...нет другого единства кроме единства Имени

Речь пойдет о всколыхнувшем всю Россию демонстративном убийстве в храме священника Даниила Сысоева. Первым убийством священника, ставшей новостью номер один, было убийство 9 сентября известного всей стране миссионера о. Александра Меня, затем – иеромонаха Василия и иноков Трофима и Ферапонта в Оптиной пустыни, после информация о убийствах священнослужителей и монахов РПЦ стала просачиваться (именно просачиваться) в СМИ уже регулярно. Вот некоторые из них, в хронологическом порядке: 

26 декабря 1990 в Москве был убит секретарь митрополита Крутицкого и Коломенского Ювеналия игумен Лазарь (Солнышко); 2 февраля 91-го, тоже в Москве, был обнаружен труп настоятеля храма Рождества в Путинках игумена Серафима (Сергея Шлыкова); в 93-м в ночь с 30 на 31 декабря зверски убит настоятель храма Рождества Богородицы села Жарки Юрьевецкого района иеромонах Нестор (в миру Николай Савчук); в 97-м предположительно 22 или 23 сентября в собственной квартире после нескольких часов жестоких истязаний в результате многочисленных ножевых ранений скончался высокопоставленный сотрудник Отдела внешних церковных сношений Московской Патриархии священник Георгий Зяблицев; в том же году и тоже в сентябре в окрестностях Пушкина было найдено тело настоятеля петербургского храма во имя святой преподобномученицы Елисаветы при городской больнице номер 3 в Санкт Петербурге протоиерея Александра Жаркова, а в следующем, 98-м, 12 октября в оставленной за городом машине был обнаружен труп настоятеля Свято-Никольской церкви г.Бреста протоиерея Михаил Сацюка и в том же году в Ярославской области зверски убит старообрядческий священноинок Димитрий (Расстегаев); в 99-м, 16 июля в деревне Ильинская Слобода Можайского района Московской области убит протоиерей Борис Пономарев; 23 августа 2000 года убит иеромонах Симеона (Аносова), настоятель храма Андрея Первозванного в Барнауле (Алтайский край); 8 января 2001 – убийство иеромонаха Александра (Кулакова) в селе Сабаево (Мордовия), и в том же 2001-м, 21 марта зверски убит настоятель храма Святой Троицы в поселке Тура Красноярского края иеромонах Григорий (Яковлев): убийца, действовавший, по его словам, «по приказу Кришны, отрезал священнику голову и водрузил ее на Престол; в том же году 13 мая 2001 года в г. Тырныаузе (Кабардино-Балкария) в храме убит священник Игорь Розин; 2002-й: в Татарстане убит настоятель сельской церкви Тихвинской иконы Божией Матери Московского патриархата 85-летний игумен Иона (Ефимов); в 2003-м убиты иеромонах Нил (Савленков), настоятель Волдозерской Ильинской пустыни в Карелии и иеромонах Исайя (Яковлев) в Татарстане и иеромонах Александр (Тыртышный) в селе Колосовка (Омская область); 2005-й: в келье монастыря Давыдова пустынь в Чеховском районе Подмосковья обнаружен труп связанного, скончавшегося от черепно-мозговых травм священника Германа; 2006-й ознаменовался чудовищным преступлением, о котором сообщалось в СМИ: 2 декабря в селе Прямухино Тверской при пожаре погибли в собственном доме священник Андрей, трое его детей и жена Ксения; 2007-й. в Алапаевском районе Свердловской области в ночь на Рождество с 6 на 7 января 2007 года убит настоятель местного храма Петра и Павла иерей Олег (Ступичкин); в ночь на 22 августа 2007 года в городе Фурманове Ивановской области в собственном доме убит настоятель прихода Вознесения Господня игумен Авенир (в миру Смолин Алексей Юрьевич, 1978 года рождения).

Это только убийства, из числа которых я исключил мученическую смерть священников в чеченском плену. Экономя время, не буду также перечислять все случаи нападения на священников, часто только чудом не закончившиеся смертельным исходом, поджоги священнических домов и храмов. Кстати, что касается храмов в сельской местности, едва ли не каждый из них подвергался в последние годы ограблениям, часто – неоднократным. И вот – убийство о.Даниила Сысоева: молодого, пылкого миссионера, – убийства, подробности которого, полагаю, слишком известны, чтобы на них останавливаться. Не исключаю также, что сегодня, когда вы слушаете эту передачу, убийца уже найден, что многое проясняет и отсекает многое из того, что сегодня, когда я записываю эту передачу, находится в области предположений.

