Быть светом для всех

…не только Евхаристия истолковывается более полутора тысяч лет в индивидуалистическом ключе, но и Евангелие. На самом же деле то, что говорит Христос – Он говорит прежде всего народу, Своему народу, который пришел не улучшить нравственно, а именно спасти. Спасти от реального уничтожения Святого Города и Храма, что знаменовало новый и куда как более долгий плен – почти двух тысячелетний геноцид, начатый римлянами и продолженный христианами. Или можно сказать так: то, что Он говорит – Он говорит прежде всего Церкви – ветхо- и новозаветной, страдающей никак не меньшим законничеством и национализмом, превращающими Завет с Богом – в религиозно-политическую идеологию, изнутри которой исходят и человеко- и само- и богоубийство. Да, богоубийство, хотя с объективной точки зрения (объективирующей и Бога, и Его действия) это – абсурд: Бога нельзя убить. И тем не менее это, похоже, самое точное определение того, что произошла тогда и происходит после. Паскаль прав: распятие длится до конца истории, крестная агония кончится только со Вторым Пришествием. Бог, не умирающий с каждым из людей, не страдающий с каждым, кто страдает – не достоин веры, тем более – любви.

Беда Израиля – как и любого народа, любого человека – в том, что он замкнулся на себе: своей исключительности, богоизбранности. Да, Израиль был действительно избран Богом и избран с определенной целью: быть светильником для всех, город, стоящий на вершине горы – Иерусалим, но это означает не конфронтацию с Римом (и в его лице – всем языческим миром с его культурой), а как раз наоборот. Быть светом для всех – значит, нести свет, ставить его туда, откуда он светит, а не прятать в свой горшок, иначе – беда. Сознавать себя – как народу, так и отдельному человеку – избранным, уникальным – это, вообще-то правильно, потому что так оно и есть: каждый народ – избран и любим, у каждого своя цель в истории и культуре, как и каждый из нас существовал в Божьем замысле до сотворения мира и дороже для Бога всего этого мира – природного, социального, религиозного, культурного – какого угодно. Осознавать это не только правильно, но и плодотворно – в том случае, если наша жизнь – Евхаристия (а именно таковой она замыслена и таковой должна быть), т.е. благодарение – дарение блага всему и вся, всем и – через это! – себе, почему нет? Все отдавая все и приобретаешь, но опять же только для того, чтобы все это снова отдать – благо состоит только в этом, все остальное – иллюзия блага. Однако, все мы поражены «первородным грехом», состоящем единственно в том, чтобы все, что мы делаем – делать для себя, и потому нам свойственней не открываться, а замыкаться в сознании своего религиозного и/или любого другого превосходства.

Разница между ветхо- и новозаветными фарисеями только в том, что те замыкались на своем народе, эти – на «спасении души». Но разница не принципиальна: и в том, и в другом случае – самосохранение, и – как следствие – самоизоляция, не открытость жизни, природе, городу и миру (пусть изуродованных нами, но не наших – Божьих), а закрытость в своем «духовном» комфорте с надуванием щек, неизбежным для обладателя Истиной. Более того: это самосохранение себя не только от непредсказуемой жизни и людей, с которыми всегда непросто, но и – от Бога с Его требованием не сохранять себя, а отдавать. А наиболее эффективным (и поистине демоническим) способом сохранения своего изолированного «я» в мире сем (будь то «я» индивидуальное или коллективное – «народ») является ни что иное, как «религия».

Похоже, что последняя всегда в 90% случаев представляет собой культ при отсутствии интереса к его смыслу, благочестиво повторяемые чьи-то словеса о любви и смирении, вероучительные формулы, цитаты из святых отцов и прочее, проделываемое для себя, для «индивидуального освящения» и заменяющее бытийную – всей жизнью – самоотдачу, т.е. единственное, что ждет от нас Бог и через что только и возможно живое богообщение, подлинное причащение.

