Смерть по вызову

Мы не можем ждать милостей от медицины после того, что сами с ней сделали.
Самое страшное в приключившейся недавно истории со смертью 19─летней женщины, ставшей следствием приступа астмы, это то, что в ней нет виноватых. То есть, все действовали строго в рамках соответствующих инструкций, а человек умер. Мать двоих детей. А виноватых нет. 
Можно, конечно, обвинить во всем «скорую медицинскую» и на том успокоиться. Собственно, аккурат так у нас и происходит в подобных случаях. Всегда у нас в конце концов отыскивается какая─нибудь нерадивая медсестра, не в то место иглу воткнувшая. Или, как в данном случае, слишком уж дотошный диспетчер, устроившая форменный допрос 10─летней девочке, которая просто не в состоянии была толком отвечать на вопросы рядом с умирающей на её глазах старшей сестрой. 

В конце концов разгоряченное водкой и закипевшим разумом воображение обывателей достигло степеней даже и уголовных: дошло до стрельбы по машине «скорой», а на прибывавших по вызовам врачей вываливались положенные ушаты оскорблений и прямых угроз. Словом, очередная кампания по выявлению приснопамятых «врачей─убийц» развернулась во всей широте привычной нашенской дури.

Но зачастую самое простое объяснение случившегося отнюдь не является и самым верным. На самом деле всё зашло чересчур далеко, чтобы можно было удовлетвориться привычным для нашей бюрократии «наказанием виновных вплоть до оргвыводов». Потому что ситуация в медицине России сегодня прямо─таки запрограммирована на повторение подобных трагедий и в последующем.

Все последние годы наше здравоохранение бросает из одной реформы в другую. При этом, естественно, не успевают закончить одну, как выясняется, что «под угрозой срыва» уже совершенно другая, которую ввели, не дождавшись результатов предыдущей.

Точкой отсчета здесь можно считать низведение медицины в графу «Сфера услуг». Соответственно, и тех же врачей приравняли к работникам прилавка или сантехникам. То есть, какая─нибудь «скорая медицинская», вызванная к умирающему, формально у нас теперь ничем не отличается от «аварийки», призванной перекрыть потекшую не в ту сторону канализацию.

Вообще, медицина сегодня ─ это обычное бюджетное учреждение, функционирующее по законам той самой «сферы обслуживания», куда с нашего молчаливого согласия её засунули. В целях, вестимо, «оптимизации бюджетных расходов». В результате развернулась прямо─таки кампания по сокращению всего «излишнего»: знаменитых «койко─мест» в больницах, ставок врачей─специалистов, провернули пресловутую «монетизацию льгот», повели решительную борьбу за снижение количества инвалидов в стране путем неуклонного усложнения бюрократических процедур по признанию человека этим самым инвалидом.

Кроме всего прочего, любая, прости господи, оптимизация бюджетных расходов в наших чересчур специфических условиях неизбежно приводит к обвальному увеличению отчетной и прочей документации. Не то что на каждый чих, но и на каждую бумажку, разрешающую этот чих, требуется теперь еще одна бумажка, разрешающая разрешить предыдущую разрешительную справку. 

Если при этом еще напомнить, что и раньше наши врачи не испытывали недостатка во всяческой писанине, то нынешние завалы всяческих формуляров и прочих бумажек обязательной отчетности превысили уже не то что пределы разумного, но и просто физические возможности подвергнутых новациям медиков.

Словом, посадив в кресло министра здравоохранения бухгалтера и устроив чехарду с переподчинением больниц то одному департаменту, то другому, недообследованная общественность с интересом стала ожидать результатов всей этой реформаторской вакханалии. И дождалась. 

Почему─то наша бесплатная медицина с каждой последующей новацией конкретному пациенту становилась все более платной. То есть, вроде никто бесплатную «медицинскую услугу» не отменял, она так и осталась в списке, но просто деньги из тебя так или иначе вытрясут. Потому как если на какую─нибудь консультацию или обследование тебе предлагают вставать на очередь за несколько месяцев вперед, то ты как─то сразу понимаешь, что имеешь шанс попросту не дотянуть до начала лечения. И достаешь из дырявого кармана все, что там еще оставалось. Чтобы тебе сделали то же самое, но за очень отдельные деньги. Зато тебя записывают на завтра, а значит и шансы на выживание значительно повышаются.

Самое странное, что этим вполне закономерным плодам дел рук своих мы как─то уж слишком искренне удивляемся. А чему, собственно, дивиться─то?

Если у врача на приеме сорок человек, то поневоле вспоминается бессмертная мудрость бывшей безвестной труженицы бывшей совторговли: «Вас много, а я одна. Не разорваться же мне!». Тем более главное уже не вылечить, а правильно заполнить все бесчисленные бумажки по формулярам отчетности. В данного конкретного пациента со всеми его болячками вглядываться особо некогда, иначе те, что в коридоре, своей очереди не дождутся вообще.

Со своей стороны, пациенты сегодня относятся к медикам так, как некогда к продавщице гастронома, когда колбаса кончалась аккурат за три человека до тебя. Потому как если просидеть в поминавшемся коридоре часов эдак от трех до пяти, то как еще он на тебя будет смотреть? Он вроде и понимает, что доктор в сущности не виноват, но ему─то от этого не легче. А потому в любой «острой» ситуации, к которой можно пристегнуть медиков, с готовностью верит любой сплетне о «жуликах в белых халатах».

С той же «скорой медицинской» сегодня ситуация доведена до того, что количество вызовов в смену исчисляется десятками, причем значительное количество этих вызовов приходится либо на пьяных идиотов, желающих покуражиться, либо на просто мнительных, а то и скучающих граждан, которые руководствуются принципом «А чего бы и не вызвать?» Чай, не переломятся… И здесь удивительно уже не то, что они приезжают через два часа, а то, что приезжают вообще.

И лишь когда приключается очередная трагедия, наподобие недавней смерти 19─летней девушки, не дожившей до приезда реанимации, взбудораженная общественность начинает бурно возмущаться. Впрочем, обычно виновные быстро отыскиваются или назначаются, так что можно поскрежетать зубами и еще более увериться во мнении, что «все они там такие». 

В результате все эти бури в стакане воды не приводят ни к каким реальным последствиям. «Оптимизировали и будем оптимизировать дальше!», ─ отважно заверяют высокие чины от медицины. Хотя куда уж дальше─то?
Поделиться
Комментировать

Популярное в разделе «Авторские колонки»