У меня две Отчизны...

О красных датах размышляя 

... А ведь хотел сначала поёрничать, над собой посмеяться. Мол, что же это такое! Как праздник какой-нибудь, так рука самопроизвольно тянется к перу, а оно – по привычке – к бумаге. Пора относиться ко всяким красным датам не спеша, размышляя…  

Вот болтаю глупости, а мысль, которая вслух, уже давно рождена. Мучительная. Сами посудите. День защитника Отечества. А я где-то там, в другом Отечестве, за солдат совсем других сердце болит… А на одном из белорусских кладбищ мои деды, бывшие солдаты, из могил вопиют… 

Давно поседевшие ребята, служившие со мной под Ивано-Франковском, собираются со своими семьями за праздничным столом и уже после второй рюмки рассказывают, улыбаясь, о наших солдатских буднях…  

Я серьёзен в этот день. Почти всегда перед глазами придуманные мной лица восемнадцатилетних солдат той самой войны, которые были настоящими, сжимающими зубы и умеющими



"…Упасть не назад, а вперёд,
Чтоб лишних сто семьдесят два сантиметра
Вошли в завоёванный счёт…"

Защитники Отечества, учившиеся жизни у смерти…

ПЕРЕД АТАКОЙ


Когда на смерть идут — поют,

а перед этим

можно плакать.

Ведь самый страшный час в бою —

час ожидания атаки.

Снег минами изрыт вокруг

и почернел от пыли минной.

Разрыв —

и умирает друг.

И значит — смерть проходит мимо.

Сейчас настанет мой черед,

За мной одним

идет охота.

Будь проклят

сорок первый год —

ты, вмерзшая в снега пехота.

Мне кажется, что я магнит,

что я притягиваю мины.

Разрыв —

и лейтенант хрипит.

И смерть опять проходит мимо.

Но мы уже

не в силах ждать.

И нас ведет через траншеи

окоченевшая вражда,

штыком дырявящая шеи.

Бой был короткий.

А потом

глушили водку ледяную,

и выковыривал ножом

из-под ногтей

я кровь чужую. (Семён Гудзенко)

У меня два Отечества. И оба мне дороги. Правда, сердце тоже болит в два раза сильнее.


Поделиться
Комментировать

Популярное в разделе «Авторские колонки»