Разговор на отвлеченную тему

Давно хотелось поговорить на тему, которая может показаться достаточно неожиданной и отвлеченной.

Но действительно хочется еще раз обратить внимание на некоторые аспекты воспитания у наших школьников такого «несовременного», по мнению многих, сегодня чувства милосердия и сострадания к тем, кто слабее и нуждается в нашей помощи.

А поскольку в начале июня отмечается День защиты детей, то речь пойдет о проблемах детей─инвалидов. В частности, о том, почему с таким трудом пробивает в наши школы различные формы так называемого инклюзивного образования. Инклюзивное образование предполагает обучение детей с ограниченными возможностями здоровья не в специализированном, а в обычном учебном заведении.

Ребенок с ограниченными возможностями здоровья (ОВЗ), учась в специальном учреждении для инвалидов, изолирован от реального общества, что еще больше ограничивает в развитии. Он, как и любой другой ребенок, нуждается в образовании, воспитании и общении со сверстниками. Инклюзивное образование дает возможность детям с особенностями развития ходить в обычные школы и учиться вместе с другими детьми.

С другой стороны, как свидетельствует опыт, у здоровых детей, проходящих через инклюзивное образование, появляется больше сочувствия, сопереживания и понимания (психологи называют это эмпатией), они становятся общительными и терпимыми, что особенно актуально для общества с крайне низким уровнем толерантности. Инклюзивное образование резко снижает иерархические проявления в учебном коллективе.

Определенным поводом к затронутой теме послужила, может быть, прошедшая недавно у нас в Сочи прошла Паралимпиада, на которой российские атлеты с ограниченными возможностями выступили прямо─таки триумфально. К тому же подошел к концу очередной учебный год, и многим родителям детей─инвалидов опять предстоят нелегкие раздумья о путях получения образования своих сыновей и дочерей.

На сегодня в мире существуют вполне определенные критерии, по которым судят об уровне цивилизованности общества. И одним из основных таких критериев служит отношение государства к наиболее беззащитным его гражданам. То есть, к детям, старикам, инвалидам.

Начать с того, что не может считаться нормальным то общество, где в XXI веке всерьез приходится доказывать, что инвалид – «такой же человек». Или даже совсем уж по-дикому: инвалид – «тоже человек».

Собственно, сама постановка вопроса таким образом может служить наглядным подтверждением того, что в определенном плане общество наше недалеко ушло от первобытно-общинных нравов. Ну, если поближе, то уже в легендарной Спарте больного новорожденного сбрасывали с обрыва. В целях, естественно, сбережения высокого качества генофонда общества.

Но что в итоге? На какой обочине истории затерялась та Спарта со всем своим несравненным генофондом?

Почему такое неизгладимое впечатление произвел в свое время на весь мир фильм «Легенда о Нараяме». В котором рассказывается о некой забытой Богом и людьми японской деревушке, где стариков сыновья относят на вершину горы Нараяма умирать от голода и жажды. Чтобы семье не кормить лишний рот ставшего бесполезным в хозяйстве родителя. И смысл фильма раскрывается в заключительных кадрах, когда любящий сын уже отнес мать на смерть, возвращается домой и вдруг новыми глазами смотрит на своего сына. Понимая, что когда─то и он отнесет на ту же гору уже его самого. И как ему жить с этим вот осознанием неизбежного будущего? Мне страшно. А вам?

Фашизм начинается тогда, когда в обществе становятся возможными дискуссии о допустимости умерщвления людей неизлечимо больных либо безнадежных инвалидов. Уж точно не приносящих ни родным, ни обществу никакой ощутимой пользы. Но, напротив, требующих постоянной и обременительной для окружающих заботы о себе. Зачем они нам?

И впрямь, зачем? Ведь они уже не станут полноценной рабочей силой ни при каких достижениях науки. А вот этот ребенок-инвалид легендарного стакана воды старикам-родителям уж точно не подаст. И зачем тогда мучения матери, света белого не видящей, потому что этого несчастного нельзя оставить ни на минуту? Почему не бросает муж прикованную к постели жену, которую полюбил когда-то жизнерадостной красавицей? Почему?

Почему с таким трудом пробивает дорогу в наши школы помянутое инклюзивное образование, давно ставшее привычным практически во всех сколько-нибудь развитых странах? При этом уместно подчеркнуть, что против этого резко выступает большинство родителей. Можно еще раз обратить внимание на то, что против не сами школьники, но именно их родители.


В результате по данным Росстата при общем количестве детей-инвалидов 590 тыс. человек, получают образование 250 тыс. детей-инвалидов. Из них 140 тыс. детей обучаются в общеобразовательных школах, 40 тыс. детей на дому и только около 70 тыс. детей в системе специального образования. Число детей-инвалидов школьного возраста (7-18 лет) Росстатом не учитывается. Исходя из того, что приблизительная оценка количества детей-инвалидов школьного возраста составляет 450 тыс. детей, можно сделать вывод о том, что примерно 45% (200 тыс.) детей-инвалидов школьного возраста не обучаются.

Между тем Закон Российской Федерации "Об образовании" закрепил в качестве принципа государственной политики "адаптивность системы образования к уровням и особенностям развития и подготовки обучающихся, воспитанников" (п. З ст. 2 Закона).

В этих же целях Закон установил государственные гарантии прав граждан с отклонением в развитии (с ограниченными возможностями здоровья) в области образования, закрепив в качестве основной гарантии обязанность государства создавать "гражданам с отклонениями в развитии условия для получения ими образования, коррекции нарушений развития и социальной адаптации на основе специальных педагогических подходов" (п. 6 ст.5 Закона).

Сегодня «лишними» признаются самые беспомощные, а завтра кто? Сегодня все эти дискуссии относятся к «бесполезным» инвалидам и старикам, а кого будем «выбраковывать» завтра?

Самое безнравственное в том, что этот, так сказать, утилитарный подход к ценности жизни другого человека наши дети, что называется, впитывают с самых младых ногтей. И уже «на выходе» мы получаем случаи издевательств над одноклассниками, презрение к слабым и немощным, готовность ради сиюминутного успеха пойти на любую подлость.

И в преодолении именно этого «синдрома бездушия» видится одна из основных воспитательных задач нашей школы. В «прививке» убеждения в самоценности жизни как таковой. В воспитании умения и желания откликаться на боль другого, ближнего и дальнего. И все мы должны делать всё от меня зависящее для решения именно этой задачи. Потому что нужно это не только детям с ограниченными возможностями здоровья но именно всему нашему обществу в целом.

Поделиться
Комментировать

Популярное в разделе «Авторские колонки»