Основные проблемы исторической экологии

В настоящее время существует крайних два мнения - одни исследователи считают, что возможны процессы коэволюции человека и окружающей его среды, т.е. экосистемы, вмещающего ландшафта, другие – делают вывод, что человек настолько агрессивный вид, что способен истребить (и фактически истребляет) все живое на своем пути, и чем выше уровень развития цивилизации, тем интенсивней процессы техногенного воздействия на экосистему. Как писал Ж. Ламарк: «…Можно, пожалуй, сказать, что назначение человека как бы заключается в том, чтобы уничтожить свой род, предварительно сделав земной шар непригодным для обитания…».

Отметим, что большинство исследователей рассматривает процессы воздействия человека на окружающую среду (экосистему, биогеоценозы) лишь за последние 100 – 200, в лучшем случае 300 лет. Процессы древнего техногенного воздействия, которые способствовали эрозии и деградации почв, оскудению видового состава животных и растений, иногда полному изменению ландшафта, безусловно, имеют место, однако, ряд исследователей (и в первую очередь географы и почвоведы) связывают это в первую очередь (а иногда и только) с климатическими колебаниями. Существует также мнение (и вполне обоснованное), что и в древности человек являлся не созидателем, и не коэволюционировал во взаимодействии с природой, а наоборот был неким «разрушителем», и последствия воздействия древних цивилизаций на экосистему мы сейчас и наблюдаем в ряде регионов Земли.

Географический ландшафт является закономерным сочетанием компонентов экосистемы (геосферы, биосферы, климата и т.д.), и представляет собой разнообразные экологические ниши, естественные биотопы. С появлением производящего хозяйства воздействие человека на экосистему резко усиливается и морфология ландшафта может полностью меняться. Естественные биотопы лесов превращаются в антропогенно-природные биотипы лугов и пастбищ, биотипы саванн и степеней - в пустыни. Далее возможно появление антропогенных (техногенных) биотипов - поселений, могильников, полей, различных видов культурной флоры и фауны.

Так каковы же каково же взаимодействие человек и экосистемы с природой в древности? Сколько лет человек мог использовать экосистему, до того, как она переставала приносить определенный «доход»? И сколько человек могло прокормиться на этой территории в зонах экстенсивного земледелия и скотоводства? Можно предположить, что в определенный исторический период, на определенной территории серьезного ущерба (без возможности самовосстановления) экосистеме все-таки не наносилось. Но всегда есть исключения из правил…

Животные, выходя за пределы ареала обитания, осваивая новый ландшафт, эволюционируют, создавая новые виды, но человек, осваивая новые территории, даже без подчинения себе ландшафта, тем менее оставался в пределах одного вида, формируя антропосферу, отличающуюся своеобразной мозаичностью.

Антропосфера в свою очередь, формирует этнос, или этносферу, форму существования вида Homo sapiens. А этническая мозаичность антропосферы связана с разнообразием ландшафтов Земли. Ряд племен и народностей древности и даже Средневековья приспосабливались к ландшафту, не пытались его изменить - таковы охотники, рыболовы, собиратели и скотоводы, а также часть земледельческих племен, не применяющих искусственного орошения.

Исключение составляют народы, практиковавшие интенсивное земледелие: египтяне, шумеры, древние иранцы и китайцы - они приспосабливали ландшафт к своим потребностям и подчас нарушали даже течение ветров. Развитие земледелия в Китае привело к уничтожению лесов в долине р. Хуанхэ, и к IV в. до н.э. сухие центральноазиатские ветры занесли лёссом мелкие речки и гумусный слой в Шэньси.

Система «человек-биосфера» и ноосферное развитие человечества предполагает изучение воздействия человека на окружающую среду и соответственно изменение окружающей среды вследствие антропогенного и техногенного воздействия, что является частью современных экологических исследований. Однако следует отметить, что практически полностью отсутствуют фундаментальные работы, и соответственно какие-либо обобщающие данные о воздействии на экосистему в древности, начиная от палеолита и заканчивая XVIII - XIX веком. Немногочисленные исследования свидетельствуют, что в древности, в некоторых регионах и областях Земли, воздействие на экосистему было (в ряде случаев) если и не сопоставимо с современным, то, по крайней мере, приближалось к нему.

Учитывая сложность процессов антропогенного и техногенного воздействия на окружающую среду в прошлом, можно выделить и еще одно новое научное направление историческую экологию – науку, непосредственно изучающую прямое или косвенное воздействие человека на экосистему в прошлом.

Отметим, что человек всегда прямо или косвенно воздействовал, и уж тем более в настоящее время воздействует на экосистему и как биологический вид, и как часть экосистемы, и как социальный вид, социум, сообщество особей, объединенных не только по биологической, но и по социальной, социально-политической или социально-религиозной значимости. И мощность воздействия на экосистему связана и с количеством людей, проживающих на данной территории и с технической эволюцией, формированием техносферы.

Рассматривая человека как биологический вид, как часть экосистемы, отметим, что с первых шагов своего развития отдельные этносы (социально-территориальные группы человека) воздействовали на окружающий их ландшафт, с одной стороны сживаясь с ним, а с другой стороны - видоизменяя как отдельные его составляющие, так и практически весь ландшафт в целом.


Существует определенная хронологическая последовательность антропогенного и техногенного воздействия человека на экосистему, которая в той или иной степени соответствует основным этапам развития человеческого общества. Основные типы воздействия связаны с эволюцией человека, с овладением определенными навыками, с совершенствованием орудий труда или освоением новых технических средств.

Сочетание географических, палеоэкологических, палеопочвенных и археологических материалов позволяет судить о характере вмещавшего человека ландшафта (геосферу и биосферу) в ту или иную эпоху, о характере его изменений. Но преобразование, изменение биосферы, а точнее экосистемы человеком, процесс достаточно быстрый и в ряде случаев необратимый.