Предполагается, в частности, что о. Даниил убит исламскими экстремистами, что не может не обострить и без того очень, скажем так, напряженные отношения с исламом. Учитывая все возможные варианты развития событий, я хочу привести некоторые из записей Живого Журнала, которые, как мне кажется, не потеряют актуальности «при любом раскладе». Но сначала о реакции православного Интернет-сообщества в целом, расколовшегося по своему отношению к событию на, как минимум, две хорошо если не непоправимо ожесточившееся друг против друга группировки. Я не буду анализировать здесь аргументы и заявления тех и других участников полемики, цитировать… разве что несколько запоминающихся по разным причинам высказываний, например такое, об убийце: «застрелили власовскую гадину, ворошиловский значок - стрелку». Это пишет человек, считающий себя православным. Патриот. Ну и сталинист, разумеется. Как сочетается в одной отдельно взятой голове учение Иисуса и преклонение перед генералиссимусом – разговор особый. Могу только напомнить, что есть христианство и есть дьявольская пародия на него и не дай нам Бог не уметь отличить Бога и Его Церкви от Его обезьяны, от опричников, любивших, как известно, рядиться в монахов, называвших игуменом патологического убийцу на русском троне, столь ярко и убедительно сыгранного Мамоновым в фильме «Царь».

Что касается о.Даниила, то многие его заявления представляются мне, мягко говоря, спорными. Например, обещание – от лица Церкви! – геенского огня всем, кто не крещен или, будучи крещен не является православным. Горяч, горяч был батюшка, но в чем ему не откажешь так это в искренности, бескомпромиссности и бесстрашии, которых так не достает нашим проповедникам и миссионерам. Это бесстрашие стоило ему жизни, и он, получая постоянно угрозы, был не только готов к такой развязке, но и предчувствовал ее. «Он говорил, что его убьют, - вспоминает вдова священника, – очень часто он говорил мне, что боится не успеть, очень много не успеть. Он торопился. По человечески у него были перегибы и перекосы, он оступался и ошибался, но он не ошибался в главном, его жизнь была полность посвящена ЕМУ (т.е. Богу). Я не понимала, - продолжает матушка Юлия (матушка – так традиционно именуется жена священника) – почему он торопится. Последние три года он занимался служением без выходных и отпусков. Я роптала, мне хотелось, хоть иногда простого счастья, что бы муж и отец был со мной и детьми. Но ему был уготован другой путь. Он завещал в каком облачении его хоронить. Я тогда шутила, что не надо об этом говорить, еще не известно, кто кого хоронить будет. Он сказал, что я его буду хоронить. Как-то раз у нас зашел разговор об отпеваниях, не помню этот разговор, но я тогда сказала, что вот на священническом отпевании ни разу не была. А он ответил, что ничего, на моем побываешь… Мы не попрощались в этой жизни, ни попросили друг у друга прощения, ни обняли друг друга. Это был обычный день, он ушел утром на литургию и больше я его не видела…. Я чувствовала, как тучи сгущаются над нами. И последние дни я пыталась быть чаще с ним. Последнюю неделю я думала только о смерти и о жизни за пределом смерти. У меня в уме не укладывалось ни то, ни другое. В тот день в моей голове крутились слова- смерть дышит в затылок. Мне было так тяжело в эту последнюю неделю, словно тонны груза свалились на меня». И дальше, благодаря через Интернет всех, кто отозвался, перевел через яндекс деньги семье убитого (о. Даниил оставил трех дочерей), м. Юлия сообщает: «Я не надломлена. Он поддерживает меня, я чувствую, что он рядом. В это время мы сказали друг другу столько ласковых слов, сколько не говорили за всю свою жизнь. Только сейчас я поняла, как сильно мы любили друг друга».

