично, что именно русская свеча… Да и что было бы со Святой Землей, ее христианскими святынями, если бы не Россия? За одно только право воздвигнуть купол над храмом Гроба Господня – не за постройку, за право построить – РИ (Российская Империя) заплатила султану два, если не ошибаюсь, миллиона тех еще рублей. 

Короче, странная вещь: оказавшись здесь и увидев Израиль таким, какой он есть, проникшись к нему симпатией, я в то же время с радостью и полной для себя неожиданностью оказался в «последнем прибежище негодяя» – вдруг русским сделался патриотом, то есть, одним словом, просто русским. Отчетливо понимая при этом, что той России, чьим патриотом я себя ощущаю, что покупала у арабов эти земли, строила монастыри и храмы для арабских детей, той России больше нет и никогда не будет.

«И не было никогда», скажет кто-нибудь. Нет, умники, была. Было в ней много дерьма, которое и всплыло, утопив ее, в 17-м году, но было и то, что открывается христианину (в случае, если он не заражен «православием головного мозга» или преодолел этот недуг). А для того, чтобы понять, что она была, и какой она была нужно познакомиться хотя бы с матерью Вероникой, в СССР и РФ ни разу, насколько я знаю, не бывавшей и совершенно свободно говорящей по-русски, который выучила с детства – в монастырской школе для арабских детей, созданной покоящейся здесь алапаевской преподобномученицей.

Великая княгиня Елизавета Фёдоровна

Я невольно присутствовал при разговоре м.Вероники с Сашей (в чьем кабинете ночевал, чью уже не встающую с постели маму (Ангелина, помолитесь, кто может) соборовал и причащал; так вот, я поразился, с какой светской легкостью, как непринужденно говорила с ним эта пожилая монахиня, арабская аристократка! Никакого следа повсеместно встречающегося среди наших чернецов и «особ духовного звания» специфического православного жаргона, всех этих елейных «спаси Господи» и прочих словес, сопровождающих потупленные долу очи, общую зажатость и панический страх перед культурой. «миром» - совершенная естественность, светская элегантность, не вымученное, а живое остроумие…

Есть, конечно, свои, скажем так, странности у настоятельниц и насельниц обителей, принадлежавших РПЦЗ, есть атавизмы тщательно сберегавшегося и культивировавшегося зарубежниками консерватизма, если не сказать косности, закрытости (к м.Веронике этого, впрочем, как мне показалось, не относится). Бывали и жесты открытого неприятия РПЦ. Например, бывшая игуменья Элеона, приказала не открывать покойному Патриарху Алексию после того как палестинская полиция после встречи Святейшего с Арафатом вышвырнула зарубежных тогда еще монахинь с Хеврона – за волосы, ломая руки (ломая буквально). Это вообще была скандальная история, после которой греки на какое-то время перестали причащать монахинь МП. Игуменью после этого сняли, сейчас она в Австралии.

В общем, не все здесь просто, но – и это главное для меня – здесь кое-где жива (возможно, доживает последние дни) та Россия, которая переместилась после «великий потрясений» сюда и которую найти можно, может быть, только здесь - в монастырях теперь уже бывших зарубежников….

o-k-kravtsov.livejournal.com

Поделиться
Комментировать

Популярное в разделе «Авторские колонки»