Неолитическая революция, переход к земледелию и скотоводству, занял, вероятно, несколько тысячелетий, а с «уходом ледника» происходила частичная, часто региональная аридизация климата, и в ряде районов Земли человек постепенно приспосабливался к изменяющемуся ландшафту. Земледелие основывалось уже не на дождевом орошении, а на запруживании ручьев и отведении воды через систему канав и каналов на поля. С ростом земледельческого населения часть его стала уходить вглубь степей, и в их жизненном укладе все большее и большее значение приобретало разведение скота. Однако лошадь и верблюд тогда еще не были одомашнены, скотоводы еще не могли совершать далеких сезонных перекочевок, и в какой-то мере еще зависели от земледелия. Выпас скота, особенно овец и коз, мог сильно истощать и без того сухую степь, а периоды засух могли давать толчок к переселению групп и племен, ранее занятых сельским хозяйством.

Во времена Римской империи ландшафт Европы сильно изменился, что связано с прокладкой дорог и строительством укреплений, были сведены 2/3 лесов Галлии и буковые рощи Аппенинского полуострова, распаханы и обеспложены долины гор Атласа. В древности были изменены и ландшафты Африки и Азии - около 5 тыс. лет назад шумеры осушили болота междуречья Тигра и Евфрата. Фактически съедены козами холмы Эллады и Фригии, острова Эгейского моря, воспетые Гомером, превращены выпасом коз практически в голые скалы, практически уничтожены козами и ландшафты о. Тенериф.

А на территории Европы германские, протославянские и славянские племена вырубили огромные площади леса под огнево-подсечное земледелие. В средние века были вырублены дубравы и преобразованы ландшафты на территории Восточной Европы, а дальнейшем (в XVIII веке) интенсивно вырубались сосновые боры для строительства Российского флота

Можно выделить несколько условных этапов антропогенного воздействия на гео-и биосферу:

? Палеолит (2,6 млн. (или 6,5 млн.?) лет назад — около 11 - 12 тыс. лет назад и мезолит (эпипалеолит), 14 – 8 тыс. лет назад: минимальное (или локальное воздействие), связанное в основном с примитивными видами антропогенного воздействия – собирательство и охота. Первое воздействие человека на геосферу – это первые каменные орудия, которые датируются примерно 1.5 - 2 млн. лет. Для этого периода характерно использование различных горных пород и минералов для изготовления каменных орудий. В дальнейшем каменная индустрия интенсивно развивалась, и появлялись специализированные центры по разработке сырья и изготовления каменных орудий.

? Энеолит, неолит (12-10 - 6 тысяч лет назад), переход человека от охоты и собирательства к сельскому хозяйству, существенно расширили сферу антропогенного воздействия. Возникают постоянно существующие поселения (протогорода, протополисы), происходит интенсивное освоение природы, развиваются новые производственные технологии. Интенсивное использование горных пород для строительства. Начало использования металлов - сначала самородных (медь, золото, редко самородное и метеоритное железо). Развитие гончарного производства, создание искусственного алюмосиликатного материала - керамики.

? Бронзовый век - ранний железный век (6-4 — 1.5 тысяч лет назад), интенсивно развивается металлургия и гончарное ремесло. Укрупнение и увеличение количества поселений, протополисы, возникают поселения, специализирующиеся на определенных технологических процессах (поселки гончаров, металлургов, кузнецов). Техногенное воздействие усложняется, начинается новый этап развития антропосферы – урбанизация территорий обитания. Начинается интенсивное освоение земных недр, добыча различных руд – медных, серебряных, свинцовых, полиметаллических, строительство шахт для их разработки. Именно в это время появился новый постоянно действующий фактор – техногенное воздействие на гео-и биосферу. В этот же период многократно усиливается агрогенное воздействие на биосферу благодаря интенсивному развитию земледелия и скотоводства. Воздействие человека распространяется на большую площадь, начинается освоение новых территорий, интенсивно развиваются цивилизации кочевых народов.

? Ранее позднее средневековье современность (с 1500 лет назад - до настоящего времени) Увеличение числа городских и сельских поселений, резкое увеличение промышленного и аграрного воздействия на природу, мощное освоение новых территорий, экологические катастрофы в ряде регионов.

На ранних этапах развития человека (нижний – средний палеолит) были освоены в основном тропические и субтропические зоны, в меньшей степени зоны умеренного климата, гораздо позже были освоены степи и ещё позже пустыни.

Также достаточно поздно были освоены и нивальные области – лесотундра и тундра, побережье Северного Ледовитого океана, их заселение произошло около 2 – 3 тысяч лет назад.

Однако возникает вопрос - а воздействует ли географическая среда на человека до такой степени, что определяет все его поступки? Последователи гипотезы «географического детерминизма» считают, что это именно так. Ещё Геродот (484 - 425 г.г. до н.э.) в фундаментальном труде «История» связывал зависимость общественного развития общества от природных условий, пытался объяснить черты характера населения и политический строй различных стран зависимостью от природно-климатических особенностей местности, а Аристотель (383 - 322 г.г. до н.э.) рассматривал влияние природных условий на характер людей и политический строй. Именно в античное время сформировались основные принципы географического детерминизма: «физиологического» - зависимость природных условий и общества, и «геополитического» - географического положения государства и общественно-политического строя.

Шарль Луи де Монтескье еще в середине XVIII века, в своем труде «О духе законов» писал, что именно климат (т.е. географическое положение) страны определяет психологию и деятельность людей. «…Многие вещи управляют людьми: климат, религия, законы, принципы правления, примеры прошлого, нравы, обычаи; как результат всего этого образуется общий дух народа…».

В первую очередь, вероятно, следует рассмотреть воздействие человека на почвенный покров, так как именно почва наиболее чутко реагирует на антропогенное воздействие. Можно выделить на целенаправленное (прямое) и косвенное воздействия на почву. Целенаправленное (прямое) воздействие связано с каким-либо строительством (столбовые ямы, землянки, фундаменты и т.д.). При этом может «сниматься» как часть почвенного профиля, так и уничтожаться весь почвенный профиль.

Косвенное воздействие связано с жизнеобитанием на определенной территории, с уплотнением, утаптыванием верхнего почвенного горизонта. Данные процессы могут в дальнейшем приводить к частичному (или даже полному) уничтожению почвенного профиля, как в целом, так и отдельных его горизонтов (что в свою очередь связано с вымыванием и дефляцией).