Я процитировал эти строки в надежде, что они тронут чье-то сердце даже в наше пропитанное цинизмом время. Как и вот эти, тоже из Живого Журнала – о том, за что был убит священник Даниил Сысоев: Текст озаглавлен точно и элегантно, в лучших традициях «актуального искусства»: "Введите логин и пароль", автор – некто Орешин. Вот что он пишет: «Собственно, вряд ли можно сказать, что хоть одного человека в христианской истории убили за то, что он там нес окружающим какое-то афигительное тепло и свет. Да это и абсурдно было бы. Кто в здравом уме и трезвой памяти убивает за добро? Такой вот ходил белый и пушистый, а злыи люде его убили, скрежеща зубаме. Да нет, конечно. Убивали не за излучаемый пазитифф, а за Имя. "Призвав их, приказали им отнюдь не говорить и не учить о имени Иисуса". Имя выступало раздражителем, вызывая лютую, бешеную ненависть. "Не запретили ли мы вам накрепко учить о имени сем?" "Призвав Апостолов, били их и, запретив им говорить о имени Иисуса, отпустили их. Они же пошли из синедриона, радуясь, что за имя Господа Иисуса удостоились принять бесчестие". Тертулиан:
"Очень многие, сомкнув свои глаза, так ненавидят это имя, что, давая о ком либо хороший отзыв, порицают его за одно имя. Один говорит: "хороший человек Гай Сей, только что христианин". "Так как вы пренебрегли следствием и познанием того и другого, то у вас остается одно только имя, против него только одного идет война". Вот и всё, за что выпиливали и выпиливают. "Не за доброе дело хотим побить Тебя камнями, но за богохульство". Не за разумное, доброе, вечное, не за какие-то там миссионерские откровенья и гениальные философские прозренья. Собсна, какая там философия у христиан была? Да никакой. Ваще учение оч. простое. Верь, что о имени Иисуса Христа тебе подается отпущение грехов, и жди Его скорого пришествия на облаках. Всё. Просто так штоле образованные римляне называли эту веру верой сапожников и сукновалов aka штукатуров и кафелеукладчиков? Павла вон оборжали афинские интеллектуалы. В этой простоте, почти что равной воровству, возможно, и была сила христиан. Тот же Павел пердупреждал: смотрите, морды, не увлекайтесь философией. Не послушали. Увлеклись. В итоге каждый боле-мене мыслящий чел (философ) дробит христианское единство до единицы собственной непофторимой монады. Сколько голов, столько и вер - почти как завещал благоверный Атаульф Готфский. И окромя единства обряда, который, как известно, заклеймен позорным именем фофудьи и сдан в поликлинику на опыты, и единства иерархии, которая общими усилиями поровославных юзеров взвешена на весах и найдена легкой, у глаголемых христиан… нет другого единства кроме единства Имени»

И последняя цитата – из моего коллеги, священника и поэта Сергия Круглова, высказавшегося по поводу происшедшего на радио «Свобода»: «Убийство из-за веры, по религиозным мотивам – всегда кирпич, брошенный в тихую ряску обывательского болота: «Так это, оказывается, ВОТ ДО ЧЕГО серьезно!..» Нет, считать такие вещи нормальными, конечно, нельзя. В розни, ненависти, кипении страстей – Христа не сыщешь. Но ведь нет Его и в тихом болоте релятивизма, того, что называется «теплохладностью». Религиозному фанатизму противостоит отнюдь не релятивизм – нечто совсем другое, не менее горячее»…  

«Релятивизм», если вдруг кто не знает, это – цитирую по стародавнему словарю – «учение об относительности, условности и субъективности человеческого познания», или, проще говоря, отрицание существования единой, непреложной для всех Истины, на место которой ставится множество истин и все они – относительны. Воззрение удобное, как и все, что избавляет нас ответственности и потому популярное. Убитый московский священник горячо уверял, что это не так и был убит за свидетельство об Истине, о Том, Кто сказал «Я есть путь и истина, и жизнь». Истина для христианина – не отвлеченное понятие, а Личность, быть в Истине – значит быть во Христе, жить Его жизнью, идти Его путем, т.е. не так уж редко – как и в Первом веке – к насильственной смерти. Христианство в некотором смысле самоубийство; быть христианином – значит «подставиться», вызвать огонь на себя, в пределе – дать себя убить. По примеру Христа, Которого Его последователи вызывающе именовали титулом Римского императора: Спаситель.

o-k-kravtsov.livejournal.com

Поделиться
Комментировать

Популярное в разделе «Авторские колонки»