Такие же, как все

Интервью газете "АиФ-Ярославль"


- Почему слово «инвалид» у нас звучит как обидное? Почему ярославцы сторонятся инвалидов?


Ну, слово «инвалид» и во всем─то мире звучит не слишком благозвучно, особенно если разобраться в его исконном значении. 

Если посмотреть Владимира Даля, то это «неспособный к службе за увечьем». То есть, грубо и прямо, «нахлебник». Отсюда и отношение к тебе именно, как к нахлебнику. С другой стороны, кому хочется в нахлебники? В результате, быть инвалидом у нас стыдно. Поэтому сами инвалиды и шарахаются от одного слова, особенно кто помоложе. Но дело даже не в слове. Если инвалидов переименовать в «людей с ограниченными возможностями здоровья», то ничего не изменится. И пока, в первую очередь, сами инвалиды этого не осознают, всё останется по─прежнему. Потому что быть нахлебником легче: просто сидишь с протянутой рукой и ждешь, когда кто─нибудь чего─нибудь тебе, убогому, подаст. А вообще─то, как выражаются врачи, здоровых нет ─ есть недообследованные. Так что никто не застрахован…

- Чиновники глухи к их бедам? А как относятся врачи к таким «трудным» пациентам? Тоже без жалости и сочувствия, как к «лишним» людям?


Знаете, у нас много стереотипов, в том числе и среди самих инвалидов. На деле, те же чиновники относятся к инвалидам отнюдь не хуже, чем ко всем прочим. Но и не лучше. В этом, наверно, и суть проблемы. У нас каждый гражданин, обратившийся в любую инстанцию, инвалид он или нет, тут же начинает чувствовать себя в положении человека, бьющегося башкой о стену. В этом смысле можно говорить о том, что у нас вообще все люди лишние, потому что только мешают работать. И вот если бы людей не было, то система работала бы идеально. Но тут появляются конкретные живые люди, и всё портят, понимаешь.

И врачи к инвалидам относятся точно так же, как и ко всем прочим. И о каком─то «особом» бездушии говорить тут вряд ли уместно. Если у врача по нормативу десять минут на больного, то какая разница, инвалид ты или нет? Ему, бедолаге, успеть бы бумажку отчетную заполнить.

- Много ли у нас в области людей с ограниченными возможностями? (не обязательно точные цифры, лучше по возможности сравнить с другими регионами РФ или даже странами)


Еще один наш стереотип в том, что считается, будто инвалидов «у нас» куда больше, чем «у них». Так вот, как раз «у них» граждан, официально признаваемых «людьми с ограниченными возможностями здоровья», не в пример больше. В среднем по России на сегодня где─то около 13 миллионов поставленных на учет инвалидов, то есть каждый десятый. Причем эта общая численность непрерывно снижается. Во всяком случае, по официальной статистике. Вызвано это в первую очередь тем, что в любой госпрограмме, финансируемой из бюджета, аккурат снижение процента инвалидности, особенно первичной, является главным отчетным показателем. От чего, естественно, зависит и оценка работы соответствующих инстанций. Иначе тебе попросту денег не дадут и могут даже поставить вопрос о неполном служебном соответствии. Понятно, что при таких условиях инвалидность снижается. Куда она денется? И дальше будет снижаться.

У нас в Ярославле не так давно приключилось некое громкое дело с врачом, который за взятку оформлял инвалидность. Бог с ним с врачом, но ведь сам сюжет каков: чтобы стать инвалидом, надо еще и взятку дать. В результате, процент и снижается.

В целом, в родной Ярославской губернии на сегодня около 140 тысяч человек, официально числящихся в инвалидах. Где─то 11 процентов. То есть, примерно так же, как и во всей России. Просто окружающая среда в нашей губернии загажена побольше, чем в большинстве окружающих регионов, отсюда больше и диагнозов соответствующих.

Если сравнивать с другими странами, то в России вообще процент инвалидов едва ли не из самых низких в Европе. Самый высокий в Финляндии ─ аккурат треть населения ходит в инвалидах. В Швеции двадцать, у остальных ─ в диапазоне от двадцати до тридцати процентов. А в России 10. Свидетельствует это только об одном. Сама государственная система у нас выстроена таким образом, чтобы уменьшить количество признанных государственными органами инвалидов. Минздравсоцразвития разрабатывает программы, направленные на ужесточение учёта числа инвалидов. Чиновники это называют, правда, иначе – «совершенствование учёта инвалидов». Не надо быть экспертом, чтобы понять, что государство просто хочет сэкономить на своих гражданах, инвалидах.