В лесной полосе применялась подсечно-огневая система земледелия, при которой сжигался лес, а освобожденная площадь, обогащенная зольными элементами сожженной растительности, засевалась, после истощения обрабатываемый участок забрасывался и выжигался новый. Урожай при таком типе земледелии был обеспечен поступлением элементов минерального питания с золой, получаемой за счет сжигания древесной растительности на месте, а большие затраты труда на расчистку окупались очень высокими урожаями.

Расчищенный участок использовался 1–3 года на песчаных почвах и до 5–8 лет на суглинистых, после чего его оставляли зарастать лесом или некоторое время использовали как сенокос или пастбище. Если после этого такой участок переставал подвергаться какому-либо воздействию со стороны человека (вырубка, выпас скота), то в течение 40–80 лет (в центре и юге лесного пояса) гумусовый горизонт в нем восстанавливался. Но для восстановления почв в условиях севера лесной зоны требовался в два-три раза более продолжительный период времени.

Но воздействие подсечно-огневой системы негативно влияет на почвы, так как приводит к увеличению поверхностного стока и эрозии почв, выравниванию микрорельефа, обеднению почвенной фауны. И хотя площадь обрабатываемых участков была сравнительно невелика, а цикл длился долго, за сотни и тысячи лет огромные территории были глубоко преобразованы подсечным земледелием. Например, что в Финляндии только за XVII – XIX в.в. (за 200 лет) через подсечное земледелие прошло 85 % территории.

На юге и в центре лесной зоны последствия подсечной системы особенно остро отразились на массивах песчаных почв, где коренные леса заменились специфическими лесами с господством сосны, что привело к отступлению на юг северных границ ареалов широколиственных видов деревьев (ильма, липы, дуба и др.).

На севере лесной зоны развитие домашнего оленеводства, сопровождаемое усиленным выжиганием лесов, привело к развитию зоны тундры из лесотундры или северной тайги, достигавших, судя по находкам крупных деревьев или их пней, берегов Северного Ледовитого Океана еще XVII – XIX в веке.

Таким образом, в лесном поясе земледелие привело к наиболее глубоким изменениям живого покрова и ландшафта в целом, и было видимо, ведущим фактором широкого распространения в лесном поясе Восточной Европы подзолистых почв. Возможно, этот мощный фактор антропогенного преобразования природных экосистем оказал определенное влияние и на климат.

В степных условиях наиболее древними системами земледелия были залежная и переложная. При залежной системе использованные участки земли после истощения оставлялись на длительное время, при переложной на более короткое. Постепенно количество свободных земель уменьшалось, срок перелога (перерыва между посевами) все сокращался и, в конце концов, достиг одного года. Так возникла паровая система земледелия с двух- или трехпольным севооборотом. Однако такая усиленная эксплуатация почвы без внесения удобрений и с невысокой культурой агротехники способствовали постепенному снижению урожайности и качества продукции.

В результате деятельности человека возникли совершенно новые типы почв. Например, в результате тысячелетнего орошения в Египте, Индии, государствах Центральной Азии созданы мощные искусственные наносные почвы с высоким запасом гумуса, азота, фосфора, калия и микроэлементов. На обширной территории лессового плато Китая трудом многих поколений созданы особые антропогенные почвы – хейлуту.

В некоторых странах более сотни лет проводилось известкование кислых почв, которые постепенно были преобразованы в нейтральные. В особый тип культурных почв превратились почвы виноградников южного берега Крыма, используемые более двух тысяч лет. Отвоеваны моря и превращены в плодородные земли измененные побережья Голландии.

На местах заброшенных древних поселений почвенный покров имеет сложную структуру и в значительной степени зависит от использования территории во время проживания человека. При этом почвенный покров может быть полностью уничтожен (жилища, рвы) или погребен (оборонительные валы городищ, обваловки жилищ), выделяются также места скопления бытовых отходов, дороги, и что важно даже за 1500 – 2000 лет полного восстановления почвенного покрова в таежной зоне не происходит, а в Центральной Азии, Ближнем Востоке, Северной Африке практически не сохранилось территорий с первичным почвенным покровом, а площадь агрогенно-измененных ландшафтов Земли за последние 10000 лет увеличилась почти на 30 %.

Интенсивное земледелие с увеличением нагрузки на почвы, вызывает изменение их сложения, строения, состава и свойств. При этом на значительных площадях почвенный покров подвергается трансформации с преобразованием естественного целинного профиля.

В Древней Месопотамии, с высокими летними температурами (от 30 до 50?С в тени) и отсутствием дождей 8 месяцев в году, было возможно только ирригационное земледелие. Устройство сложной системы каналов, дамб, водохранилищ и шлюзов требовало огромных усилий и терпения. Каналы со временем заиливались, поэтому приходилось систематически проводить работы по углублению дна, причем со временем берега канала вырастали настолько (из-за объема выбрасываемого материала), что приходилось делать новый канал, параллельно прежнему. Археологические изыскания позволили выяснить, что не нашествие монголов в XIII веке положило конец процветанию Месопотамии, а длительное сельскохозяйственное освоение (в той или иной степени наложенную на аридизацию климата).

Наибольшую угрозу для сельского хозяйства Месопотамии представляло засоление почв, связанное с разливами рек и засоленными грунтовыми водами и практика «экстенсивного земледелия», когда владелец просто переходит на другой участок, заново налаживая систему орошения. В результате коркой соли покрывались все большие и большие площади.

Проблемы засоления были освещены еще в ряде клинописных текстов расшифрованных Торкильдом Якобсеном, причем он выяснил, что проблемы засоления почв начались около 2400 года до н.э. в городе-государстве Лагаш и постепенно распространялись на запад, к Евфрату, а 1000 лет спустя засоление достигло Вавилонии.

Урожаи пшеницы резко падали - от 16 % от общего числа зерновых в 2400 году до н.э., до 3 % 2100 году до н.э., а в источниках за период с 2000 по 1700 года до н.э. о ней нет даже упоминаний. Падение урожайности, начавшись на юге, постепенно продвигалось к северу.