Не нужно (как кажется) объяснять, что при таком сохранении своей (теперь уже ориентированной на религию) «самости» (на самом деле – утрате своего подлинного «я», его растворении в фикциях и превращении в фикцию) сохраняются лишь покинутые Духом (Духом самоотдачи) формы, формообразования, формочки, среди которых – буква Закона (по определению – мертвая), используемая в качестве топора при посягательстве на все это ждущее огня барахло, когда-то действительно служившее средством связи – живой связи. И убийство Христа здесь – логическая неизбежность. Неизбежность, что во время оно, что в наше время, как заметил Достоевский и не только. Приди Христос сейчас, Его бы распяли снова новые (а по сути – те же) первосвященники, не мараясь сами, а используя светскую власть (теперь – снова, как и тогда, языческую), да и распинают… И дело здесь не в людях (отпусти им, Отче, не ведают бо, что творят), а в порядке вещей, признаваемом священным и в качестве такового – бдительно охраняемом, с применением мер, узаконенных эпохой.

Вот против этого-то ведущего к катастрофе порядка вещей, представленном конкретными персоналиями и направлена не знающая (и не желающая знать) никакой меры ярость Иисуса, смягченная евангелистами, а затем переписчиками (о последнем – в другой раз). Иисус обличает не просто лицемерие – Он обличает систему, ведущую Его народ (любой народ, любого человека – тогда и сейчас) к гибели: гибели и здесь, и в вечности. Систему, через которую первородный грех – «я, мне, мое», или, что то же, «мы, нам, наше» – получает религиозный статус, «освящается» и тем самым оказывается неизлечимым.

Вместо отказа от себя и своего, прямо требуемого Христом и предупреждающего, что только погубив свою душу, можно ее спасти – «индивидуальное освящение» т.е. ограждение своей индивидуальности («самости»), своей оторванности от других и от Бога Живого, отдающего Себя и ждущего такой же самоотдачи от нас, «спасение» себя, понимаемое как спасение для себя. Так – сейчас. Тогда, в I веке, слушатели Христа не мыслили индивидуального спасения вне спасения своего народа, но вот именно – своего, своих, а не всех. По сути, здесь тот же самый индивидуализм, хотя и национальный, принципиальной разницы, повторюсь, нет. И именно с ним-то, с этим богатством и с вот так понимаемом смыслом жизни, жизнью в этой системе координат, видящей высшую ценность в индивидуальном-как-оторванном-от-других и его освящении-сохранении и требует отказаться Христос. Он призывает богатого благочестивого юношу оставить все эти игрушки «нищим» и идти за Ним, идущим на крест. Христианство – это смерть для всего «своего», но это смерть павшего в землю зерна, прорастающего твоим подлинным «я» через утрату «я» мнимого («я» в мире сем) и являющегося уже и твоим, и Божьим, и всеобщим.

Царство Божье – это именно такое единство, и это не «коллективизм» (единство внешнее и ситуативное, социальное или кровное, но не личностное), а общение: общение свободных личностей (каковыми мы, строго говоря, не являемся, но каковыми призваны стать), вне которого личность – не существует. Потому что «бытие есть общение», как назвал свою книгу о Боге и церкви один современный грек, причисленный моим оппонентом к «экуменистам», т.е. еретикам. В чем нет ничего неожиданного при определенном образе мыслей и системе ценностей, при которой еретиком неизбежно оказывается и Иисус из Назарета – тоже ведь «экуменист», если приложить наши определения к тому времени, тоже ведь «модернист» и «обновленец». В самом дел: что как не все это – призыв к Своему народу, т.е. Церкви (ветхо- новозветная – это частности: Церковь – одна) и (разумеется!) каждому ее члену в отдельности покаяться т.е.отказаться от прежних представлений и жизни по ним, переосмыслить все и измениться, не спасать душу, а погубить ее ради Мессии и Благой Вести? В Законе сказано одно, а Я говорю вам другое, старцы вас учили так, отцы заповедали то-то, а Я… Да кто Он такой? И как, не побив Его камнями, можно оставаться иудеями? И Иуда поступил по Писанию, прямо предписывавшем донести в таком случае, как поступали после мыслящие в той же плоскости, что и Иуда, благочестивые христиане, и как будут поступать всегда смертельные враги «нововведений», угрожающих их «индивидуальному освящению» и санкционирующей его системе…  


o-k-kravtsov.livejournal.com
Поделиться
Комментировать

Популярное в разделе «Авторские колонки»