- Как, по вашему мнению, справляются ярославские санатории с лечением и реабилитацией инвалидов? Их достаточно для всех - и обычных людей с проблемами здоровья, и инвалидов? Почему властям невыгодно содержать такие санатории, как «Скобыкино»? Кстати, что теперь имеют больные дети вместо него?


Просто один конкретный пример. В прошлом месяце по иску прокуратуры Кировского района Ярославля была выдана путевка женщине─инвалиду, если не ошибаюсь, в «Красный холм». Путевки этой она добивалась с 2011 года. Отказывали, естественно, «в связи с отсутствием финансирования». Вот и все. Недаром говорится, «у нас инвалиду нужно иметь лошадиное здоровье». Иначе не пробьешь эту стену.

Но тут дело даже не в том, что она инвалид. Ровно то же самое можно сказать о любых, как вы выразились, «обычных людях с проблемами здоровья». И если, по другой вашей формулировке, «властям невыгодно содержать такие санатории, как «Скобыкино», то это не от их сугубой вредности, а потому, что сейчас вообще «невыгодно» содержать любое бюджетное учреждение: от детских лагерей до больниц. В результате происходит, как уже поминалось, «оптимизация». В том числе и в здравоохранении. Сокращается количество врачей─специалистов в муниципальных поликлиниках, количество пресловутых «койко─мест», бесплатных лекарств не достанешь и т д. Опять же, «в связи с отсутствием финансирования», как известно.

Что теперь имеют больные дети? Ну, можно в любой федеральный санаторий, в Москву на курс реабилитации, в Петербург. В Пятигорске, Анапе специализированные центры. Если, конечно, у родителей сотня─другая тысчонок отыщется. А поскольку едва ли не большинство детей с тем же ДЦП живут, как деликатно выражаются, в неполных семьях, то можно судить о платежеспособности ярославской матери─одиночки. Вот это и имеют.

- Нужен ли в Ярославской области реабилитационный центр для инвалидов, детей или взрослых? Для чего и почему? Может, это «пустая блажь» при нынешнем-то дефиците бюджета, пустой казне?


Конечно. Бюджет─то напряженный. Вон в муниципалитете Ярославля еле наскребли 20 миллионов депутатам на карманные расходы. Причем нашли буквально за пять минут. В остро дефицитном бюджете города. На эти деньги из того самого аварийного пищеблока в «Скобыкине», из─за которого этот санаторий в основном и прикрыли, можно было бы первоклассный ресторан соорудить. Да оно понятно, что бюджеты разные. Там областной, здесь муниципальный. Зато народные наши избранники одинаковые. Просто это к слову о приоритетах, о том, что у нас сегодня считается первоочередным. И тут уж нет партийных различий: в оппозиции ты или в партии власти – своя рубашка к бюджету ближе…

А больные дети на демонстрацию не пойдут, им бы до туалета добраться. Да и матери некогда, они и так как лошади загнанные. Так что зачем им центр? Сидят по домам, ну и пусть сидят. Нечего блажить, понимаешь. Вот такая у нас «загогулина».

- На что сегодня еще жалуются ярославские инвалиды?

Да, в основном, а то же самое, на что и все. Пенсии, ЖКХ, рост цен, особенно на лекарства, здравоохранение. Просто у инвалидов эти проблемы усугубляются. Если уж «обычным людям» трудно попасть на прием к специалисту в муниципальной поликлинике, то можно представить, чего стоит, скажем, лежачему инвалиду вызвать его на дом. Что до собственно «инвалидных» проблем, то можно выделить три. Во─первых, медико─социальная экспертиза. Во─вторых, технические средства реабилитации. В─третьих, доступная среда. Понимаете, у нас инвалиду много чего положено, гарантировано и доступно. Но если попытаться этими гарантиями воспользоваться, то буквально не выход из дома обнаруживаешь, что всё это ─ где─то там, у кого─то другого, среднестатистического инвалида. Которого ты никогда не увидишь и в число которых никогда не попадешь. Вот и ходит по Ярославлю пустой какой─нибудь низкопольный автобус для тех же колясочников, до коего этому колясочнику в жизни не увидеть. Потому что ему не выбраться из своей квартиры на пятом этаже «хрущевины» без лифта…

Поделиться
Комментировать

Популярное в разделе «Авторские колонки»