Ирригационное земледелие, несомненно, внесло существенный вклад в процессы деградации почв. В зонах ирригационного земледелия были выкопаны многочисленные каналы для подвода воды, например, на юге Узбекистана известен магистральный канал I – IV века до н.э., забиравший воду из Сыр-Дарьи, а в древнем Хорезме с VI веке до н.э. по V век н.э. были построены многочисленные каналы, подходившие практически к пескам пустыни и резко расширявшие зону земледелия. Ширина каналов достигала 100 метров, а их длина – сотен километров. Вследствие заиливания каналов рядом с ними рыли новые, и, в конечном итоге, огромная территория выпадала из зоны сельскохозяйственного освоения.

Площадь земель древнего орошения увеличивались из года в год, из столетия в столетие. Например, в дельте Амударьи с конца XVII до начала XIX века площадь окультуренных орошаемых земель увеличилась на 20 тысяч гектар (с 170 до 190 тысяч гектар), а площадь опустыненных земель возросла на 50 тысяч гектар (с 580 до 630 тысяч), при этом немного уменьшилась площадь древнеорошаемых земель – с 160 тысяч гектар до 150 тысяч гектар.


Изменение растительного покрова (в первую очередь исчезновение лесов) Земли связано с ростом городов, строительством, производственным, бытовым и аграрным воздействием. Тем не менее, отметим, что еще в Вавилоне, в XVIII веке до н.э., был принят закон об охране лесов. Подобный закон был принят и в Китае в конце I тысячелетия до н.э.

В древности (да и в историческое время) древесина в большом количестве использовалась для строительства жилищ, для обогрева, выжигания угля и производства дегтя, изготовления бытовых изделий и орудий труда (посуды, обуви и т.д.). Существенные антропогенные изменения ландшафтов русской равнины обнаруживаются ещё в XI – XII в.в. - массовая вырубка лесов и распашка земель привели к коренному изменению ландшафтов, к заболачиванию территорий, к смене видового состава деревьев. Так, например, многие дубравы на территории Европейской части России были вырублены еще в раннем средневековье на строительство. Были сведены и липовые леса - липа шла на изготовление посуды и …лапти. Для изготовления одной пары лаптей требовалось лыко с 2 – 3 молодых липок (в возрасте 3 – 4 года), а крестьянин за неделею обычно изнашивал 2 пары лаптей.

В Московском княжестве при огромном обилии леса, его не жалели, каждый рубил лес, где хотел и сколько хотел, причем и частные лица рубили в казенных дачах, и казна, в случае необходимости пользовалась частными. Только при Петре I был принят ряд законов об охране леса, запрете на расчистку под посевы и пашни на расстоянии 30 верст от рек, по которым шел сплав к Москве, указы о запрещении засорения рек. Однако, несмотря на всю строгость указов (вплоть до смертной казни) и запрет рубить клен, ильм, лиственницу и сосну толще 12 вершков в диаметре (примерно 25 см), разрешалось неограниченно рубить липу, ясень, березу, осину, ольху и ель. Кроме того, разрешалось беспрепятственно заготавливать дрова.

После смерти Петра I указы были забыты и, за следующее столетие, было сведено более 22 миллионов гектаров леса. Особенно это коснулось центральных и южных губерний России, где процесс вырубки лесов принял характер экологической катастрофы: степь стала резко продвигаться на север в год по версте, а то и более. В ряде районов изменился микроклимат, участились суховеи и засухи, обострились некоторые социальные проблемы. В ряде центральных и южных губерний (Орловской, Курской, Воронежской) стали вымерзать и засыхать сады.

Русский историк В.О. Ключевский отмечал, что хотя лес и оказывал человеку определенные услуги, снабжал строительным материалом топливом, тем не менее «…Тяжелая работа топором и огнивом, какою заводилось лесное хлебопашество на пали, расчищенной от срубленного и спаленного леса, утомляла, досаждала. Этим можно объяснить недружелюбное или небрежное отношение русского человека к лесу: он никогда не любил своего леса…». Подобным отношением к природе, да хозяйственным укладом русского крестьянина и объясняется, скорее всего, и обеднение видового состава лесов в ряде губерний, и образование обширных пустошей, и высыхание малых рек.

В Европе за 1000 лет средневековья общая площадь лесов сократилась в 3 – 4 раза, и что немаловажно, изменились качественные характеристики оставшихся лесов, широколиственные дубово-буковые леса уступили место хвойным и березовым. Это связано не только с вырубкой лесов под сельскохозяйственные угодья, но и ростом поселков и городов, например, за XII – XIII в.в. в 21 английском графстве появилось более 3500 сел .Леса вырубались и на строительство, и на обжиг угля и на поташ, и что немаловажно – на топливо. Тем более вырубались на топливо и леса в Европейской части России с ее более холодным климатом и более продолжительной зимой.

Русский географ А.И. Воейков отмечал «…Далматия, Герцеговина, Черногория на громадных пространствах покрыты известковыми пустынями… и являются странами, весьма мало приспособленными для жизни человека… Но история показывает нам, что здесь существовали густые леса и что некоторые из них были вырублены не далее как в XV – XVI столетиях, на потребности венецианского флота. Это особенно касается Далматии и соседней части Герцеговины. Затем лесные пожары и неосмотрительные пастбища довершили остальное…».

В безлесных и малозалесённых районах вырубка реликтовых лесов могла приводить к практически полному уничтожению древесной растительности, что вызывало в свою очередь деградацию почвенного покрова, усиливало склоновые и дефляционные процессы, а вырубка пойменных лесов способствовала усилению разливов рек, заболачиванию территории.

Охота долгое время не приносила значительного урона животному миру. Даже загонная охота и охота на ленную птицу (при небольшом количестве населения) не могла резко уменьшить видовой состав животного мира. Истребления животного мира во времена палеолита не происходило, особенно на ранних этапах развития общества, а у некоторых охотничьих народов до сих пор количество добытых животных регламентируется лишь необходимостью в пище и шкурах. Использование туши зверя было полным - от мяса до шкуры, сухожилий, кости, рогов.

