И места хватит всем над облаками

Лет шесть-семь назад я познакомился с творчеством Тима Собакина. И сразу же захотел, чтобы об этом знакомстве знали все мои друзья и знакомые. Правда, с одним условием: непременное наличие чувства юмора.
Для начала, конечно, семья. Жена любит читать с листа, а дочь слушать.
Читайте и слушайте!

Без ботинка


Шел по улице прохожий.
Был он ростом невысок.
На одной ноге — ботинок,
На другой ноге — носок.



«Это, видимо, ученый, —
Каждый вслед ему глядел, —
Который так глубоко задумался над научной проблемой,
Что ботинок не надел!»



А прохожий шел угрюмо,
У него носок промок.
Это был Семен Семеныч —
Знатный, кстати, педагог.



У него сегодня дома
Разыгрался жаркий бой:
Поругались два ботинка
Из-за щетки обувной.



И в конце концов решили:
Жить отныне — только врозь!
И хозяину ботинки
Помирить не удалось.



Так и шел Семен Семеныч,
Хоть и был он педагог...
На одной ноге — ботинок,
На другой ноге —
совсем ботинка не было.





Встреча


В чистом поле утром рано
Шел Иван Кузьмич.
Вдруг на голову Ивана
Шлепнулся кирпич.



Молвил Ваня: «Всяка рухлядь
Так и норовит
На макушку сверху рухнуть,
Как метеорит!»



А Кирпич вздохнул: «Доколе
Мне терпеть напасть,
Если даже в чистом поле
Некуда упасть?



В океане и в саванне,
В кресле, на печи —
Всюду попадутся Вани,
Всюду Кузьмичи!..»



Понятно, мы тут же начали вспоминать Сашу Чёрного и Даниила Хармса, бросились на поиски любимых мест в их книгах, а самих разбирал не просто смех, а какое-то уже устойчивое чувство сопричастности...

Очень умиляла, захватывала, пленяла эта стихотворная стихия, где даже тончайшие сонеты можно было писать вот об этом:






Звериный сонет


Напрасно время жизни берегу:
Мои года в лесу Кукушка сверит,
Где рыскают понятливые звери,
Питаясь непонятливым рагу.



Досадно спотыкаясь на бегу,
Противнику сдаваться не намерен.
Ко мне придет на помощь Сивый Мерин
И отнесет к Овсяному Стогу,



Где не бывает подлости и лести,
Где Бабочка и Тигр играют вместе,
А Ветер, забывая вой и стон,
Шепнет уютно, дуя в Стог Овсяный,
Что величают Бабочку Сусанной,
А Тигр носит имя Спиридон.



* * *

Какие необъятные миры
Вверху неторопливо проплывали,
Пока внизу мы прятались в подвале
Согласно глупым правилам игры.



А нынче лишь пустые комары
Спешат гурьбой в заоблачные дали,
Усердно нажимая на педали, —
Повадки их коварны и хитры.



Навстречу им плывет пузатый слон
И робко машет длинными руками,
Пытаясь путь загородить веслом...
Но, сколько б глупость в ум ни облекали,
Останется чудесным небосклон —
И места хватит всем над облаками.



А здесь мы уже падали в обморок! Потом тормошили друг друга и снова читали:


Опасная профессия


Одним успех почти неведом,
Другие же известны всем.
А я работаю обедом
В столовой №27.



Меня готовит тётя Глаша,
Чтоб накормить простой народ.
В моём составе — щи да каша
(А может быть, наоборот).



Когда я становлюсь холодным,
То согреваюсь у огня.
Товарищ, будь всегда голодным,
Чтоб с аппетитом съесть меня!



Моя профессия опасна —
Почти раздет, совсем разут...
Хотя, надеюсь, не напрасно
Меня кусают и грызут.



Вы без меня не проживёте,
Желает каждый вкусно есть.
Скажите мне, что вы жуёте,
И я скажу вам, кто вы есть.


Мы с вами близкие соседи,
Не нужно на судьбу роптать:
Пусть я сегодня буду съеден —
Мы завтра встретимся опять.



А какие у Тима Собакина детские стихи!
Поделиться
Комментировать

Популярное в разделе «Авторские колонки»