При удачной охоте, большом количестве добытого зверя или птицы и рыбы, возможности заготовок (вяление, сушка, замораживание и т.д.) охота могла проводиться и нерегулярно, от случая к случаю. Для ряда современных племен индейцев амазонской сельвы, бродячих собирателей и охотников, для обеспечения пищей группы в 20 – 25 человек, достаточно 1 – 2 часов в сутки. Для живущих в сходных условиях тропических лесов Африки племен пигмеев для обеспечения группы в 15 – 20 человек пищей достаточно 3 – 4 часа в день, и даже бушменам, живущих в экстремальных условиях пустыни Калахари для добывания пропитания достаточно нескольких часов в сутки. Безусловно, что в более суровых условиях жизнеобитания, когда требуется и большее количество пищи, меха и шкур для одежды, обуви и жилища, добывалось большее количество зверя, однако и это не приводило к резкому уменьшению видового и количественного состава животного мира.

Основные проблемы, связанные с истреблением животного мира начались после эпохи географических открытий, когда стали осваиваться территории Северной Америки и Северо-Восточной Азии. Например, после освоения трапперами территории лесной Америки и Канады (конец XVII – начало XVIII века) резко уменьшилось количество бобра, так как и племена лесных индейцев стали добывать больше шкур для торгового обмена, а белые переселенцы вообще хищнически относились к животному миру.

Именно нерегулируемая охота белых охотников, трапперов и фермеров, буров в Северной Америке, Канаде, Южной Африке привела к резкому уменьшению некоторых видов животных или полному уничтожению вида как вообще, так и на определенной территории.

Интенсивная и неконтролируемая охота при освоении прерий Северной Америки европейскими переселенцами и практически полное уничтожение бизонов, целенаправленное уничтожение диких копытных в других районах мира (как якобы конкурентов кормовой базы домашнего скота) и привели в уменьшению видового разнообразия. Однако и эти процессы резко усилились лишь с начала XIX века. Например, в 1810 году популяция странствующего голубя в Северной Америке насчитывала миллиарды особей (в Мичигане только в 1879 году добычей стали около 1 миллиарда голубей!!!), а в 1900 была убита последняя птица. Причем это связано не только с уничтожением птиц охотниками, но со сведением лесов…

До появления европейцев в прериях Северной Америке количество бизонов составляло около 50 – 60 миллионов особей. Индейцы не могли нанести им существенного урона, охотясь с копьями или луком. Но с 1872 по 1874 год белыми переселенцами было истреблено более 5 миллионов бизонов, а к 1889 году осталась всего 1000 особей. Только после принятия американским правительством экстренных мер, поголовье бизонов стало увеличиваться и в настоящее время общая численность бизонов составляет 30000 – 50000 особей (в основном это гибриды различных подвидов).

Ещё Платон, известнейший греческий философ (427 – 355 г.г. до н.э.) писал о том, что истощение почв и иссушение территории Греции связано с разрушающим действием людей. И справедливости ради, следует отметить, что в ряде случаев правители древности принимали определенные меры по сохранности нерестилищ, лесов, птицы и зверя.

Один из первых законов об охране лесов был принят в Вавилоне в XVIII веке до н.э., а законодательные акты, связанные с регуляцией природопользования, относятся ко II тысячелетию до н.э. Согласно выбитым на каменной стеле законам Вавилонского царя Хаммурапи (XVIII в. до н.э.), строгое наказание полагалось за разрушение плотин или арыков, а штраф за рубку фруктового дерева был равен штрафу за нанесение тяжелых телесных повреждений, ведущих к смерти.

В Древнем Китае уже в I тысячелетии до н.э. были задействованы правовые установления по природоохранной деятельности, которые были оформлены в сборниках «Гуань-цзы» (VI - III вв. до н.э.) и «Сюнь-цзы» (III в. до н.э.). В них запрещалось весной убивать молодых оленят и срывать побеги растений, предусматривалось проводить охоту только в определенное время года. Государство должно охранять деревья и растения во время цветения, черепах и рыб - во время кладки яиц и нереста, сохранять болота и высаживать леса по склонам гор для поддержания природного равновесия.

В III веке до н.э. индийский царь Ашока издал ряд законов, касающихся охраны природы. В индийских Законах Ману, действовавших со II в. до н.э. по II в. н.э., порицались торговля природными дарами, зверями, птицами, загрязнение воды и причинение иного вреда природе.

У туарегов Алжира и Мали строго каралось начало выпаса скота ранее созревания трав, большее, чем положено, количество голов скота на единицу площади пастбища, засорение колодцев, рубка деревьев и кустарников.

Древнеримские Законы двенадцати таблиц (V в. до н.э.) предусматривали штраф в 25 медных монет за незаконно срубленное дерево.

Эфиопский законодательный сборник «Фытх Ныгест» запрещал продавать речную рыбу, птицу, диких животных, призывал не препятствовать стоку вод, орошавших поля у подножий гор.

В средневековой Европе «Салическая правда», записанная еще в начале VI века, призывала обеспечивать охрану леса, объявляя рубку опасным для общества деянием. В Англии в XII в. особое «лесное законодательство» учредило статус «заповедных лесов». В том же столетии законы германских княжеств взяли под защиту охотников, «…кроме тех, которые ставят сети и закладывают капканы: эти нигде и никогда не должны иметь мира…».

В «Русской правде», сборнике законов XI века, есть статьи о штрафах за уничтожение бортей (пчелиных роев). В «Статуте Великого княжества Литовского» (1529 г.) четко регламентируется использование охотничьих и лесных угодий, указано на каком расстоянии от бобровой хатки или бортня можно пахать или косить сено, вырубать кусты. В 1557 году великий князь литовский Сигизмунд II издал указ о запрещении лова рыбы в озерах на время нереста. Да и царские лесные угодья, где простым смертным охота была категорически запрещена (вплоть до смертной казни) – это не что иное как заказники или заповедники.

Соборное Уложение 1649 года включало и «нормы» охраны природы. Оно закрепляло деление угодий на общие, царские и государственные (казенные), где запрещалась свободная охота. Строго определялись породы, размер и количество рыбы для царского стола, годовой объем добычи и переработки ископаемых (соли, глины). Оговаривались и орудия лова, что обеспечивало щадящие виды промысла. Частые неводы, железные капканы, пищали для охоты на птиц запрещались. За нарушение этих правил следовали наказания: штрафы, битье батогами и кнутами, а в особых случаях - даже смертная казнь.

На Руси охранялись и засеки (оборонительные укрепления, представляющие собой лесные завалы и непроходимые участки леса) защищавшие от набегов кочевников с юга. Там была запрещена охота и вырубка леса. Тульские засеки (как заказник) существуют до сих пор, хотя вокруг одни распаханные земли.

Так что не стоит обвинять людей прошлого только в хищничестве… Священные рощи и леса, в которых была запрещена охота (или даже вход в них), реки и озера где запрещалась ловля рыбы, служили своеобразными заповедниками или заказниками.

Безусловно, было и другое... Есть данные о резком уменьшении или истреблении некоторых видов животных в Африке во времена владычества Римской империи. Например, есть мнение, что для гладиаторских боев в Африке отлавливались огромные количества львов, слонов, жирафов и т.д. (отметим, что в несколько раз большое количество могло гибнуть при отлове и транспортировке). Есть косвенные данные, что только за один день на арене Колизея было истреблено 5000 животных! Преувеличение это или нет – неизвестно…

Однако окончательно различные подвиды льва исчезли (вымерли или были истреблены?) в V веке н.э. на территории Греции и в XV веке в Малой Азии и Египте, а отдельные особи существовали до середины XIX века в Южной Африке, в конце XIX – начале XX в Атласских горах, Испании (берберский лев), Передней Азии и северо-востоке Индии. В ХХ веке истреблен сумчатый волк на острове Тасмания (правда, есть данные, что отдельные особи еще сохранились), японский волк (в Европе волк и медведь были полностью истреблены уже к XVII веку).

Маори, пришедшие на острова Новой Зеландии около 1000 лет назад, полностью истребили гигантскую птицу моа (около 20 видов), однако, в большинстве случаев не как непосредственный объект охоты, а разоряя гнезда сбором яиц.

Но основные виды фауны были уничтожены после эпохи Великих Географических открытий, начиная с XVI – XVIII века. В XV – XVIII веках было истреблено 10 видов птиц и 9 видов млекопитающих, а в XIX веке соответственно 47 и 19, в XX веке - 44 вида птиц и 25 видов млекопитающих. Т.е. за последние 200 лет человек истребил более 90 видов птиц и почти 70 видов млекопитающих!!! Мореплавателями в XVII – XVIII века был полностью уничтожен века дронт на островах Маскаренского архипелага и гигантский дронт с острова Маврикий, а после экспедиции Витуса Беринга, всего за 27 лет, была полностью уничтожена стеллерова корова – ближайший родственник ламантина и дюгоня, обитавшая на островах открытых Берингом и названных его именем.

Причем исчезновение некоторых видов связано не только с охотой и расчисткой земель под пахоту, но и с появлением завезенных человеком животных, в первую очередь крыс, свиней и собак. На островах Тристан-да-Кунья, крысы, завезённые в 80-х годах XIX века, буквально опустошили острова, на острове Вознесения, затерянном в Атлантическом океане, для борьбы с расплодившимися крысами завезли кошек, но те быстро одичали и истребляли не крыс, а домашнюю птицу и диких цесарок.

Свой вклад в опустошение островов внесли и …козы. Джон Кавендиш, корсар на службе английской короны отмечал, что на острове Св. Елены в 1588 году «...тысячи коз, притом диких, иногда их стадо растягивается чуть не милю…». Одичавшие козы стали проклятием островов и погубили всё живое, уничтожив растительность и даже изменив рельеф.


Идеи о человеке как геологическом факторе возникли в XVII - XIX веке, разрабатывались классиками естествознания Ж. Бюффоном, Ж. Ламарком, Ч. Лайелем, Ч. Дарвином и другими учеными того времени, причем уже тогда подчеркивалась определенная разрушительная роль человека. Однако проблемы взаимодействия человека и природы были и предметом исследований античных мыслителей и философов: Гиппократа, Геродота, Фукидида, Ксенофонта, Платона, Аристотеля, Страбона, Полибия и др. Ещё Платон (437-347 г.г. до н.э.) отмечал, что истощение почв и иссушение территории Греции связано с разрушающим действием людей.

В XV-XVI веках появляются философские утопии Томаззо Кампанеллы, Томаса Мора и ряда других ученых о коэволюционном пути развития человека и природы. В эпоху Реформации в науку вернулись принципы географического детерминизма, которые впервые изложил ученый XVI века Жан Боден.

В XVIII - начале XIX века Жорж Бюффон (1707-1788) и Жан Ламарк (1744-1829) излагали свои взгляды на эволюцию взаимодействия животного и растительного мира, человека и среды его обитания. Во второй половине XIX века американский географ Георг Манш проанализировал изменение природной среды на территории Америки и Европы, связанной с инженерной и хозяйственной деятельностью человека.

Воздействие человека на геосферу известно с глубокой древности, вероятно, первоначально, это были углубления, ямы, небольшие штольни для разработки кремня и минеральных красок, которые затем постепенно углублялись. Недаром одним из современных поисковых признаков месторождений является нахождение в данной местности древних горных выработок - ям, штолен, шахт.

Древнейшими горными выработками являются шахты по добыче кремня, и следы этих горных выработок (часто представляющие собой обычные ямы или небольшие разработки) находят по всей территории Европы от Пиренеев до Белоруссии. На западе Украины известны разработки по добыче кремня в районе Каменец-Подольска (памятник датируется энеолитом, но не исключается его функционирование и в более раннее время, да и последующие исторические эпохи). Известны подобные штольни и около с. Букивка близ Ивано-Франковска, а также возле с. Ланивцы в Борщевском районе Западной Украины. Древние австралийцы уже около 20.000 лет назад добывали кремень в естественной известняковой пещере Коональде длиной в 350 м при глубине входа в виде наклонной шахты 65 метров.

На территории Кшемионки Опатовские в Польше находится около 120 кремниевых шахт каменного века, а шахты с возрастом около 6.5 тысяч лет обнаружены и в Красном селе в Белоруссии и в Спьене (Бельгия). В Нидерландах, в районе Маастрихта известно около 5000 шахт (3150 – 3050 гг. до н.э.) по добыче кремня, глубиной до 15 метров.

Крупнейший из древних медных рудников – рудник в Рудна Главе (Сербия) имеет возраст 6.5 тысяч лет, а глубина горных выработок достигает глубины 18 метров (добыча велась кирками из оленьего рога). В Германии, в Нижней Саксонии, близ города Гослар рудники по добыче свинцовых, серебряных и медных имеют возраст более трех тысяч лет.

Рудники древних шумеров VII – IV тысячелетия до нашей эры в районе Эйлата (северная оконечность залива Акаба) состояли из неглубоких стволов шахт, ведущих к сети узких подземных галерей, тщательно вырытых по ходу рудоносного пласта.

К I – III тысячелетию до нашей эры относится «Железная пещера» (Башкапсара) на Западном Кавказе по добычи медной руды, состоящая из 13 выработок длиной до 60 м и шириной до 30 м, с высотой до 15 метров (здесь же находятся остатки медеплавильных печей и кузниц). В Азербайджане в районе Нахичевани известны и соляные выработки, датируемые I – III тысячелетием до нашей эры. Начиная с XIII века в Европе начинается добыча соли методом растворения в специальных горных выработках - зинкверках.

Каменоломни в Египте были созданы для строительства пирамид около 5 тысяч лет назад и многие из них существуют и в настоящее время (естественно в современных вариантах, как, например, добыча знаменитого белого известняка на правом берегу Нила, используемого в свое время для облицовки пирамид).

На Крите (крито-микенская культура) песчаник добывался подземным способом в каменоломнях Киццуватны (Чёрный Холм, Каратепе).

Рудники по добыче золота, серебряных и медных руд известны на Синайском полуострове и в Нубии (разрабатывались еще в Древнем Египте); в Греции (Лаврион), изучены и рудники Римской империи в Испании и Британии по добыче олова и флюорита.

Более 2000 лет назад были заложены глубокие угольные шахты в Китае, известны шахты по добыче глины на территории Месопотамии (6 – 4 тысяч лет до н. э.). Уральские малахитовые рудники были основаны предпринимателями-заводчиками (в первую очередь А. Демидовым) в XVIII веке и разрабатывались до середины XIX века.

В Средней Азии в 1938 году М.Е. Массоном изучены древние выработки по добыче железной руды близ Термеза в хребте Кугитанг-Тау, а в Северной Фергане (Гава-Сай) сохранились подземные выработки по добыче магнетитовой руды. Серебряно-свинцовые рудники IX – X века н.э. известны на северном склоне Туркестанского хребта, в районе Кан и Гут. Он представляют собой многоэтажные подземные камеры размером от 4х6 до 20х45 метров, соединенные запутанными ходами (шириной от 0.8 до 5 метров), глубина рудников достигала 100 метров.

На территории Европейской части России изучены горные выработки и в районе г. Оренбурга – Каргалы. Это один из древнейших рудников по добыче медной руды (коры выветривания медистых песчаников и сланцев), датируется рубежом от V – III веках до н.э. (ранний бронзовый век) до II тысячелетия до н.э. (поздний бронзовый век). Длина штолен достигает сотен километров, глубина – 42 метра. В XVIII – XIX веках уже нашей эры проводилось доразработка медных руд, и глубина выработок кое-где достигает 80 – 90 метров.

Подземные образования связаны и со строительством подземных городов или ритуальных сооружений (некрополей, церквей, монастырей). Например, в Турции, в Каппадокии, известны многочисленные жилища, выдолбленные в вулканическом туфе, в том числе и подземные города. Существуют «наземные жилища», выполненные в останцах вулканических туфов (выше уровня средней поверхности) и подземные, ниже уровня поверхности. Наземные жилища и церкви весьма многочисленны, их строительство связывают с появлением на территории Каппадокии первых христиан. В третьем веке новой эры сформировалась большая, в основном греческая, христианская община, в IV веке были «построены» первые монастыри.

Подземный город Аджигёль имеет три выхода, подземный город Каймаклы восьмиэтажный, а подземный город Деринкую («глубокий колодец») уходит на глубину до 85 метров (вероятно, он был основан еще в дохристианское время, может быть даже и хеттами). Обнаружено более 1200 помещений, с общей площадью более 4 кв. км. Одновременно в подземном городе могло находиться (по разным оценкам) от 100 до 200 тысяч человек. «Улицы» (ходы) в подземных города узкие - ширина не более 120 см, высота ходов едва достигала 140 – 150 см (это было сделано в целях безопасности жителей – по ходу мог пройти только один человек, разойтись было невозможно, а резкие повороты гарантировали еще большую безопасность). Существовали и своеобразные «двери» – жерновообразные камни, полностью перекрывавшие вход.

Для ряда греческих приморских городов и колоний эпохи античности, особенно находящихся «на краю Ойкумены» и в той или иной степени страдавших от недостатка пресной воды, характерны огромные резервуары для сбора дождевой воды. Например, в Танаисе (III в. до н.э – V в. н. э.), глубина резервуаров могла достигать 5 – 6 метров.

Хорошо известны подземные ритуальные сооружения, например подземные монастыри, храмы, церкви, скиты, мечети и некрополи. Можно привести пример изученных в Западном Казахстане (полуостров Мангышлак) подземных мечетей и некрополей Шопан-ата (XII век н.э.), Ханга-Баба, Караман-ата, Бекет-Ата, Шакпак-Ата, Сейсен-ата, Камысбай.

С первой половины XI века н.э. существует Киево-Печерская Лавра с комплексом подземных сооружений. В Молдавии в Бутученах известен скальный монастырь–скит XV века н.э., а в Цыпово (на правом берегу Днестра) - Успенский пещерный монастырь, датируемый XV–XVIII веками н.э., вырубленный в известняках и представляющий собой сложнейший комплекс келий, переходов, хозяйственных помещений и церкви Успения.

Кроме подземных образований широко известны и «положительные техногенные формы рельефа»: валы, курганы, могильники. Земляные валы известные, в частности в Курганской области, весьма значительны по объемам и протяженности. Например, Черемисский вал в Катайском районе (относящийся вероятно к саргатской культуре III века до н.э. – V века н.э.) достигает длины 1650 м при ширине от 5 до 25 метров и высоте 0.75 – 3 метра. На территории территория Украины и Молдавии известны Змиевы валы (возраст по разным данным VII – V веках до н.э или X – XI веках н.э.) высотой до 16 метров, а протяженностью сотни километров. Вал Адриана, построенный во времена римских завоеваний Британии, имеет длину 130 км, высоту 4.5 метра и толщину до 3 метров. С севера перед валом был выкопан ров глубиной 3 метра и шириной более 10 метров.

В Римской империи 90 тысяч километров дорог являлись магистралями в современном понимании, они были с твердым покрытием, с мостами и туннелями. Аппиева дорога (Рим – Капуи, через Понтийские болота), была построена в IV веке до н.э., имела ширину до 6 метров, и фрагментарно сохранилась до сих пор (11 км этой дороги расчищено). Отметим, что только 14 тысяч километров дороги было проложено по Аппенинскому полуострову, остальные были на территории Европы. А для этого вырубались леса и разрабатывался строительный материал.

При целенаправленном техногенном воздействии формируются и различные погребальные сооружения (курганы, могильники, некрополи, захоронения) – специфические техногенные формы рельефа, хранилища ценной не только археологической и исторической, но и экологической информации.

В ряде случаев погребальные сооружения располагаются вблизи мест жизнеобитания, включаясь и формируя сложные техногенные комплексы: укрепленное поселение (городище, протополис, город) – неукрепленные жилищно-бытовые и хозяйственные комплексы (селища) – погребальные и ритуальные комплексы (курганы, могильники, некрополи, захоронения, подземные церкви и мечети).

По территории Великой степи (от пушт Венгрии до амурских «прерий») разбросаны десятки и сотни тысяч (а может и миллионы) курганов, захоронений и могильных комплексов. Могильники могут включать в себя несколько захоронений, иногда даже несколько десятков могильных ям различной конфигурации, глубины и сложности. Огромное количество могильников (грунтовых курганов) известно в лесной и лесостепной зоне Европейской части, таежных районах и лесостепных районах Западной Сибири, Северном Кавказе, Алтае.

Крупнейшим по площади ритуальным сооружением в настоящее время считается захоронение (усыпальница) Цинь Шихуана (первого императора династии Цинь), датируемая 207 г. до н.э., со знаменитой «терракотовой армией» (8 тысяч терракотовых скульптур воинов). Общая площадь составляет более 2 млн. квадратных метров.

В ряде случаев погребальные сооружения даже формируют. Например, в районе городища Гнездово под Смоленском, датируемого X – XI в.в. н.э., известно несколько групп грунтовых курганов (всего около 5000 курганов). Курганы на данной территории формируют своеобразный «микрохолмистый» рельеф.

В ряде случаев при строительстве курганной насыпи с большой площади, прилегающей к кургану, снимался верхний (в основном гумусовый) горизонт. Таким образом, происходило своеобразное истощение почвы, а в ряде случаев могли и интенсифицироваться эрозионно-склоновые процессы, усиливаться оврагообразование.


Сложность поставленной проблемы очевидна… С одной стороны воздействие человека на экосистему для некоторых исторических этапов и ряда регионов явно преувеличено. Это касается в первую очередь (и в основном) непроизводящих типов хозяйствования (охоты, собирательства, примитивного земледелия), а в ряде случаев и кочевого скотоводства. С другой стороны, человек за длительный период своего «владычества» столь сильно видоизменил и трансформировал экосистему, что даже по истечению нескольких тысяч лет мы наблюдает следы этого воздействия.

Основная проблема, попытка постановки которой и была заявлена в данной работе - это найти основные точки соприкосновения, взаимодействия человека и природы в древности. Кто он был, человек? Хищник, уничтожавший на своем пути все живое? Или все-таки созидатель, трепетно, бережно относящийся к природе, зная, что малейшее вмешательство в ее деятельность, нарушение коэволюционных связей взаимодействия человека с окружающим миром способно нарушить хрупкий баланс и привести к тому, что природа рано или поздно «отомстит»?

Четкого ответа на это вопрос пока нет… Дальнейшие фундаментальные исследования, применение различных научно-естественных методов, вероятно в ближайшем обозримом будущем позволят ответить на этот вопрос.

Ноосферное развитие современной цивилизации привело к тому, что человечество уже не мыслит своего существования (да и не может существовать) без огромного количества различных искусственных (техногенных) материалов применяемых в строительстве, промышленности, быту. И мы уже понимаем ноосферу не как коэволюцию, не как взаимопроникновение и взаимодействие человека и природы, а исключительно как воздействие человека на экосистему.

Наша Цивилизация живет и существует в мире «техногенеза», и, несмотря на многочленные экологические программы (как государственные, так и частные), призывы различных экологических организаций и экологов, правительств различных стран к уменьшению техногенного воздействия на биосферу, атмосферу, гидросферу, геосферу, литосферу и педосферу планеты Земля, особых улучшений нет, и скорее всего не предвидится. Интенсивное развитие промышленности и транспорта, увеличение свалок, проблемы урбанизации, деградация педосферы и ряд других проблем – это следствие техногенеза. И мы уже не в состоянии прекратить техногенное развитие общества, и можем лишь наблюдать или делать попытки (весьма слабые) минимизации техногенного воздействия.

Поделиться
Комментировать

Популярное в разделе «Авторские колонки»